Три миллиарда в степи, или Как Мирзиёев с "Лукойлом" завод строили

В Бухарской области всего за два года "Лукойл" совместно с коллегами из Узбекистана и несколькими зарубежными компаниями построили современный газоперерабатывающий комплекс мощностью свыше 8 миллиардов кубометров газа в год. Об этом оазисе технологий в пустыне, а также о новых узбекско-российских энергетических планах читайте в репортаже Sputnik.

На сотни километров вокруг — пустота. Конечно, не в прямом смысле, а в человеческом — барханы, саксаул, змеи, унылый пейзаж и ни души. И посреди это безмолвия — одно из самых современных предприятий Узбекистана — Кандымский газоперерабатывающий комплекс. Как открывали в центре пустыни объект, где живут и работают две тысячи человек, — в репортаже корреспондента Sputnik Узбекистан.

Все дороги ведут в Бухару

Одни из самых сильных своих впечатлений люди испытывают, оставаясь один на один с природой, в тысяче километров от цивилизации. Вполне понятно, почему сегодня огромной популярностью, особенно у европейцев, уставших от своих каменных джунглей, пользуются экстремальные туры, когда тебя вывозят в тайгу или степь и забывают о твоем существовании на пару дней.

Тем не менее сложно понять, чем раньше руководствовались люди, строя города в центре степей и пустынь. Еще сложнее становится, когда попадаешь в один из таких городов — в Бухару, через которую лежал наш пусть на Кандым. Так как делегации собрались на открытие долгожданного предприятия заранее, у журналистов и гостей было время познакомиться с этой жемчужиной Востока.

Священный город, как его называют местные жители, много повидал за свои две с половиной тысячи лет, и кажется, здесь каждый кирпичик способен рассказать свою историю.

Бухара встретила нас проливным дождем. Серое небо, озабоченные и спешащие куда-то люди, даже знаменитый старый город показался сплошным нагромождением кирпича и камня.

Сразу запомнился один штрих — это город далеко не узбекский, а таджикский. Наш сопровождающий из Ташкента несколько раз обращался к проходящим людям на узбекском языке с просьбой подсказать, как пройти в отель. Но те как будто не замечали его. Тогда в ход пошел наш русский — и нам не только рассказали, куда идти, но и практически довели до дверей.

На следующее утро вышло солнце, и Бухара показала все свои настоящие краски. Уже с утра тесные улочки старого города были забиты туристами. Очень странная картина — немцы, французы, итальянцы, китайцы и японцы, но все сплошь старики. Складывается ощущение, что попал в этакий дом престарелых, которые с важным видом рассматривают узбекские безделушки, но практически ничего не покупают, экономя каждый евро.

Пара потешных пожилых немцев перемерила, наверное, штук семь непонятных шуб, сделанных из каких-то шкурок, очень похожих на искусственные. Продавец бойко что-то объяснял им на немецком, по жестам чисто кавказец — "мамой клянусь, что настоящая". Не знаю, купились ли они на эту экспрессию, но вид у шубейки был как со столичного рынка Бек-Барака.

В целом эти торговые ряды вызывают определенный диссонанс — маленькие уютные лавочки, какие-то поделки, ножи, где-то даже это все делается на усладу глаза туристов своими руками. Но начинаешь смотреть пристальней, и все теряет свою аутентичность, превращается в масс-маркет, платки производят в массовом порядке на этом заводе, керамику — на том.

Зато в торговых рядах рядом с Ляби Хауз обитает забавный старичок. Идем, никого не трогаем, вдруг оклик — "Привет, Москва". Какой-то хаотично одетый пожилой человек в странном чапане, с виду сшитым из различных кусков ткани, идет сквозь толпу и здоровается со всеми иностранцами на разных языках, балагуря и смешивая английский, русский, французский и другие языки.

В пустыню, страшновато

Чтобы добраться до Кандымского газоперерабатывающего комплекса, стоимость которого превышает 3,4 миллиарда долларов, приходится преодолеть более сотни километров по степям и пустыне. Казалось бы, чего страшного, если ехать через эти суровые просторы на микроавтобусе. Конечно, когда этот однообразной пейзаж мелькает за окном, все нормально. Но вы попросите остановить авто, отойдите от дороги, которую иногда даже сложно так назвать из-за обилия ям и выбоин, метров на 20.

Кругом, куда ни глянь, песок, где-то выступает соль, странные склонившиеся к земле сухие растения, словно пережившие вселенскую катастрофу. Дует какой-то странный и пронизывающий ветер, он даже гудит здесь по-своему, словно гонит отсюда чужаков. В общем, лучшего места для фильма о постапокалипсисе найти, пожалуй, сложно.

Где-то рядом за барханами строители прокладывают железную дорогу в направлении комплекса. Условия не самые приятные, в пустыне ночью холодно, а днем можно заработать солнечный удар. Видимо, поэтому работы идут ни шатко ни валко, по крайней мере, так это видится со стороны.

При этом и сами строители, и их техника выглядят крайне гармонично в этой пустыне, словно герои этакого "Безумного Макса". Какая-то чудаковатая одежда, собранная из различных видов спецовок, странные приспособления на голове, защищающие от солнца. Всю эту картину дополняет старый железнодорожный вагон, в котором передвигаются рабочие.

Спустя около полутора часов пути появляется гигантский промышленный комплекс, он буквально вырастает в степи. И выглядит он несколько странно — ожидаешь здесь чего-то космического, но нет, все компактно, скрыто от посторонних глаз. Только попадая внутрь, понимаешь, сколько сил и средств было вложено в проект.

