В. Вексельберг: Мы не кормушка... С одной стороны, мы даем преимущества, с другой, извлекаем известный бенефит

«Сколково» и «Росатому» удалось договориться о создании в иннограде центра по исследованиям и разработкам композитных материалов. Подробности в интервью Business FM рассказал глава фонда «Сколково» Виктор Вексельберг

Завершился первый день форума «РОСНАНО». «Сколково» и госкорпорация «Росатом» договорились о создании в иннограде центра по исследованиям и разработкам (RnD-центр) композитных материалов. «РОСНАНО» тоже будет работать на правах резидента. Зачем это нужно «Сколково», в интервью Business FM рассказал глава фонда Виктор Вексельберг.

Business FM: Я уже знаю многих ваших резидентов. Они говорят самое главное, там они создают какой-то продукт, им нужно финансирование, венчурный фонд просит долю, долю отдавать не хочется, «Сколково» очень удобно. При этом они совершенно на территории «Сколково» не находятся. А скажите теперь, вообще, а территория «Сколково» она нужна или «Сколково» превратилось уже в нечто совершенно другое?

Вексельберг: Я хотел бы, чтобы вы вспомнили, откуда появилось понятие виртуального «Сколково», откуда появилось решение о том, что присваивать статус резидента компаниям, которые подают свои заявки к нам, все это связано с естественным периодом, необходимым для строительства непосредственно физических объектов на нашей территории. Наша же задача, которую мы поставили перед собой - задача связана с созданием на территории «Сколково» эко-системы, которая будет совмещать в себе все элементы, все компоненты. Туда будет входить и университет, и технопарк, и исследовательские центры крупных корпораций. Элементы, скажем так, социальной инфраструктуры, которые, объединив все это вместе, дадут новое качество жизни и работы компаниям, людям, которые будут находиться на этой территории. Поверьте, все не кончается льготами на налоги и грантами.

Business FM: Вы думаете, что они все в конечном итоге переедут туда, там им будет лучше жить территориально?

Вексельберг: И то, что им там будет лучше жить, у меня нет ни малейшего сомнения. Передут ли туда все? Я реалист. В конечном счете, это же решение конкретного человека. Но то, что мы без сомнения увидим большой спрос на место в «Сколково»...

Business FM: На местожительство, квартирный спрос, в кавычках.

Вексельберг: Но не только квартирный, я имею в виду корпоративный спрос, и лично я в этом не сомневаюсь.

Business FM: Сегодня «РОСНАНО» и «Росатом» свои RnD подразделения заключило с фондом Сколково, чтобы они вошли как резиденты туда. Понятно почему, потому что, например, в функции «РОСНАНО» RnD не входят. Они должны производством заниматься, но, с точки зрения фонда «Сколково», зачем вам поддерживать за счет государственных же средств другую, смежную, скажем так, корпорацию, которая и так на госденьгах существует. Их логика понятна. Ваша какая?

Вексельберг: Нам очень важно, чтобы на территории «Сколково» размещались очень высокоуровневые проекты и исследовательские центры, которые, во-первых, пересекаются с нами по тематике, во-вторых, обеспечивают наличие там высокого уровня специалистов, и обеспечивают высокий уровень коммуникаций. Это важнейший элемент между образовательной и бизнес-средой. У нас с корпорациями «Росатом» или «РОСНАНО», ну, ярко выраженные схемы своего...

Business FM: Сочленения.

Вексельберг: Да. Мы в своей деятельности ориентированы исключительно на поддержку научно-исследовательского этапа. Мы не помогаем строить предприятия, для этого есть как раз «РОСНАНО», которая специализируется на производстве, и она коммерческая структура, она не берет на себя риска поддержки исследовательской деятельности. Мы же специально для этого созданы, мы предполагаем наличие определенного коммерческого риска, но мы не коммерческая структура, поэтому государство в нашем лице готово взять на себя такой риск, который на сегодня не готовы брать бизнес-структуры. Поэтому это разумное сочленение функциональных интересов в рамках выстраивания продвижения инновационного процесса.

