Жизнь в «цинковом гробу»

После аварии на принадлежащем УГМК заводе «Электроцинк» во Владикавказе, в очередной раз встал вопрос о том, что деятельность подобных предприятий ведет к экоциду и росту онкобольных

Полыхнуло во Владикавказе

21 октября в столице Северной Осетии Владикавказе произошло большое ЧП – пожар на местном заводе «Электроцинк». Размах возгорания поражал и шокировал. Общая площадь пожара – порядка 4500 кв. м., на месте работали почти полторы сотни пожарных, тушили десять часов. Самое печальное, что не обошлось без жертв – один из спасателей погиб, еще двое получили травмы. Это еще хорошо, что пожар случился ночью, когда в загоревшемся цеху не было рабочих. В ином случае счет жертвам и пострадавшим мог идти на десятки, если не на сотни.

После короткой оценки последствий ЧП гендиректор «Электроцинка» Игорь Ходыко сказал о шести-восьми месяцах, которые нужны на то, чтобы устранить последствия аварии.

Но простым горожанам было не до бизнес-переживаний «генерального». После того как возгорание на заводе было ликвидировано, местные жители стали массово обращаться в различные медучреждения с жалобами на приступы удушья. И это не просто слухи – эту информацию распространило региональное Министерство здравоохранения.

В республиканском отделении Роспотребнадзора так же отмечали, что в первые часы после ликвидации пожара на «Электроцинке» в воздухе действительно было зафиксировано превышении предельно допустимой концентрации содержания окиси углерода.

Правда, чуть погодя ведомство поспешило всех успокоить – мол, ситуация стабилизировалась – показатель окиси углерода находится в пределах нормы. Тем не менее, санитарные врачи все равно не рекомендовали в ближайшие дни жителям Владикавказа долго находиться на улице.

Успокаивало горожан и ГУ МЧС по Республике Северная Осетия, рассказывая на полном серьезе о том, что «санитарно-эпидемиологическая обстановка во Владикавказе находится в пределах нормы».

Однако, местные жители говорили другое: «в городе густой смог и рыхлый воздух, из-за чего им становится трудно дышать. В аптеках мгновенно раскупили марлевые повязки, медицинские маски и активированный уголь. Многие в те дни спешно покидали город. В некоторых образовательных учреждениях были отменены занятия.

Казалось бы, Владикавказ немаленький город. Почему пожар, пусть и весьма масштабный, привел город в настоящую панику? Да потому что горел не просто завод – а очень вредное производство, которое, находясь в черте города, и без всяких аварий считалось здесь главным источником «заразы» и повышения смертности от рака. Например, еще в сентябре, до ЧП первый замминистра экономразвития республики Алет Цориев заявил, что за последние полгода в Северной Осетии от онкологических заболеваний умерло на 88 человек больше, чем за аналогичный период прошлого года. Кроме того, депутат парламента Северной Осетии Дзамболат Тедеев рассказал, что еще год назад заказал специальное исследование почвы и воды вокруг завода. Результаты исследований петербургского Центра экспертиз и изысканий, обнародованные 24 октября, показали, что содержание вредных веществ превышено в сотни и даже тысячи раз.

А еще в 2017-м главврач республиканского онкодиспансера подтвердил, что за год количество заболевших онкологией выросло на 1,3 тыс. человек и достигло почти 17 тысяч. Согласно отчету института имени Герцена, в 2017 году Северная Осетия находилась на третьем месте по количеству онкологических заболеваний, число больных составляет 6,9% от общего числа населения. Еще одной причиной, по которой необходимо закрыть предприятие, жители называют генетические мутации, из-за которых, по их мнению, могут пострадать следующие поколения.

И тут еще такой пожарище – что там ушло в воздух? Конечно посыпались протесты и требования местных жителей убрать «Электроцинк» из города. Был массовый митинг. Мэр Владикавказа Махарбек Хадарцев поддержал горожан и пояснил, что городская власть направила руководству УГМК официальное письмо с требованием закрыть опасный завод.

«От себя лично обращаюсь к руководству УГМК с требованием: закройте завод «Электроцинк», уберите убийцу нашего здоровья, нашего будущего из Владикавказа», – писал градоначальник. – «Никакая прибыль не оправдывает того вреда, который наносит завод жителям Владикавказа. Какими деньгами можно измерить боль семей, в которых от онкологии умирают молодые люди?».

Правда, представители владельца завода, Уральской горно-металлургической компании, в ответ на требования жителей и местных властей закрыть или перенести производство, отреагировали коротко – «Электроцинк» будет стоять там, где и стоит, назвав выступление мэра Владикавказа чересчур эмоциональным.

