• Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star

Знаменитый бизнесмен Михаил Фридман имеет обширные деловые интересы. В последнее же время у него, похоже, возникли серьезные проблемы, вызванные не только ухудшением экономической ситуации в России и в мире, но и упорством предпринимателей, чье имущество он пытается получить. Во всяком случае, его бизнес уже не столь успешен, как может показаться не посвященному в его тонкости человеку. Подробности – в материале «ФедералПресс».

Нефтегазовый облом

Разрастающаяся по всему миру пандемия коронавируса, развал сделки ОПЕК+ и падение вслед за ней цен на нефть в сочетании с планами Саудовской Аравии залить глобальный рынок своим «черным золотом» болезненно ударили по многим его участникам. Им приходится прилагать больше усилий по сбыту нефти и пересматривать ранее намеченные планы.

Одним из таких пострадавших может стать Wintershall Dea, совместный актив немецкого химического концерна BASF и люксембурской компании Letter One: по сведениям Reuters, Wintershall Dea намеревался во второй половине нынешнего года выйти на IPO, теперь же его, возможно, придется перенести на неопределенный срок.

Вдобавок у Wintershall Dea из-за низких цен могут возникнуть трудности с деятельностью его совместных с «Газпромом» предприятий «Ачимгаз», «Ачимдевелопмент» и «Севернефтегазпром», занимающихся освоением месторождений углевородородного сырья в Западной Сибири. Головной боли добавляет затормозившийся из-за американских санкций проект прокладки газопровода «Северный поток – 2» – Wintershall Dea входит в число его инвесторов.

Проблемы Wintershall Dea могут негативно повлиять на финансовое состояние Letter One и одного из ее ключевых акционеров Михаила Фридмана, уже много лет проживающего за пределами России и редко бывающего на своей родине.

Сетевой интерес

Несмотря на постоянное проживание Михаила Фридмана за границей, его деловые интересы продолжают быть связанными с нашей страной. Причем зачастую они заключаются не столько в планомерном развитии бизнеса, сколько в исках и судебных тяжбах.

Еще за несколько месяцев до обвала нефтяных цен стало развиваться разбирательство, связанное с претензиями «Альфа-Банка», подконтрольного Михаилу Фридману через «Альфа-Групп» («Альфа-Банк» официально назван на ее сайте в числе активов). Он подал в арбитражный суд Новосибирской области иск о взыскании с сети «Холди» 957 млн рублей и возврате свыше 100 объектов недвижимости, взятых ею в аренду у другой сети «Холидей». Они обе принадлежат бизнесмену Николаю Скороходову (цитируется РБК).

Однако «Холидей» находится в стадии банкротства из-за взятых ранее кредитов. Сам же Николай Скороходов выступал по ним поручителем, поэтому кредиторы предъявили к нему требования, аналогичные заявленным к «Холидею» – в общей сложности на сумму порядка 17 млрд рублей. «Альфа-Банк» сумел добиться в судебном порядке ареста имущества «Холди» – торгового оборудование, материалов, товаров в обороте.

По всей видимости, «Альфа-Банк» стремится тем самым не позволить Николаю Скороходову выбраться из складывающейся вокруг него негативной ситуации. Вполне возможно, что он действует в интересах X5 Retail Group (известной брендами «Пятерочка» и «Перекресток») – ей бы было выгодно устранение конкурента и получение его магазинов. Кстати, в 2009 и 2012 годах X5 Retail Group пыталась купить «Холидей», но оба раза сделки срывались.

Сам же «Альфа-Банк», если добьется банкротства «Холидея» и «Холди», вряд ли будет в них вкладываться. Да и вообще в деятельности всей «Альфа-Групп» не особо-то прослеживается акцента на развитие (не считая ритейла и финансового бизнеса). Здесь невольно вспоминается печальная судьба уникального красноярского металлургического предприятия «Сибэлектросталь» – после того, как он стал контролироваться «Альфа-Групп» он прекратил свое существование.

