1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
$14.4
Михельсон Леонид ВикторовичМихельсон Леонид ВикторовичФридман Михаил МаратовичФридман Михаил МаратовичУсманов Алишер БурхановичУсманов Алишер БурхановичПотанин Владимир ОлеговичПотанин Владимир ОлеговичТимченко Геннадий НиколаевичТимченко Геннадий НиколаевичМордашов Алексей АлександровичМордашов Алексей АлександровичВексельберг Виктор ФеликсовичВексельберг Виктор ФеликсовичЛисин Владимир СергеевичЛисин Владимир СергеевичАлекперов Вагит ЮсуфовичАлекперов Вагит ЮсуфовичХан Герман БорисовичХан Герман БорисовичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичПрохоров Михаил ДмитриевичПрохоров Михаил ДмитриевичАбрамович Роман АркадьевичАбрамович Роман АркадьевичАвен Петр ОлеговичАвен Петр ОлеговичМахмудов Искандар КахрамоновичМахмудов Искандар КахрамоновичРашников Виктор ФилипповичРашников Виктор ФилипповичАбрамов Алексанр ГригорьевичАбрамов Алексанр ГригорьевичНесис Александр НатановичНесис Александр НатановичКантор Вячеслав ВладимироваичКантор Вячеслав Владимироваич
$2.2
Гуцериев Михаил СафарбековичГуцериев Михаил Сафарбекович

Захочу – поэтом стану…

Увлекшись своей новой «игрушкой», миллиардер Михаил Гуцериев скупает творчество на корню
Версия для печатиPDF-версия

Невольный изгнанник – вернулся я в келью родную

Небезызвестный владелец «заводов и пароходов» Михаил писал стихи и раньше. Но так – написал пару рифм – в стол, терзаясь печальной участью большинства русских поэтов. А потом, видимо, вспомнил – ведь он же богач из богачей! А значит, он не такой поэт, как все другие – он особенный.

Дальше вдруг ставшего поэтом Гуцериева уже было не остановить. Пара опубликованных поэтических сборников не в счет – это так, для разминки. Музыка! Его стихам нужна музыка! Правда, он не настолько богач, чтобы в одночасье стать еще и композитором – но где наша не пропадала. Заполучив в приятели экстравагантного и неизбалованного большими деньгами Максима Покровского с его «Ногу свело», Гуцериев принялся осваивать музыкальную грамоту вдохновенно, что вдохновил уже своего нового друга, раньше принципиально не писавшего мелодий для кого-то, написать песенку под его стишок. А может музыканта Покровского вдохновил шелест банковских купюр у его уха – потому и дружбой с олигархом он предпочел не разбрасываться. Более того, Покровский стал этаким трамплином для Гуцериева, который, опробовав себя в новом амплуа  куплетиста-песенника, уже через него принялся энергично внедряться в российский шоу-бизнес. Причем, тогда все еще сидя на берегах Темзы и дожидаясь «погоды» на далекой Родине.

Любимые «игрушки» Михаила Гуцериева

Зачем покупать билет на самолет, если можно купить… самолет – примерно по такому принципу живет и творит известный российский поэт от бизнеса

Погоды дождался, вернулся. И с саблей наголо на музыкальные «баррикады». В 2012 году, когда программный директор ради «Шансон» Артур Вафин забраковал совместную песню Покровского и Гуцериева «Азия 80» для ротации, обиженный Гуцериев сделал то, чему следовал всю свою сознательную миллиардерскую жизнь – если он хотел что-то съесть, то не пережевывал это медленно и аккуратно, как обычно рекомендует врач-диетолог, Гуцериев заглатывал сразу и целиком – как удав. Так что спустя совсем небольшое время радио «Шансон» со всеми потрохами за 50 миллионов долларов было выкуплено начинающим поэтом, принципиальный директор Вафин по «собственному желанию» перешел работать к Гуцериеву – руководить новым продюсерским центром, а ранее «не форматная» песня «Азия 80», как выяснилось, при некотором стечении обстоятельств и после более тщательного ее прослушивания  вполне для шансонного эфира подходила.