Business FM: Повезло «РОСНАНО» и «Росатому». Помимо одних государственных денег, они еще воспользуются для своих RND-структур еще одним вторым этажом.

Вексельберг: Вот не надо как-то так утрировать. Безусловно, воспользуются, и, слава богу, и пускай воспользуются, потому что в противном случае они бы этого не делали, и тогда бы мы отстали, потому что мы бы не захотели брать этот риск.

Business FM: Теперь насчет крупных, глобальных компаний. Вы так сами сказали, наверное, все считают, что они свои инжиниринговые подразделения, RnD-подразделения завозят в «Сколково», чтобы угодить. Хотят иметь дело с РФ, почему бы нет. Вы в кавычках это говорили чуть-чуть, а как на самом деле? Вот уже зная, что большое количество реально российских структур там участвует, и это уже не является жизненно важным для сколково, как на самом деле?

Вексельберг: В первом списке компании, которые готовы приходить к нам, размещать у нас исследовательские центры - это те компании, которые давно уже присутствуют на российском рынке. В основном, это те корпорации, которые приходят сюда с готовыми продуктами, видят рынок лишь только как возможность продать услугу, изделие, продукт. Очень редко мы могли бы видеть, что в России размещаются исследовательские центры крупных корпораций, но это вполне естественная, с нашей точки зрения, следующая стадия кооперации и интеграции в российскую экономику, за счет прихода сюда, и предыдущего передела или предыдущей стадии продвижения продукта, исследовательской. Поэтому крупная корпорация, если она думает о перспективе расширения здесь присутствия, то, конечно же, наше предложение ей может казаться вполне разумным.

Business FM: Есть другое предположение. Допустим, все-таки фонд «Сколково» создает определенные льготные условия, значит, за эти льготные условия можно в благоприятном налоговом климате произвести ряд работ, затем, собственно, не начать ничего здесь производить, абсолютно применить результаты за пределами РФ. Что останется, собственно, РФ после этого?

Вексельберг: Во-первых, я хотел бы напомнить вам, что фонд «Сколково» оказывает поддержку и регистрирует лишь только российские компании. Так как вы говорите, для того, чтобы воспользоваться этими преимуществами, крупные корпорации должны и обязаны создать здесь российскую дочернюю структуру.

Business FM: Потом можно закрыть.

Вексельберг: Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Они знают, что они должны привлечь сюда российских специалистов, и не только российских, знают, что они будут платить налоги. Это значит, что регистрация IP будет на этой компании, если произойдет открытие или еще что-то. Поэтому, поверьте, эта ситуация взаимовыгодна. Мы не кормушка для...

Business FM: Тихая гавань.

Вексельберг: Абсолютно нет. Мы, как раз, та среда, которая с одной стороны, безусловно, дает определенные преимущества компаниям, которые к нам пришли, но и мы извлекаем из этого известный бенефит.

Business FM: Теперь насчет университета. Последний, но об этом надо сказать, об университете. Массачусетский технологический университет, один из первых в рейтинге, огромная его роль именно в создании венчурных бизнесов. Чему там будут учить, кого, и почему вы так настаивали на том статусе, что это учебное заведение будет существовать как бы в РФ, но будет не государственным даже, чтобы никакое лицензирование его не касалось?

Вексельберг: Мы еще определимся, чему там будут учить, но как минимум, мы понимаем, что у нас есть стратегические приоритеты, определенная тематика работы фонда. У нас есть пять кластеров, они известны. И, соответственно, исследовательская деятельность будет в рамке вот этих кластеров, специализация. Совместно с MIT будут разработаны, точнее MIT разработает для нас, безусловно, совместно с нами 37 образовательных программ. Они будут специально подготовлены, исходя из тех требований, которые мы сформулируем, и будут ориентированы для преподавания и образовательных исследовательских программ в рамках нашего университета. Мы их разработаем, это будет новая программа. Почему мы говорим, что это не государственный университет? Потому что, по сути, государство нам делегирует в виде этого статуса право на то, чтобы мы эти программы утверждали самостоятельно, не тратя время на дополнительные процедуры лицензирования и согласования. Это большая ответственность на самом деле, но мы надеемся, что партнерство с Эм-ай-ти - это и определенная гарантия качества.

