Алюминиевый профиль. Олег Дерипаска разбогател на $700 млн после IPO En+

  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star

Олег Дерипаска смог вывести свою бизнес-империю из кризиса. Что ждет его дальше?

«Мы очень терпеливы», — утверждал в 2012 году основной акционер «Русала» Олег Дерипаска, чьи будни тогда состояли из мучительных переговоров с кредиторами, попыток спасти алюминиевого гиганта от дефолта и конфликтов с экс-партнером Виктором Вексельбергом. Терпение бизнесмена вознаграждено. В пятницу, 3 ноября, холдинг Дерипаски En+ (объединяет долю в «Русале» и энергетические активы «Евросибэнерго») провел на Лондонской бирже IPO, продав депозитарные расписки на $1,5 млрд. По итогам размещения доля Дерипаски в холдинге составила 66%, а его состояние за три дня торгов, по подсчетам Forbes, увеличилось на $700 млн до 6,8 млрд. Около 6% En+ должно быть у жены бизнесмена Полины (если она не продавала акции в ходе IPO) — этот пакет сейчас стоит порядка $450 млн.

Основной объем на IPO выкупили якорные инвесторы: AnAn Group (структура китайской CEFC China Energy Company) еще до размещения объявила о готовности приобрести расписки на $500 млн, суверенный фонд Катара (QIA), по данным «Ведомостей», вложил в расписки свыше $250 млн.

CEFC и QIA хорошо известны на российском рынке благодаря участию в приватизации 19,5% «Роснефти». Источник Forbes, знакомый с ходом подготовки к IPO, говорит, что Дерипаску катарцам представил Кирилл Дмитриев, глава РФПИ, также вложившего в IPO En+ около $50 млн. «Это сейчас стало очень популярной конструкцией: вроде выходишь на IPO, но в то же время со всеми договорился, что у тебя все купят и рыночные покупатели тебе не так уж важны», — иронизирует глава одной из инвесткомпаний. «Не считаю, что размещение можно назвать не рыночным, те же китайцы прекрасно умеют торговаться за дисконты, а катарский фонд уже принял участие в большом количестве сделок на разных рынках», — говорит Михаил Борисов, управляющий активами Leon family office.

Что помогло Олегу Дерипаске провести крупнейшее за последние пять лет русское IPO в Лондоне и какое будущее ждет его бизнес-империю?

Металл и рубль

В конце 2015 года цены на алюминий достигли шестилетнего минимума, рухнув ниже $1500 за тонну. Это не помешало «Русалу» впервые с 2011 года продемонстрировать чистую прибыль в $558 млн и даже выплатить дивиденды — помогла случившаяся годом ранее девальвация рубля, главными бенефициарами которой стали российские металлурги. С тех пор цены на алюминий выросли и уже приближаются к $2100 за тонну. Сам Олег Дерипаска крайне оптимистичен — в сентябре на Восточном экономическом форуме он прогнозировал еще больший рост до конца года.

«Причина текущих успехов En+ исключительно во внешних факторах: росте цен на алюминий и девальвации рубля», — подтверждает аналитик БКС Олег Петропавловский. Внутри самого холдинга En+ за последние годы не было особых изменений — разве что запуск совместного с «РусГидро» проекта БЭМО (Богучанское энергометаллургическое объединение). «Но что такое 157 000 тонн алюминия в год по сравнению с совокупными мощностями «Русала» на 3,6 млн тонн?» — сравнивает Петропавловский.

Директор группы корпоративных рейтингов АКРА Максим Худалов отмечает, что рост цен на алюминий произошел на фоне закрытия большого (более 2 млн тонн в год) количества алюминиевых мощностей в Китае из-за проблем с экологией, а также роста цен на энергетический уголь (электроэнергия достигает до 30% себестоимости производства алюминия). «Кроме того, тренд на снижения веса автомобилей указывает на возможное расширение использования алюминия в автопроме, что в перспективе может значительно увеличить спрос на него», — рассуждает Худалов. Он тоже отмечает, что цены на никель пока еще далеки от своих средних исторических значений, а значит, пакет акций «Норильского Никеля», принадлежащий «Русалу» (27,8%), а также дивидендный поток, имеют существенный потенциал роста. По оценкам Михаила Борисова за последние восемь лет пакет «Норникеля» принес «Русалу» $4,1 млрд. По оценкам Fitch в 2017-2020 годах дивиденды «Норникеля» будут в среднем превышать $650 млн в год. 

Долги

Пакет в «Норникеле», приобретенный Дерипаской в 2008 году, в свое время чуть не разрушил его бизнес-империю. Для того, чтобы купить долю в одном из крупнейших мировых производителей никеля, «Русал» взял у синдиката иностранных банков $4,5-миллиардный кредит — как раз накануне кризиса 2008 года. С тех пор Дерипаске не раз предлагали продать пакет, чтобы разом решить долговые проблемы, но тот каждый раз наотрез отказывался — слишком ярким был проект слияния двух металлургических гигантов, осуждавшийся во время покупки «Русалом» доли в «Норникеле». И даже когда чистый долг «Русала» превышал его EBITDA почти в 12 раз, предпочитал уговаривать кредиторов предоставлять все новые и новые реструктуризации. Злополучный пакет «Норникеля» в том числе стал одной из причин конфликта Дерипаски с экс-председателем совета директоров «Русала» Виктором Вексельбергом. 