Дальше – больше. С теми же потрохами, пусть и за меньшие деньги, к Гуцериеву отошло еще пару радиоканалов, Гуцериев сумел вклиниться в личную компанию Игоря Крутого, заодно получив контроль еще над несколькими радиоэфирами. И пошло-поехало… А чтоб не только пелось, но и говорилось, до кучи сделал финансовый канал и новостной, куда позвал «журналиста» Доренко, хорошо оплаченную вонь которого с центрального ТВ все уже успели давно подзабыть.

Мы будем жить и петь по новому

Если кому-то могло показаться, что Гуцериев действовал хаотично и необдуманно, чуть ли не оптом скупая радиоканалы, тот очень ошибался в своих суждениях. Все у господина поэта было рассчитано и продуманно, как у хорошего шахматиста. После массовой скупки едва ли не всего эфира, он методично взялся за исполнителей – да не за кого-нибудь, за звезд первой величины. Сначала, запустив станцию «Столица FM», которую позже переименовал в «Русский хит», закадрил Билана, Михайлова, Кирокорова и других себе в партнеры, подарив каждому по чуть-чуть акций канала, пусть пока и убыточного. Потом наступила очередь песен…

Нет, песни у нас в стране и до этого были. Зато не было песен на стихи поэта Михаила Гуцериева. Непорядок. Надо исправлять. И под знаком спасения отечественной эстрады от диктата менеджеров эфира (такой запоздалый камень в огород первого «диктатора» Артура Вафина) создал господин поэт целую «фабрику…» - нет, не звезд – звезда был он сам. Создал фабрику, которая конвейером штампует песни на его стихи. Какую фабрику – целую плантацию, белым человеком был он, все остальные… работали в «поле».

А работы было непочатый край. Несмотря на огромный бизнес, поэт умудряется быть необычайно плодотворным именно как поэт – словно любое четверостишие непременно пытаясь превратить в шлягер. «Как стихи неплохие – их бы на литературном вечере читать, но как переложить их в мелодию, ума не приложу» - такие шепотки можно было услышать в «застенках» той фабрики, где композиторы всех мастей, словно чернорабочие, пытались сотворить невозможное. А сотворить было надо – отказ не принимался, высказывать вслух свои мысли о тех или иных строках было и вовсе небезопасно – из шоу-бизнеса вылетишь раз и навсегда. А на твое место уже стоит очередь длиной в километр. Но композиторы если и ропщут, почти неслышно даже для самих себя – слишком уж вкусно тут «кормят». Современное оборудование, заказы на «сто лет» вперед, деньги сразу, да и великое дело – свой труд потом не надо пробивать. Стихи, композиторы, песни, аранжировки и, наконец, финал песни – ротация на радио, вся эта цепочка в руках одного человека. А вы говорите – необдуманно…

Глядя на такой пир во время чумы (во время кризиса, подковавшего всех, кроме Гуцериева), поближе к кормушке подтянулись и «избранные». И вот еще вчера чересчур разборчивый к предлагаемым песням Киркоров напевает гуцериевские оды, и капризная Валерия забывает про капризы, и другие не стали аскетов из себя корчить… В кризис многие артисты, привыкшие жить на широку ногу, вдруг начали чувствовать себя менее уверенно – выяснилось, что деньги сами по себе уже под ногами не валяются. В общем, тем, кто поумней и похитрей, пришлось стереть с лица снисходительную улыбку при воспоминании о том, что они «никогда бы в жизни не взялись петь» и начинать вроде как невзначай, мимоходом нахваливать гуцериевские сочинения. Ну, вроде как подкатывать – дай и мне чего-нибудь спеть. Тем паче, своим песням не разменивающийся по мелочам Гуцериев не даст пропасть. С такими деньгами, связями, умением навязать свою правоту – без лавров на самых престижных российских премиях ему было точно не остаться. Правда, на «Песне года-2016», пожалуй, «пересластили» -  аж 12 песен на его стихи получили почетные дипломы, а сам Гуцериев - звание «поэт года». Хотя, может, и не пересластили – каждая из бравшихся за исполнение его стихов звезд по умолчанию рассчитывала на свой местный «оскар» с негласной подачи «великого поэта», а так как на той же «Песне года» год из года за редким исключением почти одни и те же звезды и собираются, так еще и удивительно, что отметили ВСЕГО 12 гуцериевских песен. И это, кстати, еще один прозрачный намек на прагматизм и точный расчет Гуцериева – он наперед знал весь ход событий, так как сам же эти события и срежиссировал: произвел песню на свои стихи, «поженил» со своей песней артиста, который по умолчанию на главном годовом концерте точно будет и по привычке без приза не уйдет. Ибо финальный концерт – это отнюдь не конкурс на действительно лучшую песню, а мелькание давно всем знакомых физиономий, просто каждый год открывающих рот под новую песню. Так по какой причине эти физиономии не могут открывать рты под поэтические переживания Михаила Гуцерива, раскрашенные в музыкальный пейзаж очередного «раба-композитора», и одетые в яркую «обложку» дорогой студийной аранжировки? Не просто могут – обязаны! Праздник на этой улице оплачен – всем «сестрам» привычно достанется по «серьгам», то бишь, по диплому, в том числе и Гуцериеву – но тому целая коробка «сережек». Так что, 12 дипломных песен это лишь лиха беда начало – если уж великий труженик пера за что-то взялся, быть этому гуцериевским на все сто. Сколько там на песне года персон по сцене дефилировало – порядка 45? Так это Гуцериеву раз плюнуть – меньше, чем четыре раза по столько… то ли стихов написать, то ли творчества подкупить…

