Абрамович и Потанин: два развода как две имидж-стратегии

Наталья Потанина четыре года пытается отсудить у бывшего мужа миллиарды рублей. А Роман Абрамович добровольно отдаст Дарье Жуковой $1 млрд. В имиджевых составляющих разводов разбирался Гарри Юровчик, глава департамента маркетинга GL Financial Group.

Эти два примера наглядно показывают, как на практике отличаются российский и европейский подход не только к правам женщины в браке, но и к имиджевой составляющей развода. Успешные западные предприниматели предпочитают решать финансовые вопросы мирно, не подмачивая репутацию излишним вниманием таблоидов. А те, кто этого не делает, обретают ненужную славу, которая прибавляет дополнительную горечь к почти неизбежному уменьшению капитала — суды чаще всего встают на сторону женщин. Западные суды, не российские. Мораль проста — хочешь иметь успешный бизнес в Европе, живи не только по юридическим законам Запада, но и по законам социальной среды.

Новость о разводе Абрамовича и Жуковой появилась в начале августа и по всем параметрам тянула на долгоиграющую сенсацию — тем более в жадный до новостей отпускной сезон. Но после довольно сухого совместного заявления скандальных подробностей так и не появилось. Зарубежные СМИ со ссылкой на источники сообщили только, что после расставания Жукова получит около миллиарда — по разным версиям, долларов или евро.

Несмотря на впечатляющую сумму, о разводе быстро забыли даже таблоиды: писать было решительно не о чем, разве что вспоминать предыдущий развод бизнесмена. Тогда все тоже прошло тихо: он отдал денег и имущества на общую сумму $300 млн, а также обязался оплачивать все расходы на детей.

Это популярный подход среди европейских бизнесменов, которые аккуратно относятся к публичности и озабочены собственной репутацией. В западных странах большинство разводов еще до суда заканчиваются выплатой круглой суммы в пользу бывшей жены. Чем громче и длительнее расставание, тем больше сумма. Семейные дрязги никак не добавляют бизнесмену респектабельности.

Во время одного из самых дорогих и скандальных разводов в истории сила общественного порицания обрушилась на французского арт-дилера Алека Вильденштейна. Жена Джослин застала его дома с юной моделью, тот перепугался последствий и пригрозил супруге пистолетом. После такой выходки ему пришлось выложить $3,8 млрд. В 1999 году нью-йоркский суд обязал его выплатить $2,5 млрд единовременно, вдобавок до своей смерти в 2008 году Вильденштейн отчислял по $100 млн ежегодно.

Подмоченная репутация, вывешенные на всеобщее обозрение капиталы и методы их зарабатывать привлекли внимание контролирующих органов ко всей семье — родственников Алека Вильденштейна впоследствии обвинили в отмывании денег и уклонении от уплаты налогов.

Неофициальный советник Трампа и владелец нефтегазовой компании Continental Resources Харольд Хамм разводился не так громко и однозначно — суд признал, что в распаде семьи со Сью Энн Арнолл виноваты оба. Но полюбовно договориться с женой он не смог, даже после того, как согласился отдать ей чек на $975 млн. Экс-супруга решила претендовать на большее, а СМИ подчеркивали: Энн провела с нефтяным магнатом 26 лет совместной жизни и получила всего 5% его состояния. Хамм обосновался в скандальных хрониках, а развод стал заметной частью его биографий на деловых ресурсах.

В Европе за конфликтный развод бизнесменам достается еще крепче. Британский предприниматель Ричард Каринг, которому принадлежат несколько ресторанов и активы в модной индустрии, покинул 67-летнюю супругу ради 35-летней бразильской экс-модели. Газеты не стеснялись мешать личные промахи с деловыми эпизодами, будто бы указывая на общую неблагонадежность Каринга. Ему припомнили дружбу с британским бизнесменом Филиппом Грином, которому ставят в вину закрытие магазинов BHS и падение продаж Topshop. Прошлой осенью суд принудил Каринга отдать около половины состояния — £350 млн, сделав его развод одним из самых дорогих в истории Великобритании.

Российский бизнесмен Дмитрий Рыболовлев вряд ли хотел следовать скандальным примерам заокеанских коллег. Но мировое соглашение при его разводе с женой Еленой так и не было подписано. После судебного разбирательства предпринимателя обязали отдать бывшей жене $4,5 млрд. 

Апелляция помогла Рыболовлеву снизить цифру до $603 млн, но и она намного больше, чем обычно получают экс-супруги в России. Даже самые респектабельные отечественные бизнесмены не придают большой роли мировым соглашениям. Финансовые потери при разводе для владельца крупного капитала в РФ, как правило, невелики. А о репутационных рисках беспокоиться еще не принято.

Так, металлург Алексей Мордашов в середине 90-х оставил семье квартиру в Череповце и автомобиль, а также согласился на алименты в размере $1500 ежемесячно. За несколько лет материальное положение бизнесмена ощутимо изменилось — в 2008 году он получил доход около $80 млн, что позволяло пересмотреть соглашение супругов.