Несмотря на регулярные дивиденды от «Норникеля» и удачно сложившиеся внешние факторы, En+ продолжает жить в условиях высокой долговой нагрузки. Совокупный долг холдинга на 31 июня 2017 года составлял $13,8 млрд (при прогнозируемой EBITDA в $3 млрд). Согласно меморандуму группы, опубликованному перед IPO, около $6 млрд приходится на задолженность перед Сбербанком, которому заложен пакет в «Норникеле». В 2016 году En+ дополнительно открыл кредитную линию на 94,9 млрд рублей у Сбербанка и ВТБ. Деньги потребовались для того, чтобы «Евросибэнерго» смогла довести до 90% свой пакет в крупнейшем сибирском поставщике электроэнергии «Иркутскэнерго», выкупив 40,3% у «Интер РАО». Для Дерипаски это была важная покупка: «Русал» — основной потребитель электроэнергии, вырабатываемой на электростанциях «Иркутскэнерго».

По итогам прошлого года «Евросибэнерго» впервые выплатила Дерипаске дивиденды — почти 6 млрд рублей. Аналитик УК «Райффайзен Капитал» София Кирсанова считает, что благодаря консолидации «Иркутскэнерго» такие выплаты могут стать регулярными.

Кирсанова также отмечает, что по словам менеджмента En+, из средств, полученных от IPO, около $1 млрд пойдет на погашение кредита ВТБ, который владеет 4,35% акций En+. «Это уже само по себе позитивно для компании, так как показатель Net Debt/EBITDA=6х на конец 2016 года очень ограничивал в вопросах не только привлечения нового долга, но и рефинансирования. На конец 2017 года показатель может снизиться до 4х или ниже, что откроет возможности для изменения графика выплат по долгу и, возможно, процентным ставкам, — говорит София Кирсанова.

Основную часть долга ($10,9 млрд) En+ должен выплатить после 2019 года. «График платежей «Русала», конечно, крайне не комфортен, но я думаю, что мы увидим впереди еще более масштабные реструктуризации, — говорит Олег Петропавловский. — Во всяком случае, я не помню ни одного случая, когда у российских металлургов были сложности с реструктуризацией кредитов. Тяжелые переговоры — да, но в итоге все кредиторы шли на реструктуризацию». 

Будущее

В 2006 году «Русал» начал строительство Тайшетского алюминиевого завода (ТАЗ), который должен был стать третьим по размеру в России. К началу кризиса 2008 года на ТАЗ было потрачено $796 млн, но стройку пришлось заморозить. В 2016 году на фоне роста цен на алюминий Олег Дерипаска вновь почувствовал вкус к мегапроектам и решил реанимировать ТАЗ, пригласив в качестве партнера «РусГидро». В сентябре 2017 года совет директоров «РусГидро» одобрил участие в проекте. Председатель ВЭБа Сергей Горьков еще весной говорил журналистам, что банк развития рассматривает возможность предоставить «Русалу» кредит на 60 млрд рублей.

Для достройки завода, по оценкам, необходимо $700 млн. В АКРА полагают, что тайшетский проект будет актуален при цене алюминия выше $2500 за тонну. «Мы не ожидаем подобного роста цен на металл, поэтому полагаем, что запуск этой очереди будет отложен до более благоприятных времен», — говорит Максим Худалов. Олег Петропавловский еще более пессимистичен: «Что касается Тайшета, то при текущих ценах на алюминий, привлекателен будет любой проект. Другое дело, что цены не смогут и впредь держаться на текущих уровнях. Рост цен произошел на фоне сообщений о том, что Китай будет закрывать алюминиевые и угольные мощности. Но, думаю, большого снижения производства мы не увидим. Закрывать можно только старые заводы, в то время как основной объем производства приходится на новые предприятия, которые строились уже с учетом меньшего вреда для экологии. Поэтому окупаемость Тайшета при ценах на алюминий ниже $1900/тонн — а на наш взгляд подобное падение вполне реально — остается большим вопросом».

Олег Дерипаска, по всей видимости, настроен оптимистично. Помимо ТАЗа, «Русал» рассматривает возможность строительства Хакасского алюминиевого завода мощностью 544 000 тонн алюминия в год за 130 млрд руб. Кроме того, накануне IPO En+ объявил о щедрой дивидендной политике. Дивиденды En+ будут составлять 100% дивидендов «Русала» и 75% свободного денежного потока «Евросибэнерго». «Если у инвестора есть бумаги «Русала» и En+, получается, что он дважды купил «Русал» — один раз напрямую, второй — косвенно — и имеет право дважды получить дивиденды, — рассуждает Михаил Борисов. — С другой стороны, «Русал» — это сырьевая компания, которая может перестать платить дивиденды, если цены на алюминий упадут. Собственно, так она и делала длительное время, и акциями «Русала» владели не ради дивидендов. Поэтому покупать En+ с точки зрения дивидендов «Русала» или перекладываться в них из бумаг «Русала» не имеет особого смысла».

После IPO En+ Олег Дерипаска приблизился к тому, чтобы консолидировать акции «Русала» на холдинге. Один из миноритариев Glencore во время IPO обменял 8,75% в «Русале на 11% в холдинге, в итоге доля En+ выросла с 43,18 до 56,88%. Другие акционеры компании, Sual Partners Виктора Вескельберга и «Онэксим» Михаила Прохорова, в октябре продали 3% «Русала», выручив за них $315 млн, но все еще сохраняют 26,5% компании.

Автор
Дмитрий Яковенко
Автор фотографии
kommersant.ru

Source URL: http://vspro.info/node/42342