Не все то стих – что блестит

Знаете – всех этих звезд, рвавших душу под гуцериевские рифмы не жалко. Под Гуцериева их никто насильно не «гнул» - сами нагнулись. Одни из жадности, другие глядя на нагнувшихся коллег… Вот кого по-человечески жаль – настоящую русскую поэзию – да не обязательно поэзию, вообще творчество, классику. И как-то так принято у нас на Руси – если творчество настоящее, неподдельное – то обязательно нищее. Порой нищее до такого отчаяния, что на время готовое продать душу… лишь бы выжить.

Любой взрослый человек, особенно те, кто родом из СССР, помнит журнал «Москва». С советских времен – это большая журнальная классика наряду с «Невой», «Роман-газетой», «Звездой», «Октябрем», «Нашим современником» и многими другими, на которые раньше читатели библиотек даже загодя записывались в очередь.

И вот журнал, в восьмидесятые годы достигавший почти 800-тысячного тиража, а сегодня живущий на подачки, позволяющие в редкую стежку выкинуть в тираж в жалких полторы тысячи экземпляров, но упорно публиковавший на своих страницах только настоящую и заранее убыточную литературу, где сам Булгаков впервые опробовал своего «Мастера и Маргариту», вдруг позволил появиться у себя гуцериевским стихам.

Может, мы что-то этакое проглядели в этом сочинителе, может, в нем и в самом деле есть какая-то искра неподдельного таланта? Может, и есть – а вот чего нет у журнала, так это денег. Нет, даже не на зарплаты, не на еду – на то, чтобы не позволить умереть делу всей жизни, умереть старейшему русскому литературному журналу. А чтобы этого не допустить, всего-то и надо было дать маленькую слабину и напечатать среди других произведений и стихи Гуцериева. Зато какая компенсация за слабину – финансирование тиража в 20 тысяч экземпляров! Сотрудники редакции уже успели и подзабыть подобные цифры… Да и отказывать было себе дороже – вдруг обидится и купит журнал, сложив его в свою уже довольно-таки внушительную коллекцию «игрушек»? А для посвятивших себя своему детищу настоящих гуманитариев, живущих действительно ради творчества – это катастрофа.

Но, может, еще и шоу-бизнесу повезет и однажды господин Гуцериев наиграется с ним и забросит? И все пойдет по старому – без эстрадного кукловода-песенника? Вон, миллиардер уже розничные сети вовсю скупает - «Техносила», «Эльдорадо», М-Видео… И, пожалуй, это лишь начало – ведь процесс обогащения империи Михаила Гуцериева безостановочен. И без разницы, что и кого надо купить – тело или душу, бытие или сознание… У господина поэта на все есть цена и заранее заложенны расходы…

Голосов пока нет