Местная специфика

Отдельная тема — безопасность. Открывать комплекс приехали первые лица — президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев и группа узбекских чиновников высокого ранга, а также министр энергетики России Александр Новак и глава "Лукойла" Вагит Алекперов. Десант из российских журналистов, высадившийся на узбекской земле, крайне заинтересованно поглядывал в окна, когда возле каждой мало-мальски значимой дороги или перекрестка стоял милиционер.

Еще один показательный случай произошел по дороге к комплексу. Водитель авто, местный житель, не смог с первого раза назвать россиянам премьер-министра, а также не знал, как правильно пишется фамилия президента. Он потом оправдывался, что многие узбекистанцы лучше знают российских политиков, чем местных.

Другая комичная история ждала нас уже перед входом в пресс-центр. Сотрудники охраны президента наотрез отказывались пускать российских журналистов на церемонию открытия с телефонами, лэптопами и планшетами. Для представителей прессы, привыкших с телефона писать молнии в редакции прямо с выступлений, это было шоком. Но пришлось подчиниться, тем более что вход в здание караулила милого вида собачка с зубами такого размера, что с ней, в отличие от ее хозяев, спорить не хотелось.

В итоге сошлись на том, что хотя бы на территории медиацентра можно использовать ноутбуки и планшеты, но на церемонию ни-ни.

Главных лиц церемонии ожидать в зале пришлось минут 30, видимо, в это время обсуждались новые крупные проекты уровня Кандымского ГПК, что отчасти подтвердилось в речи президента. Журналисты в ожидании развлекались как могли, пытаясь понять, что за огромный стеклянный ящик с песком стоит в центре зала.

Казалось бы, это будет обычная официальная церемония, где все уже все знают, все сказано давно и осталось только дождаться результата. Но это только казалось.

После подобающих моменту дежурных и высокопарных слов Шавкат Мирзиёев огорошил всех присутствующих, заявив, что уже до конца года Узбекистан планируется подписать с Россиейдокумент о начале строительства первой атомной электростанцииво всем Центрально-Азиатском регионе. При этом интересно, что в опубликованную расшифровку речи главы государства эти слова не вошли. Секретничают, не иначе.

Удивил журналистов и глава Минэнерго РФ Александр Новак, отметив, что страны вышли на завершающий этап по заключению межправительственного соглашенияпо прокачке российской нефти в Узбекистан. Если планы реализуются, то республика в скором времени заживет с дешевым электричеством от АЭС и качественным бензином из российской нефти.

Апофеозом церемонии стал тот самый пресловутый стеклянный ящик с песком. Когда Мирзиёев, Новак и Алекперов нажали огромную символическую кнопку в центре зала, песок из ящика стал сыпаться куда-то вниз, открывая всему миру новый Кандымский ГПК.

Автор
Рамиз Бахтияров
Автор фотографии
Рамиз Бахтияров

Статьи

ММК: металлурги РФ полностью удовлетворяют потребности отечественного автопрома

Отечественные металлурги полностью удовлетворяют потребности российского…

Магомедов решил вслед за НМТП продать долю в «Трансконтейнере»

Арестованный Зиявудин Магомедов, который недавно продал долю в НМТП, собирается…

«Евразия» не отступает

Как выяснил “Ъ”, несмотря на сокращение до минимума некогда амбициозной…

FESCO продаст 25% «Трансконтейнера». Как отреагируют акции?

Председатель совета директоров FESCO сообщила, что в ближайшее время группа…

Белгородский Яковлевский рудник продают за 7 млрд рублей

В такую сумму были оценены акции АО «Яковлевский ГОК». Аукцион по продаже…

Росавтодор планирует реконструировать дальние автоподходы к мосту в Крым со стороны Краснодарского края

Федеральная трасса общего пользования А-289 от Краснодара в направлении…

Аналитика

Угольная пыль на Уссах?

Как полный тезка сына губернатора Красноярского края Александра Усса связан с…

Кобылкин развяжет мусорную "войну"?

Минприроды разработало план создания государственной компании, которая будет…

Аварийный слив

Через пять-шесть лет, а возможно, и раньше мы все окажемся совсем в другой…

Миру срочно нужна нефть — но Россия достигла своего предела

Вагит Алекперов — человек довольно открытый и прямолинейный. В интервью…

Шанс Вексельберга: снимут ли с миллиардера санкции

Предприниматель намерен обжаловать решение американского Управления по контролю…

Бдительная фрау Хоффманн не дала обмануть доверчивого Романа Абрамовича

Финдиректор второй жены израильского репатрианта  Романа Абрамовича обвиняет …

Золотой лед. Ледокол «Лидер» обойдется бюджету в 99 млрд рублей

Судоверфи «Звезда», которую строят под Владивостоком «Роснефть» и Газпромбанк,…

«Альфа-Банк» идёт на три буквы

Слухи о том, что «Альфа-Банк» могут продать другому крупному игроку появились в…

Бизнес, попавший под санкции, может получить льготы

Предложения поддержать налоговыми послаблениями бизнес, попавший под санкции,…

Ресурсная федерация. Сохранит ли Россия лидерство на рынке нефти

Сегодня Россия — крупнейший добытчик нефти в мире, но в долгосрочной…

Хватка Путина. США выделят ЕС $1 млрд для защиты от российского газа

Вашингтон призывает Европу противостоять «пагубному влиянию» Москвы, которая…

Вся российская экономика рассчитана на худшие сценарии

Новые санкции? Готово. Падение цен на нефть? Готово. «Ну, что там у вас еще…

Бриллиантовые шпалы

Театр одного актера в действии: скандально известная компания "Русагротранс"…

Токсичные люди

ФБР наложило арест на нью-йоркский таунхаус, который принадлежит российскому…

Лихой поворот. Как Игорь Сечин поссорился с Вагитом Алекперовым

Принадлежащая «Роснефти» компания «Башнефть» обвиняет «Лукойл» в завышении…