Да и вообще реакция представителей УГМК в целом успокаивающе-убаюкивающая. Ну, случилось. Ну, сгорело. И по данным мониторинга МЧС и Ростехнадзора не было «никаких вредоносных ядовитых выбросов продуктов горения».

В общем, насчет экологии у УГМК ответ короткий – «все заявления о страшной опасности для жителей Владикавказа в связи с пожаром на «Электроцинке» необоснованны». И в очередной раз обещают, что предприятие со временем модернизируют.

«По предварительным данным, обновление завода произойдет до 2023 года», – говорят источники, близкие к руководству. А до этого дыши отравой?

Нам прибыль – вам смерть и болячки

ОАО «Электроцинк» – предприятие большое.  Производит и занимается продажей цинка, кадмия, серной кислоты, цинк-алюминиевых сплавов. История завода началась еще в конце 19 века, свое нынешнее название «Электроцинк» получил в 1934-м, когда завод выдал первый в СССР электролитный цинк.

В 2003 году «Электроцинк» начал новый отсчет, войдя в состав Уральской горно-металлургической компании. Если верить опубликованной на сайте «Электроцинка» финансовой отчетности, за последние два года выручка предприятия, которое все равно считается коммерчески успешным, уменьшилась больше чем на 300 млн рублей.

Если по итогам 2016 года она составляла 5,3 млрд рублей, то в 2017 году всего 4,9 млрд. Чистая прибыль в 2017 году составила 197,7 млн рублей, хотя в 2016-м она была в 1,5 раза больше – 318,4 млн рублей. Зато выросла кредиторская задолженность с 797,7 млн рублей до 935,5 млн рублей.

Если говорить об акционерах всего УГМК, созданного в 1999 году (данные на 22 мая 2015 г.), это: Selmareco Limited (85%, из которых 40% у Искандара Махмудова, 35% – у Андрея Козицына и 10% – у Андрея Бокарева), Burgend Investments Limited (7,5%, бенефициар – Игорь Кудряшкин), Talberg Investments Limited (7,5%, бенефициар – Эдуард Чухлебов).

 Выручка (2013 г., оценка Forbes) – 179,7 млрд руб. Уральская горно-металлургическая компания объединяет около 50 предприятий в горно-добывающей отрасли, цветной металлургии, машиностроении, а также в черной металлургии, строительстве, сельском хозяйстве, телекоммуникациях.

 Большинство заводов УГМК эксплуатируются от полувека и выше – при этом, последнюю четверть века, после лихих приватизаций девяностых, эти заводы работают фактически не на страну – а на карман небольшого количества новых хозяев жизни.

Конечно, для вида какие-то местные налоги платятся – но большая часть денег вместо поступлений в бюджеты разных уровней тихо-мирно оседают в оффшорных зонах. Что касается экологии – то в этом плане на Урале уже давно настоящая катастрофа. Только вот такого единого народного протеста нет – как во Владикавказе после пожара на «Электроцинке». Да и власти в той же Свердловской области, где находятся основные мощности УГМК, особо не напрягают цинковых олигархов убрать заводы с глаз долой или хотя бы их как-то осовременить. Потому там и случается всякое…

Например, год с лишним назад в реках Тальтия и Черная позеленела вода и пропала рыба. Причину долго искать не пришлось – на предприятии «Святогор», ведущем разработку Шемурского и Ново-Шемурского месторождений, тупо сбрасывали отходы в воду.

Но руководство завода выкрутилось из ситуации удивительным образом. По словам директора по горному производству УГМК Григория Рудого, в загрязнении рек оказались виновата… природа Северного Урала. Типа, особенности рельефа здесь таковы, что, как ни старайся, ничего поделать нельзя.

Наверное, природа виновата и в том, что онкозаболевания занимают вторую строчку в списке причин, по которым умирают уральцы, уступая лишь заболеваниям органов кровообращения. В 2015 г., по данным Свердловскстата, от рака скончались 9 502 жителя области.

И совсем не на природные явления ссылаются жители уральской Ревды утверждая, что вокруг Среднеуральского медеплавильного завода (СУМЗ) преобладают пейзажи, похожие на марсианские. Говорят, всему виной кислотные дожди с вкраплением тяжелых металлов.

«Забористая» смесь может вызывать мутации и даже онкологические заболевания. И это при том, что СУМЗ на Урале называют «образцово-показательным» заводом.

Есть материалы, говорящие о том, что пробы воды «по мышьяку» на свалке химических отходов «Утилис» близ города Новоуральска, превышают нормы в 720 тысяч раз! Как говорят местные жители – «мухи дохнут на лету». Свалка, находящаяся в менее чем в 2 километрах от жилых домов, вообще не имеет права принимать химические отходы 1 и 2 категории! Где местный Росприроднадзор и власти – большая загадка.