Business FM: А как ребенка отправить туда учиться?

Вексельберг: Это будет очень жесткий отбор в будущем. Я думаю, что очень скоро мы запустим эту процедуру, потому что уже в следующем году мы сформируем первую группу студентов, которых мы отправим учиться в MIT. Они проведут год в MIT.

Business FM: Это по идеологии платное или наоборот, чисто конкурсная?

Вексельберг: Для студентов чисто конкурсная. Мы будем нести, фонд будет нести эти расходы, которые предусмотрены этим соглашением.

Business FM: ЕГЭ будет играть роль?

Вексельберг: Безусловно. Надо же как-то мерить знания студента.

Business FM: Спасибо.

Автор
Business FM
Автор фотографии
vdmsti_ru

Статьи

Правительство согласовало сделку по консолидации «Ростелекомом» Tele2

«Ростелекомом» Tele2. Об этом сообщили источник газеты «Коммерсантъ», знакомый…

Водоканал возглавил человек Ковальчика

Директором МУП «Водоканал» стал начальник Южной аэрационной станции Евгений…

«Дорогие штучки» с Тиной Канделаки: десять самых роскошных самолетов россиян

Миллиардеры — люди высокого полета, и крылья им нужны под стать. Если…

Бывший топ-менеджер «Просвещения» возглавил конкурирующее издательство

Новым гендиректором ООО «Издательский центр «Вентана-Граф», входящего в…

«Мастер пера»: Роман Абрамович – новый саратовский губернатор?

Популярный телеграм-канал «Мастер пера» - о визите в Саратовскую область…

Логинов ушел, чтобы остаться?

Как стало известно корреспонденту The Moscow Post, недавно ушедший в отставку с…

Аналитика

Анна Цивилева "утопит" деньги в Ванино?

Компания "Ванинотрансуголь", принадлежащая "Колмар груп", получит 34 млрд руб.…

Энергетики подали иск о банкротстве свердловской «дочки» Роскосмоса

Компания «ЕЭС-Гарант» потребовала банкротства свердловского «НИИМаша» из-за…

Миллиардер Лисин заплатил крупнейший налог с прибыли офшора

Основной владелец Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК), номер два в…

Прибыль «Русала» сократилась на 67%. Акции ушли в минус

Чистая прибыль «Русала» по итогам третьего квартала снизилась на 67,5% — с $597…

Миллиардера Рыболовлева "подсекут" на Кипре?

Бизнесмены, получившие гражданство в обмен на инвестиции лишаются гражданства.…

Патрушев залез в вагон Махмудова?

Бывший заместитель генерального директора по развитию шельфовых проектов «…

«Лента» начала расследование отравления 100 сотрудников в служебной столовой

 «Лента» начала служебное расследование причин массового отравления своих…

Супруги Мельниченко удвоили свои владения на Манхэттене

Супруга миллиардера Андрея Мельниченко купила пентхаус на одной из самых…

Хоккей и крабы. Где связь?

Ранее в СМИ сообщали о том, что только главный тренер команды Олег Знарок…

На Гуцериеве "траста" нет

Тяжёлые времена наступили для одиозного олигарха Михаила Гуцериева и его бизнес…

Согласованный "кидок" от Рельяна

На строительство БАМ и Транссиба привлекут военных. Может, хоть они воровать не…

Совет директоров ПАО "М.Видео" рекомендовал дивиденды за 9 месяцев в 33,37 рубля на акцию

Совет директоров ПАО "М.Видео" (группа "М.Видео-Эльдорадо", объединяет…

Минтранс РФ отменит приказ о переводе грузовых вагонов на кассетные подшипники

Такое решение было принято в четверг по итогам совещания у вице-премьеров РФ…

Гуцериев прибавил уголька

Как сообщает корреспондент The Moscow Post, промышленно-финансовая группа "…

Миллиардер из никелевых "трущоб"

Корреспондент The Moscow Post ознакомился с публикацией Business Insider про …