Пётр Авен: «Нужно сокращать долю госсектора»

В кризисное время нужно спасать банковскую систему и резервы, а не урезать и не замораживать зарплаты и пенсии.
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star

В кризисное время нужно спасать банковскую систему и резервы, а не урезать и не замораживать зарплаты и пенсии. 

А чтобы столкнуть с «мертвой точки» инвестирование в отечественные предприятия, их владельцам необходима уверенность в собственном будущем. Своим мнением по данным вопросам поделился с resfo.ru Пётр Авен, член совета директоров Альфа-Банка, председатель совета директоров ABH Holdings S.A.

— Пётр Олегович, вы сказали, что сырьевой цикл завершился пару лет назад, и нам придется очень долго жить при низких ценах на углеводороды. Чего ожидать в связи с этим?

— Нефть перестает быть дорогим товаром, и нефтяная эпоха заканчивается. Может быть, будут еще всплески цены, но в целом цена нефти будет стремиться к себестоимости. Связь нефти и ВВП устойчиво падает. Поэтому модель, основанная на надежде на высокие цены на нефть, уже в прошлом. Нефть стала менее значимым, воспроизводимым товаром в связи со сланцевой революцией. И поскольку себестоимость сланцевой нефти будет идти к $ 20, то цена на прочую нефть повышаться не будет. И потому дело не в пятилетнем рыночном цикле, как говорит Минфин, дело гораздо глубже. Нам нужна ненефтяная история, ненефтяная модель — даже с учетом того, что сейчас у нас больше 80 % экспорта — это ресурсы, и больше 50 % — нефти, нефтепродуктов и газа.

— Правительство в новых условиях предлагает свои рецепты — в том числе и по замораживанию зарплат и пенсий. Не «добьет ли это покупательскую способность? Есть ли какой-то выход, на ваш взгляд?

— Во-первых, я абсолютный противник замораживания зарплат и пенсий. Проблема совершенно не в этом. Тезисы Улюкаева о том, что замораживание зарплат приведет к росту инвестиций в предприятия, выглядят логично на бумаге, но они не верны по сути. У предприятий есть большие нераспределенные прибыли на счетах, которые они не вкладывают в качестве инвестиций. Думать, что будут больше инвестировать в развитие, если денег будет больше, неверно. Не вкладывают в развитие потому, что не видят будущего, не вкладывают потому, что боятся инфляции.

Во-вторых, не надо ни недооценивать, ни переоценивать покупательской способности. Сегодня зарплаты растут примерно по инфляции (около 7,3 % в прошлом году), а безработица очень низкая — около 5 % и не растет. Поэтому покупательная способность населения сильно не упала. В основном потому, что у нас госсектор огромный, и там надо платить деньги. И ограничивать покупательную способность нужно не снижением зарплат, а снижением числа занятых в госсекторе. У нас сегодня в госсекторе работает почти 20 % населения, в то время, как в нормальной западной экономике — не больше 10 %. При давлении госсектора на тенденции в экономике в целом ограничение зарплат и пенсий бессмысленно и неприемлемо.

— Какие структурные реформы сегодня были бы максимально эффективными?

— Создание нормальной конкурентной среды. Это предсказуемое будущее, равные правила для всех, снижение доли государственного сектора, очистка судебной системы. То есть экономическая либерализация и очистка системы. Этого было бы достаточно, чтобы люди не боялись инвестировать, были бы уверены в защите прав собственности.

Самый главный вопрос сейчас — это инвестиции. Доля инвестиций менее 20 % ВВП — очень плохая ситуация, в которой никакого экономического роста не будет. Проблема в том, как добиться роста инвестиций. Я не верю, что это можно сделать с помощью государства. Это можно запустить, только если люди захотят инвестировать сами. Если сегодня они не хотят этого делать, значит, надо понять, почему. А не хотят они потому, что не верят в честную конкуренцию и не понимают будущего — только и всего.

— В последнее время Центробанк отозвал достаточно много лицензий у банков. Какие требования, на ваш взгляд, должен предъявлять регулятор к деятельности банков, чтобы такие ситуации сходили на нет?

— Я считаю, что такие меры ЦБ надо было предпринимать 15–20 лет назад, а не сейчас. И Набиуллина сейчас делает то, что должен был делать Игнатьев, но боялся делать. В прошлом году было отозвано около ста лицензий, в этом году, думаю, тоже дойдет до сотни. Сегодня маленькие банки просто технологически не могут выживать. У нас на 200 банков приходится 96,5 % активов, а 3,5 % — на все остальные за пределами двух сотен. Поэтому я полностью поддерживаю отзыв лицензий у банков, которые не могут быть обеспечены активами.

Единственная проблема сегодня в ЦБ с регулированием — это боязнь трогать большие банки. Мне кажется, что в отношении них Центробанку нужно вести себя решительнее и быстрее — не бояться заходить в банки и банкротить их, если возникают проблемы. Банкротство банков — это вполне естественный механизм, который иногда лучше, чем санация.

— Насколько изменится влияние частных банков на банковский сектор России при стабилизации ситуации регулятором, в связи с чистками?

— В целом у нас устойчиво растет доля государственных банков, потому что в основном зачищаются частные банки. Мне кажется, что это связано в целом с подходом к экономике и к госсектору. Мне кажется, что нам столько госбанков не нужно, и их доля сейчас невозможно велика.

— Недавно Герман Греф заявил о том, что скоро придется играть похороны банковской системы, потому что и юрлица, и физлица смогут напрямую открывать свои счета в Центробанке. Как вы относитесь к этому высказыванию?

