У Путина есть деньги, много денег

  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star

Олигархи и бывшие главы государств стекаются к Путину. Дело в том, что у него и у его приближенных есть деньги. Куча денег. А деньги в определенных кругах ценятся больше, чем мораль, как свидетельствует ряд документов, из-за которых вновь разгорелась дискуссия об этике политиков. Американский министр торговли Уилбур Росс (Wilbur Ross) — далеко не единственный, кого подозревают в неэтичном поведении, когда речь идет о России. Как официальное лицо он должен бдительно следить за соблюдением санкций, наложенных на Россию в связи с аннексией Крыма и вторжением на восток Украины. Как миллиардер и частная фигура он, однако, ведет себя совсем иначе. А именно, Росс инвестировал часть своего миллиардного состояния в танкеры, которые перевозят газ из России. Компания называется Navigator Holdings Ltd. До недавнего времени Россу при сотрудничестве с другими лицами принадлежали добрых 30% акций этого предприятия, чьи клиенты относятся к близкому кругу Владимира Путина. Росс отказался от довольно большой части своих интересов в компании, когда стал министром торговли, но далеко не от всех, как свидетельствует ряд документов, опубликованный на той неделе. И вот мы вновь возвращаемся к вопросу, которым задаются многие. Неужели у некоторых политиков вообще отсутствует мораль? Или нет ничего важнее наличных? Райское досье Эти документы, входящие в так называемое Райское досье (Paradise Papers), подчеркивают, по словам ряда критиков, существенный аспект точки зрения Росса, а с ним — и других, относительно «морали». Есть разница, какую шапку вы сегодня надели. Или, выражаясь словами давно почившего эстрадного певца Освальда Хельмута (Osvald Helmuth): «главное — сделать подходящее выражение лица», когда вас поймали на чем-то, что можно посчитать неэтичным в связи с вашей работой. А с этим у Росса проблем нет. Он полагал, что разрешил все вопросы этического характера, когда в феврале вошел в администрацию президента Дональда Трампа. По его собственным словам, он продал большую часть своего бизнеса, кроме как раз доли в Navigator Holdings Ltd. Но его интересы в этой фирме были, по-видимому, сокрыты за такими затейливыми схемами, что сенаторы, которые должны были одобрить кандидатуру Росса, их не распознали. Поэтому они и дали ему зеленый свет на пост министра торговли.

Среди крупнейших клиентов Navigator Holding Ltd. — российская газовая компания «Сибур», которая принадлежит зятю Путина Кириллу Шаламову и паре олигархов, подпадающих под американские санкции, в том числе Геннадию Тимченко и Леониду Михельсону. Но Росс — не единственный, кто в глазах общественности предстает человеком с двойной моралью по отношению к России. Бывшие политики

У бывшего канцлера Германии Герхарда Шрёдера (Gerhard Schröder) — те же проблемы. Будучи немецким канцлером, он часто оказывался в ситуации, когда нужно было проводить жесткую политику по отношению к России. Сегодня состояние Шрёдера составляет более сотни миллионов, а сам он, помимо прочего, имеет счастье стоять во главе больших проектов российской компании Газпром — «Северный поток — 1» и «Северный поток — 2». В последнее время он подвергается критике за то, что еще больше укрепил свои отношения с Путиным, согласившись в сентябре стать председателем правления нефтяной компании Роснефть. Или можно обратить внимание на бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра (Tony Blair), который по отношении к России находится в той же ситуации, что и Шрёдер, и в своей новой роли частного советника работает на ряд самых печально известных режимов мира. То же самое — и с бывшим руководителем кампании Трампа Полом Манафортом (Paul Manafort): и он заработал миллионы на своих услугах России, за что, однако, сейчас подвергается обвинениям, так как возникли подозрения насчет отмывания денег через кипрские банки. Список бывших политиков, которых критикуют за смешение собственных экономических интересов с политическим влиянием, велик. Бывшие главы правительств и богатые инвесторы прямо-таки выстраиваются в очередь, чтобы вложить деньги в Россию и подобные ей страны, по нескольким причинам: в обороте этих стран — много денег, и, как правило, для инвестиций или работы, которая выполняется для этих режимов, делаются исключения по налогам.

