1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
$14.4
Михельсон Леонид ВикторовичМихельсон Леонид ВикторовичФридман Михаил МаратовичФридман Михаил МаратовичУсманов Алишер БурхановичУсманов Алишер БурхановичПотанин Владимир ОлеговичПотанин Владимир ОлеговичТимченко Геннадий НиколаевичТимченко Геннадий НиколаевичМордашов Алексей АлександровичМордашов Алексей АлександровичВексельберг Виктор ФеликсовичВексельберг Виктор ФеликсовичЛисин Владимир СергеевичЛисин Владимир Сергеевич
$8.9
Алекперов Вагит ЮсуфовичАлекперов Вагит ЮсуфовичХан Герман БорисовичХан Герман БорисовичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичПрохоров Михаил ДмитриевичПрохоров Михаил ДмитриевичАбрамович Роман АркадьевичАбрамович Роман АркадьевичАвен Петр ОлеговичАвен Петр ОлеговичМахмудов Искандар КахрамоновичМахмудов Искандар КахрамоновичРашников Виктор ФилипповичРашников Виктор ФилипповичАбрамов Алексанр ГригорьевичАбрамов Алексанр ГригорьевичНесис Александр НатановичНесис Александр НатановичКантор Вячеслав ВладимироваичКантор Вячеслав ВладимироваичГуцериев Михаил СафарбековичГуцериев Михаил Сафарбекович

Вагит Алекперов: Бурить, пока есть нефть

Главная / Алекперов Вагит Юсуфович / Персональные интервью / Вагит Алекперов: Бурить, пока есть нефть
На насущные вопросы отвечает президент и совладелец ОАО «ЛУКОЙЛ» Вагит Алекперов.
Версия для печатиPDF-версия

После критики ценовой политики нефтяных компаний со стороны премьер-министра Владимира Путина, Федеральная антимонопольная служба предъявила претензии к трем нефтегазовым гигантам – «Роснефти», «Газпром нефти» и «ЛУКОЙЛу». По словам главы ФАС Игоря Артемьева, упомянутые компании резко повысили оптовые цены, хотя экономических предпосылок для этого не было. Цены на горючее упали, но вопросы остались. Например, почему оказался возможным этот скачок цен? На этот и другие насущные вопросы отвечает президент и совладелец ОАО «ЛУКОЙЛ» Вагит Алекперов.

БЕНЗИН ИЛИ ДЕФИЦИТ?

– Вопрос о наболевшем, Вагит Юсуфович. Почему в стране, которая производит столько нефти, такой дорогой бензин? Зачем и без того уже богатые нефтяники берут с народа лишнее?

– Отвечу вопросом на вопрос. Отчего в Иране бензин в большом дефиците? Эта страна тоже добывает много нефти. Но власть там вынуждена жестко лимитировать продажу топлива. К его нехватке привела политика сдерживания цен. Точно так же было и в СССР. Разве мы не помним, как, выезжая в отпуск на машине, набирали с собой по три-четыре полные канистры, потому что не были уверены, что сможем заправиться в дороге? Хотя страна добывала тогда целых 625 млн тонн нефти в год. Сегодня в России дефицита бензина нет. Разве это плохо?.. Не забывайте, что растут не только цены на топливо, но и себестоимость добычи тонны нефти. Только в производство экологически чистого горючего по стандарту «Евро-5» «ЛУКОЙЛ» вкладывает миллиарды долларов. Судя по продажам, российские автомобилисты уже почувствовали разницу между «старым» бензином и «новым». На автозаправках за рубежом наш «Евро-пятый» дизель тоже, что называется, уходит со свистом. Но главная наша задача – продавать топливо в России по ценам ниже мировых. В Москве или Рязани наш бензин стоит вдвое дешевле, чем, к примеру, в Прибалтике и Восточной Европе, на 40% ниже, чем на Украине.

– В феврале нефтяные компании снизили цены только после «царского окрика» – вмешательства Путина. Почему не до?

– Речь шла прежде всего о зимнем дизельном топливе и авиакеросине. Объемы их потребления резко выросли. Ажиотажный спрос взвинтил цены. Нефтяные компании оказались к этому не готовы. Такое случается почти каждый год, но подобного накала страстей еще не было. Одна из причин – ранние холода нынешней зимой. Зимнее дизельное топливо рассчитано на температуру до минус 30-35 градусов, летнее – до минус 10-13 градусов. Когда грянули морозы, на зимнее горючее перешли и Министерство обороны, и ОАО «РЖД». А это еще почти миллион тонн спроса. Не помогло даже сокращение экспорта нефтепродуктов в 4-м квартале 2010 г. Наоборот, в это время основной их объем направлялся на внутренний рынок. К тому же с 1 января увеличились акцизы и другие налоги, в том числе и на добычу полезных ископаемых.