Сложная комбинация

Самой же нашумевшей атакой Михаила Фридмана в 2020 году стала тяжба с предпринимательницей Елену Батурину, вдову любимого москвичами экс-мэра Юрия Лужкова.

Суть дела в следующем. Принадлежащая Михаилу Фридману компания А1 намерена взыскать с Елены Батуриной долг, который якобы имеется у нее перед братом-банкротом Виктором Батуриным. Они вдвоем создали известного девелопера «Интеко» и владели одинаковыми пакетами его акций. Когда же Виктор Батурин разводился, он отдал бывшей жене половину своего пакета, то есть 25 % акций. Позднее Елена Батурина выкупила их, потом приобрела остальные 25 % и в итоге консолидировала все акции «Интеко» (цитируется «Коммерсант»).

Самое интересное началось после признания Виктора Батурина банкротом. А1 приобрела права требования к нему на сумму 3,25 млрд рублей. Юристы А1 изучив документы о его деятельности, вроде как обнаружили в них отсутствие оплаты за покупку Елены Батуриной 25 % акций «Интеко». На этом основании А1 и стала требовать с нее денег.

По логике вещей, Елена и Виктор Батурин могли попросту не прописывать в документах сумму оплаты и спокойно совершить сделку. Насколько известно, действующее законодательство подобного не запрещает. Тем не менее, А1 все же хочет взять получить с Елены Батуриной деньги. Она же в свою очередь не пасует перед Михаилом Фридманом, намереваясь бороться до конца.

В результате последний фактически рискует оказаться в длительной позиционной войне с далеко неясным исходом. Исключать же возможности, что Михаил Фридман потерпит фиаско, точно нельзя.

Молчание пресс-службы

Между тем, сама успешность «Альфа-Банка», финансового ядра «Альфа-Групп», не может не вызывать вопросы. Например, в феврале он опубликовал пресс-релиз, посвященный финансовым результатам работы за 2019 год.

Как следует из него, в прошлом году его общий совокупный доход (с учетом ABH Financial и дочерних структур) увеличился более чем в 1,5 раза до 1,03 млрд долларов, кредитный портфель – на 30,3 % до 39,8 млрд долларов. Привлечено в качестве новых клиентов почти 1 млн физических лиц.

Но на сайте же самого «Альфа-Банка» никакой финансовой отчетности за 2019 год и в помине нет, хотя ничто не мешает ему ее там разместить. Вероятно, она спрятана в каком-то «секретном» разделе портала, может быть реальная финансовая отчетность расходится с информацией в пресс-релизе.

По крайней мере, не стоит сбрасывать со счетов наличие возможных финансовых затруднений у «Альфа-Банка». В пользу такой версии говорит проведение с 16 по 19 марта нынешнего года заочного голосования членов его совета директоров по поводу выпуска облигаций на сумму 50 млрд рублей. Для банка, в котором дела идут хорошо, нет смысла увеличивать свою долговую нагрузку, а именно это и произойдет после размещения облигаций среди инвесторов.

Можно даже предположить, что Михаил Фридман рассматривает вопрос о слиянии «Альфа-Банка» с каким-нибудь крупным российским и зарубежным банком. В 2018 году Financial Times сообщала о ведущихся переговорах с ВТБ и UniCredit о его продаже, однако, она не состоялась. В настоящее время ситуация иная, чем в 2018 году - экономика России и мира явно стагнируют и приобрести «Альфа-Банк» со всей его сетью офисов и клиентурой можно подешевле.

Для проверки предположения «ФедералПресс» направил по электронной почте запрос в пресс-службу «Альфа-Банка» относительно возможности слияния с кем-либо из банков. К сожалению, сотрудник пресс-службы «Альфа-Банка» Елена Резниченко, сперва поинтересовалась с чем связаны вопросы «ФедералПресс», после чего никаких ответов от нее получено не было.

Автор
Виктор Бодров
Автор фотографии
kasjauns_v

Source URL: http://vspro.info/article/krizisnyy-biznes-komu-vynuzhden-protivostoyat-mikhail-fridman