В рунете с осуждением сопоставляли заработки Мордашова и мизерные алименты. Но дальше таблоидов и женских сайтов обсуждение не пошло, а бывшая супруга надолго застряла в разбирательствах, большинство из которых закончилось не в ее пользу. По иску бывшей жены даже были арестованы 32,5% акций «Северстали», но значительного ущерба компания от этого не понесла. В отличие от самой Мордашовой — суд попытался взыскать с нее более 200 млн руб. госпошлины и наложил арест на квартиру.

Безуспешно могут закончиться и разбирательства Натальи Потаниной в отношении главы «Норильского никеля». Развод супругов состоялся в 2014 году, соглашение предусматривало компенсацию в размере 380 млн руб., трех земельных участков и двух домов. После этого Потанина подала два иска на общую сумму более триллиона рублей. Но инстанции несколько раз отказывали ей, прежде всего, по формальным признакам.

В Европе спор с экс-супругой мог стоить Владимиру Потанину миллиардов рублей и сопровождаться сотнями нелестных публикаций. Во время развода Абрамовича с предыдущей женой Ириной Маландиной в 2007 году британские СМИ подсчитывали, что компенсация могла составить от £1 млрд до £5,5 млрд, если бы дело решалось в суде. Между тем акционер«Евраза» намного «беднее» Потанина: он отстает по размеру состояния на $5 млрд и находится на четыре строчки ниже в рейтинге Forbes.

Щедрость Абрамовича легко понять. Если бизнес, имущество и семья находятся в европейской юрисдикции, приходится учитывать требования местного общественного мнения. Проще говоря, за безупречную репутацию и удовольствие быть европейцем нужно платить не только налоговой. Но далеко не все российские бизнесмены к этому готовы. 

Автор
ГАРРИ ЮРОВЧИК
Автор фотографии
mayaonmoney_co_za

Статьи

Бывший топ-менеджер «ФК Открытие» согласилась вернуть бонус в 43,5 млн рублей

Арбитражный суд Москвы 15 октября утвердил мировое соглашение между санируемым…

Бюджет Волгоградской области выплатит 2000 рублей лично президенту «Лукойла»

Сегодня, 18 октября, депутаты присвоят звание Почетного гражданина…

ЛУКОЙЛ может выйти из энергетики

По сведениям “Ъ”, ЛУКОЙЛ опять намерен продать свои активы в электрогенерации,…

Восстановлению Сирии добавят рисков

США разрабатывают новую стратегию для выдавливания Ирана из Сирии, включающую…

Промышленники меняют криптовалюту

И без того проблемный пакет законопроектов по регулированию хождения в России…

Жильцы оказались в залоге

У Мособлбанка, санируемого СМП-банком братьев Ротенбергов, появились проблемы с…

Аналитика

США пообещали вводить новые санкции против России «каждый месяц или два»

Администрация США старается усилить давление на Россию из-за ситуации на…

X5 уклоняется от Marathon

X5 Retail Group (сети «Пятерочка», «Перекресток», «Карусель») ищет себе новых…

Обдирание Дерипаски

12 октября стало известно, что американские власти в лице Министерства финансов…

Олигарх и Дербент

Во вторник, 16 октября, древний Дербент приобрел нового мэра. Им стал друг…

Фридман на чемоданах?

О возможной продаже «Альфа-Банка» начали ходить слухи еще в начале года. Сейчас…

У Беджамова продают с молотка то, что он не смог вывезти - землю

Остатки сладки: участки разорителя ВТБ продают на 30% ниже рынка На торги…

На подходах к Крымскому мосту установят звукопоглощающие экраны

На участках сопряжения Крымского моста с железнодорожными подходами…

Так есть ли алюминий в реках севера Урала? Да, есть!

Проводя журналистское расследование, в связи с выявленными нами признаками…

Угольная пыль на Уссах?

Как полный тезка сына губернатора Красноярского края Александра Усса связан с…

Западная сторона: зачем семья Гуцериевых инвестирует $1,8 млрд в «Сколково»

Помимо открывшегося недавно бизнес-центра «Амальтея» группа «Сафмар» семьи…

Кобылкин развяжет мусорную "войну"?

Минприроды разработало план создания государственной компании, которая будет…

Аварийный слив

Через пять-шесть лет, а возможно, и раньше мы все окажемся совсем в другой…

Миру срочно нужна нефть — но Россия достигла своего предела

Вагит Алекперов — человек довольно открытый и прямолинейный. В интервью…

Шанс Вексельберга: снимут ли с миллиардера санкции

Предприниматель намерен обжаловать решение американского Управления по контролю…

Высокоскоростной Белозеров

Строительство высокоскоростной магистрали "Евразия" вскоре начнется, но может…