– Нужно ли России вообще продавать нефть и газ за рубеж? Может, действительно, пора, наконец, соскочить с сырьевой иглы и сосредоточиться на чем-то более высокотехнологичном?

– Я тоже считаю, что мы должны экспортировать товары, а не сырье. Но сегодня доходы от продажи углеводородов – это половина госбюджета. Уберите их – и что останется? Моя задача как профессионала-технолога – принести в казну эти деньги. Как государство распорядится ими? Вложит в Сколково или в олимпиаду в Сочи? Это уже вопрос не к нефтяникам. Их миссия – бурить, пока есть нефть.

– Есть мнение, что ее запасы скоро иссякнут. Это правда?

– Хватит и нашим детям, и внукам. Когда я в начале 1970-х заканчивал институт, мне тоже говорили, что нефти и газа осталось лет на 30. А сегодня мы снабжаем ими всю Европу. При этом, не только открывая новые месторождения, но и тщательнее разрабатывая старые. Не так давно нефтеотдача пластов составляла 20-27%, сегодня – уже до 40%, а в обозримом будущем можно дойти и до 75-80%.

БЮДЖЕТ ИЛИ МИТИНГ?

– Доходы «ЛУКОЙЛа» исчисляются астрономическими цифрами. В народе говорят, что «нефтяники жируют». Вы и сам человек небедный – миллиардер. Власть призывает богатых делиться с народом. Вы не против? Идея социальной справедливости вам близка?

– Разумеется. В прошлом году мы заплатили почти 800 млрд рублей налогов и еще 300 млрд инвестировали в производство. Это и есть наша социальная ответственность. Для того, чтобы распределять доходы от нефти, существует система бюджетов – от федерального до муниципального. А также плоская шкала налогов, которая, по моему убеждению, дает возможность делить блага по справедливости. А затевать очередной революционный передел собственности в пользу бедных и бороться с богатыми... Я не сторонник этого. Надо бороться с самой бедностью. Каждый должен возделывать свой сад. Ну, скажем, средняя зарплата в «ЛУКОЙЛе» сегодня составляет 70 тыс. рублей, а всего в компании работает около 130 тыс. человек. Эти люди с большей охотой будут планировать бюджет своей семьи, чем митинговать на площади.

– А чем вас не устраивает прогрессивная шкала налогов? К примеру, такая схема: ежемесячный доход до 10 тыс. рублей налогом не облагается, от 10 до 100 тыс. – ставка налога 10%, от 100 тыс. до миллиона – 13%, от миллиона до трех – 25%, более 3 млн – 30 %. Разве это не справедливо?

– В 1990-е мы уже работали по прогрессивной шкале. Потом от нее ушли. Разница в налоговых сборах оказалась не слишком большой. Но именно в те времена предприниматели начали прятать свои доходы в тень, и, соответственно, расцвела коррупция. А кому это нужно? Принцип в обоих случаях один и тот же: кто больше зарабатывает, тот больше и платит. Но плоская шкала меньше давит на бизнес и дает ему встать на ноги. Девиз «Заплатил налоги – и спи спокойно» тут действительно работает. Вернем прогрессивную шкалу – и люди снова начнут искать пути увода денег, а не решения проблем.

– Вы сказали: «Надо бороться с бедностью». А зачем? Может, в своей бедности люди виноваты сами? Вот вы – трудоголик , а кто-то, наоборот, валяет дурака. Стоит ли таким помогать?

– Каждый человек по своей натуре хочет быть востребован в обществе. Работа нужна всем. Другое дело, что многие профессии, отрасли, даже целые города и регионы с советских времен так и остались невостребованными. Иногда это оправданно, но часто – нет. В России остро не хватает рабочих рук – не только чтобы мести улицы. И моя главная задача – создание новых рабочих мест. Это не просто слова. Три года назад я создал частный фонд «Наше будущее», который поддерживает социальное предпринимательство. Там можно получить ссуду для своего бизнеса. На входе и выходе – целая ярмарка идей. Сотни людей начали собственное дело – уже не мелкое, а среднее.

– А идея олигарха Михаила Прохорова о введении 60-часовой рабочей недели с 12-часовым рабочим днем вам по душе?

– Наши люди уже и так работают, как могут. Надо не увеличивать время работы, а поднимать производительность труда – в том числе и за счет мотивации трудящихся. Никогда не забуду, как однажды у меня на глазах водитель разгружал огромную фуру. Без экспедитора и без грузчиков: сам опускал платформу, сам выкатывал тележку, сам грузил тюки и отвозил их на склад. Один работал за пятерых!

– Зарплату он тоже за пятерых получит? Или за спасибо?

– Если бы и заплатили за пятерых, то это было бы справедливо. Если ты используешь одного работника вместо целой бригады, то обязан и платить ему в разы больше. Вот в чем смысл, а не в подневольной пахоте за копейки от зари до зари. Иначе получается, как в паровом двигателе: много пара, много шума, а КПД низкий. Все уходит в свисток.
 

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)