Несмотря на то, что свалку «Утилис» официально закрыли, рекультивацией там никто не занимался и даже по ходу не планирует. Запросы уральских экологов банально игнорируются – мол, не пожар же.

А вот на «Электроцинке» уже пожар. Пожар на заводе, который далек даже от тех самых уральских «образцовых» предприятий УГМК. И что с ним теперь делать, с этим «Электроцинком»?

Против завода во Владикавказе общественность борется давно – хотя и безуспешно. То, что рост онкологий в городе связан именно с «Электроцинком», ни для кого давно не секрет.

А то, как к заболевшим раком даже собственным работникам «Электроцинка» относятся руководители, показывает вот такой случай. Бывший работник завода Мурат Томаев рассказывал, что устроился на завод в 2003-м. В 2010-м  у него диагностировали рак. Через два года Томаев, по его словам, доказал, что болезнь напрямую связана с работой на «Электроцинке». Но все равно был уволен, семья осталась без дохода. Как говорится, больной рабочий – отработанный материал.

Бизнес, сеющий смерть

Но как не странно большинство горожан против объявленной УГМК модернизации. Для этого есть две причины. Во-первых, модернизация может пройти только на бумаге. Во-вторых, как говорят специалисты, завод слишком старый для того, чтобы пытаться поставить его на современные «рельсы».

Про изношенность оборудования и использование устаревших технологий говорили еще в 2009 году, когда на заводе произошел выброс диоксида серы. ПДК токсичного вещества была превышена почти в 5 раз.

Не так давно по историческим меркам, в 2005 году, на «Электроцинке» отметили столетний юбилей. Как тогда грустно шутили во Владикавказе, 100-летие отмечало не только цинковое производство, но и производственные мощности. Местные юмористы, конечно, несколько утрировали, производственным мощностям «Электроцинка» лет 50, не больше. И ситуация на других предприятиях УГМК не лучше, а то и хуже.

Вредные выбросы на заводе регистрировались и раньше. И на все претензии общественности и специалистов руководители предприятия отвечали, что обязательно проведут очередную модернизацию.

При этом даже озвучивались затраты на нее – 10 млрд. руб. до 2009 года. Но Минприроды регистрировали вредные выбросы и после.

Конечно, немало владикавказцев против ухода завода – в городе не так-то просто с работой. Но здесь уже надо делать выбор – или искать другое место или рисковать здоровьем и даже жизнью своих детей.

Проще снести и поставить новый с нуля. Но… не здесь. УГМК – против переноса. Надежда на федеральную власть? Было дело, пытались. Валентина Матвиенко после обращения сенатора Фадзаева по «Электроцинку» предложила задать министру природных ресурсов и экологии РФ Дмитрию Кобылкину в Совете Федерации на правительственном часе 7 ноября вопрос о деятельности УГМК в Северной Осетии.

Заседание состоялось. Там министр назвал завод «Электроцинк» градообразующим предприятием и, видимо, по бумажке добавил, что у Росприроднадзора особых замечаний по деятельности ЭЦ никогда не было.

«Дмитрий Кобылкин не изучил вопрос ЭЦ на должном уровне», разочарованно сообщил сенатор Арсен Фадзаев на своей странице в Instagram после такого заявления.

А ведь сейчас не 19 век, и даже уже не 20-й. Про вред тяжелых металлов в земле и воде слышали все. А земли и воды вокруг предприятий УГМК – это де-юре зоны отчуждения на десятки лет. Де-факто, там живут люди.

В том же Владикавказе даже земля, на которой стоят детские сады и школы, имеет повышенное содержание тяжелых металлов. Тезис экологов о «мутантах» вовсе не является гиперболой популистов – наличие мутаций в генах действительно может вызвать рак. А сами эти мутации на самом деле возникают из-за неблагоприятной экологической обстановки.

Не так давно адвокат из Республики Северная Осетия-Алания Руслан Калоев подал заявление на имя председателя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина (копия была отправлена генпрокурору Юрию Чайке), в котором просит привлечь к уголовной ответственности президента УГМК Искандера Махмудова и двух топ-менеджеров дочернего предприятия «Электроцинк» (Владикавказ) Игоря Ходыко (директор) и Сергея Олефирова (отвечает за безопасность).

Заявление подано после последнего ЧП на «Электроцинке». Однако сам Руслан Калоев уточнил, что готовил материалы еще до пожара. «Загрязнение атмосферы и почвы происходит давно. Я готовил материал по УГМК «Электроцинк», чтобы обратиться в суд с заявлением о его закрытии. Но пожар, к несчастью, произошел раньше», – сообщил адвокат.