— Конечно, не хотелось бы комментировать слова Германа Оскаровича, но мне кажется, что он несколько забегает вперед. Возможно, что это вопрос будущего, но это не то, к чему надо быть готовым вот прямо здесь и сейчас.

— Раньше главной функцией банков было кредитование бизнеса, а сейчас складывается ощущение, что главное — контроль: счета, переводы, операции…

— Нет. Я считаю, что главная функция банков — это оценка рисков. Все остальное может меняться, системы счетов и переводов переходят в интернет, а функцией банков по-прежнему остается оценка рисков, и эта функция не может быть у банков отобрана. Выбор правильных направлений вложения денег. Это специальная профессиональная функция, которая составляет основу банковской системы. Что же касается расчетов, контроля чего угодно — это можно из банков выводить. Кредитование же — это чисто банковская функция, которую за них никто никогда не сделает.

— Как вы считаете, меры по докапитализации банков себя оправдали?

— Тут очень сложная проблема — как это делать. Потому что можно дать 5 трлн на докапитализацию, и вызовет это только одно — скачок инфляции. В Израиле в 1986 году был фундаментальный банковский кризис, они нафаршировали банковскую систему деньгами — случилась гиперинфляция, и стабилизировать ситуацию пришлось еще долго. Если совсем не дать денег, можно оказаться в японской ситуации стагнации банковской системы. То есть Центробанку нужно очень четко, точечно и продуманно капитализировать сектор, думая, кому, сколько и когда дать. Это достаточно точная и тяжелая работа. Эта работа ведется, конечно, в ней есть ошибки, но я считаю, что такая большая и серьезная работа вовсе без ошибок сделана быть не может.

— Сейчас достаточно либеральное валютное законодательство. Видите ли вы возможность каких-то изменений в сторону его ужесточения?

— Насколько я понимаю, никаких изменений в этой части не будет. Я думаю, что все разговоры — чрезвычайно опасные и вредные — по поводу валютного контроля останутся только разговорами. То, что на английском называется capital controls, будет означать полный отказ от любых инвестиций — тогда сюда деньги никогда не пойдут. Это чрезвычайно опасная и плохая мера. И сейчас нашими денежными властями этот вопрос не обсуждается.

— Что нужно спасать в первую очередь в кризисное время?

— Это же классическая вещь, и это не я придумал, это написано в учебниках. Это банковская система и резервы. Все остальное — маргинально. Если остаются банки — люди могут жить, кредитоваться, расчеты идут, жизнь идет. А государству, чтобы выполнять свои самые необходимые обязательства, нужны резервы. Все остальное может жить само. Я надеюсь, что это хорошо усвоено нашими денежными властями и, как минимум, Центральный банк это хорошо понимает. Было время, когда они, поддерживая курс, начали «палить» резервы, но достаточно быстро одумались и делать это перестали.

Автор
resfo.ru
Автор фотографии
AFP

Статьи

Бывший топ-менеджер «ФК Открытие» согласилась вернуть бонус в 43,5 млн рублей

Арбитражный суд Москвы 15 октября утвердил мировое соглашение между санируемым…

Бюджет Волгоградской области выплатит 2000 рублей лично президенту «Лукойла»

Сегодня, 18 октября, депутаты присвоят звание Почетного гражданина…

ЛУКОЙЛ может выйти из энергетики

По сведениям “Ъ”, ЛУКОЙЛ опять намерен продать свои активы в электрогенерации,…

Восстановлению Сирии добавят рисков

США разрабатывают новую стратегию для выдавливания Ирана из Сирии, включающую…

Промышленники меняют криптовалюту

И без того проблемный пакет законопроектов по регулированию хождения в России…

Жильцы оказались в залоге

У Мособлбанка, санируемого СМП-банком братьев Ротенбергов, появились проблемы с…

Аналитика

США пообещали вводить новые санкции против России «каждый месяц или два»

Администрация США старается усилить давление на Россию из-за ситуации на…

X5 уклоняется от Marathon

X5 Retail Group (сети «Пятерочка», «Перекресток», «Карусель») ищет себе новых…

Обдирание Дерипаски

12 октября стало известно, что американские власти в лице Министерства финансов…

Олигарх и Дербент

Во вторник, 16 октября, древний Дербент приобрел нового мэра. Им стал друг…

Фридман на чемоданах?

О возможной продаже «Альфа-Банка» начали ходить слухи еще в начале года. Сейчас…

У Беджамова продают с молотка то, что он не смог вывезти - землю

Остатки сладки: участки разорителя ВТБ продают на 30% ниже рынка На торги…

На подходах к Крымскому мосту установят звукопоглощающие экраны

На участках сопряжения Крымского моста с железнодорожными подходами…

Так есть ли алюминий в реках севера Урала? Да, есть!

Проводя журналистское расследование, в связи с выявленными нами признаками…

Угольная пыль на Уссах?

Как полный тезка сына губернатора Красноярского края Александра Усса связан с…

Западная сторона: зачем семья Гуцериевых инвестирует $1,8 млрд в «Сколково»

Помимо открывшегося недавно бизнес-центра «Амальтея» группа «Сафмар» семьи…

Кобылкин развяжет мусорную "войну"?

Минприроды разработало план создания государственной компании, которая будет…

Аварийный слив

Через пять-шесть лет, а возможно, и раньше мы все окажемся совсем в другой…

Миру срочно нужна нефть — но Россия достигла своего предела

Вагит Алекперов — человек довольно открытый и прямолинейный. В интервью…

Шанс Вексельберга: снимут ли с миллиардера санкции

Предприниматель намерен обжаловать решение американского Управления по контролю…

Высокоскоростной Белозеров

Строительство высокоскоростной магистрали "Евразия" вскоре начнется, но может…