Совершили ли Росс и другие что-то незаконное? За исключением Манафорта, никто из них не был ни в чем обвинен, так как ничего криминального не произошло. Ведь ни Блэру, ни Шрёдеру не запрещено работать на русских. А Росс получил одобрение от Сената, хотя американцы после появления новой информации и спорят о том, было ли это правомерно. Но репутацию политиков не украшает, когда частные интересы преобладают над официальной позицией в те времена, когда они вели активную политическую деятельность. Председатель комитета по иностранным делам немецкого парламента Норберт Рёттген (Norbert Röttgen), назвал назначение Шрёдера на должность в Роснефти «совершенно неприемлемым».

 «Шрёдер довольно свободно использует свое звание бывшего канцлера и зарабатывает на нем прибыль», — говорит Рёттген, этой фразой выражая общее недовольство немцев тем, что бывший канцлер занимается бизнесом, связанным с Россией и был нанят русскими практически сразу после того, как в 2005 году покинул свой пост. Двойная мораль Блэр стал мишенью такой же критики за то, что проявил двойную мораль в связи с прежним постом премьер-министра и своими нынешними клиентами — такими, например, режимами, как Казахстан. Блэра критиковали за его роль советника, помогающего минимизировать репутационный «вред» после бойни в нефтяном городе Жанаозене, случившейся в связи с массовой демонстрацией. Во время беспорядков были убиты минимум 14 человек, после того как рабочие нефтяной отрасли потребовали улучшить им условия труда. Блэра также критиковали за то, что он использовал свою официальную должность посланника на Ближнем Востоке от так называемого квартета, состоящего из ООН, ЕС, России и США, чтобы обзаводиться новыми частными клиентами для своей консультационной деятельности. Поэтому и Шрёдера и Блэра их политические противники обвиняют в том, что, используя нынешние и прошлые официальные полномочия, они сколачивают себе миллионные состояния и в результате балансируют на краю этически приемлемого.

Британская газета The Daily Telegraph также писала в 2016 году, что Блэр потребовал 5 миллионов фунтов от казахского правительства за ряд советов по поводу того, как режим должен подавать бойню в Жанаозене общественности. Блэр написал в письме, которое попало в руки газеты, что бойня не должна затмевать «огромный прогресс, который произошел в Казахстане». Блэр заработал в Казахстане многие миллионы. Сам он отрицает, что получал деньги лично, и утверждает, что лишь использовал их для оплаты некоторых консультантов, которые имеются у него в регионе. Сколькими миллионами владеет Блэр, неизвестно. Многие британские издания пишут, что его состояние составляет пример 800 миллионов датских крон (около 7 360 000 000 рублей — прим. перев.). Сам он отрицает, что эта сумма соответствует действительности, и, как и Шрёдер, оправдывает свою деятельность, говоря, что лишь дает людям советы, чтобы наладить хорошую систему управления страной, с целью подтолкнуть сомнительные режимы к развитию в более демократическом направлении. Шрёдер и Блэр стали примерами моральной безответственности при использовании нынешних и бывших официальных полномочий для создания себе миллионных состояний. Ситуация с Россом ровно так же может служить доказательством того, что в политике царит двойная мораль. Росс, а с ним и многие другие политики, владели своими компаниями десятилетия, прежде чем вступить в официальные должности, а в США есть строгие правила насчет того, что ты можешь делать и чего не можешь, когда тебе предлагают пост в американском правительстве. Следовал ли Росс правилам — вопрос остается открытым. А до этого уже многие месяцы витают сомнения насчет того, существуют ли какие-то герметичные перегородки между Трампом и его «бывшими» бизнесами. С другой стороны, правил относительно того, что можно делать, когда уходишь, весьма немного. Шрёдер и Блэр — тому доказательства. Бывший американский президент Билл Клинтон, который вместе с женой Хиллари Клинтон занимается фондом The Clinton Foundation, заслужил критику в связи с подозрениями, что пара злоупотребляла своими бывшими должностями, чтобы сколотить себе состояния: кульминации критика достигла во время президентских выборов, что стоило Хиллари Клинтон множества голосов.

Автор
Кристиан Моурицен
Автор фотографии
forbes_kz

Source URL: http://vspro.info/node/42465