«Из заключения экологического обследования территории Владикавказа усматривается, что во всех пробах смертельно и экологически опасно превышены содержания свинца, кадмия и мышьяка относительно ПДК, – можно прочесть из заявления Калоева на имя Бастрыкина и Чайки на его странице в Facebook. – Считаю, что смертоносный для людей и экологически опасный для окружающей среды вред наносит УГМК ОАО «Электроцинк» (Владикавказ). По данным официального сайта, президентом УГМК является Искандер Махмудов». 

Как поясняет адвокат, согласно ст. 42 Конституции РФ, каждый имеет право на благоприятную окружающую среду и возмещение ущерба, причиненного его здоровью экологическим правонарушением; согласно ст. 58 Конституции РФ, каждый обязан сохранять природу, бережно относиться к природным богатствам. 

На основании этого Руслан Калоев просит СКР возбудить уголовные дела в отношении Искандера Махмудова и двух руководителей «Электроцинка» по целому букету уголовных статей, включая «тяжелую» ч. 2 ст. 105 УК РФ «Убийство в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга». 

Конечно, большие сомнения, что против кого-то из этих господ что-то возбудят. Просто хотелось бы наивно верить, что такой общественный резонанс, который сейчас возник во Владикавказе, заставит их пересмотреть некоторые жизненные принципы и начать реально тратить деньги на модернизацию своих производств. Ну, не может же быть так, чтоб все в офшор да в офшор! Это и не безопасно нынче…

Автор
Дмитрий Михайлов
Автор фотографии
novosti333_ru

Статьи

X5 зовет пациентов

X5 Retail Group запускает маркетплейс по онлайн-бронированию лекарств, которые…

Дерипаска может модернизировать латвийский «рафик»

Рижский фотограф Mike Motorov запечатлел на парковке латвийской компании Ferrus…

МТС вернется в салоны «Связного»

Четыре года назад, в июне 2015 г., МТС и «Связной» разорвали отношения – в…

Час Х для группы «ГАЗ»: актив Дерипаски подведёт итоги

В Нижнем Новгороде 27 июня 2019 года пройдёт общее собрание участников (…

Эксперты оценили потери UC Rusal и «Норникель» из-за споров США и КНР

Если напряженность в торговых отношениях Китая и США будет нарастать, то цены…

Сбербанк подключил к системе мгновенных переводов первого сотового оператора

Сбербанк расширяет возможности собственной экосистемы мгновенных переводов. С…

Аналитика

Чужие здесь не ходят: кому принадлежит земля в России?

За 14 лет, которые прошли с составления первого рейтинга крупнейших…

«Вы могли его видеть»: большие данные МегаФона помогают находить пропавших людей

Ведущий оператор цифровых возможностей МегаФон запустил специальную платформу…

"Мышеловка" от Мельниченко?

В Правительстве РФ продолжают обсуждать сложную схему обмена активами между ПАО…

"Ход конем" Михаила Гуцериева

Михаил Гуцериев вложит 3 млрд руб. в фонд LSC Value Recovery II Владимира…

Ротенберг построит на триллионы

ВЭБ.РФ и «Стройпроектхолдинг» Аркадия Ротенберга подписали на ПМЭФ меморандум о…

ММК вложит 1,2 млрд руб в строительство логистического центра в Тольятти

Председатель совета директоров Магнитогорского металлургического комбината (ММК…

Плач Вексельберга

Виктор Вексельберг — владелец заводов, коммуникаций и аэропортов, 11-й среди…

Ядерный "Ватикан" снова требует миллиарды

Госкорпорация "Росатом" готова профинансировать 51% нового национального…

«МегаФон» и финская Cinia Oy проложат оптоволокно от Токио до Хельсинки

 «МегаФон» и финская Cinia Oy на Петербургском международном экономическом…

НЛМК обеспечит себя электроэнергией за 35 млрд рублей

Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК) Владимира Лисина построит…

Алтайская "заноза" Чемезова

Сергей Чемезов, глава "Ростех", предупредил правительство о проблемах на рынке…

Алексей Миллер — главная проблема «Газпрома»

В понедельник, 3 июня, «Газпром»  обошел по капитализации Сбербанк, став самой…

"Лукойл" с 27 по 31 мая выкупил свои акции и расписки на 1,77 млрд рублей и $11,9 млн

"Лукойл" в рамках программы обратного выкупа (buyback) приобрел с 27 по 31 мая…

Гуцериев на "ландромате"

"Бинбанк" мог активно участвовать в "ландромате", схеме, по которой из России…

Россия помогает Дерипаске. А он ей – нет

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков официально заявил, что…