В тисках конкуренции: что сулит «Лукойлу» разворот в нефтегазохимию?

Развитие нефтегазохимического направления должно позволить компании обойти барьеры роста в добыче и нефтепереработке, однако рентабельность нового для нее сегмента будет ограничена высокой конкуренцией в России и за рубежом

В июне стало известно о планах «Лукойла» открыть нефтехимическое производство на территории одного из своих нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) — Пермского либо Кстовского, расположенного в Нижегородской области. Проект предварительной стоимостью $1 млрд будет ориентирован на выпуск полипропилена — базового полимера, в число крупнейших российских производителей которого входит другое предприятие компании, «Ставролен» (Ставропольский край). Ввод в строй новой площадки на треть увеличит общероссийские мощности по выпуску полипропилена (до 2,1 млн т в год с прошлогодних 1,4 млн т, по оценке Refinitiv), если не считать «Запсибнефтехим», скорый запуск которого «Сибуром» также приведет к наращиванию в отрасли полипропиленовых мощностей (на 500 000 т в год).

Строительство комплекса полипропилена должно будет стать шагом на пути расширения мощностей в нефтегазохимии, который был заявлен«Лукойлом» в марте прошлого года на Дне инвестора в Лондоне. Тогда же компания подтвердила намерение реализовать на «Ставролене» проект газохимического комплекса (ГХК), который должен будет перерабатывать попутный газ каспийских месторождений для производства карбамида — самого распространенного вида азотных удобрений, на долю которого в 2017 году пришлось 55% их глобального выпуска, как следует из данных Международной ассоциации производителей удобрений (IFA). В продуктовой линейке «Лукойла» удобрений до сих пор не было: наряду с Пермским НПЗ три российских газоперерабатывающих завода (ГПЗ) компании (Локосовский, Коробковский, Усинский) специализируются на выпуске сырья для нефтегазохимии — сжиженных углеводородных газов (СУГ) и широкой фракции легких углеводородов (ШФЛУ). То же самое справедливо и для двух зарубежных предприятий «Лукойла», которые, помимо СУГов, выпускают техническую серу (завод Бургас в Болгарии), бензол и нафту (Сицилийский НПЗ в Италии). Поэтому открытие новых производств позволит компании диверсифицировать непосредственно сам нефтехимический бизнес, который пока не играет для нее значительной роли.

Вынужденный шаг

Однако подобная диверсификация — во многом вынужденная мера, призванная обойти барьеры роста в сегментах Upstream и Downstream. В добыче на суше пространство для маневра ограничено тем, что в нераспределенном фонде разведанных месторождений не осталось крупных нефтяных гринфилдов, лицензию на последний из которых (Эргинское месторождение в Ханты-Мансийском автономном округе) в 2017 году заполучила «Роснефть». На море же возможности «Лукойла» скованы, с одной стороны, отсутствием доступа к арктическому шельфу, который есть только у госкомпаний, а с другой — монополией «Газпрома» на экспорт газа, осложняющей монетизацию газовых запасов Каспийских месторождений (им. Корчагина, Ракушечного, им. Кувыкина и других).

Свои сложности есть и в нефтепереработке, которая в ближайшие годы лишится косвенных субсидий из-за налогового маневра — повышения НДПИ в обмен на обнуление экспортных пошлин, разница в уровне которых для нефти и нефтепродуктов долгое время служила подспорьем для российских НПЗ.

Чтобы сохранить прежний уровень рентабельности, нефтепереработчикам придется модернизировать мощности, сокращая производство мазута и наращивая выпуск светлых нефтепродуктов — бензина, керосина и дизеля. И «Лукойл» по этому пути уже отчасти пошел, с 2012 по 2017 год увеличив выход светлых нефтепродуктов на своих российских заводах с 54% до 69%, снизив при этом выход мазута и вакуумного газойля с 34% до 14% (как следует из презентации к прошлогоднему Дню инвестора). Это наверняка облегчит НПЗ компании переход к новым фискальным условиям, но не решит проблему стагнации спроса на нефтепродукты — как в России, где из-за трудностей в экономике потребление бензина с 2016-го по 2018 год увеличилось лишь на 1,8% (с 34,9 млн до 35,6 млн т в 2018-м, по данным ЦДУ ТЭК), так и в Европе, где в ближайшие пять лет в силу ужесточения экологических требований к двигателям спрос на бензин снизится на 1,9% — до 1,9 млн баррелей в сутки (б/с), по прогнозу Международного энергетического агентства (МЭА), а на дизель — на 5,1% (до 6,19 млн б/с).

Еще более слабым будет спрос на мазут, почти 50% глобального потребления которого приходится на судовое топливо (3,4 млн из 7 млн б/с, согласно данным МЭА за 2018 год). Со следующего года по решению Международной морской организации (IMO) для морских перевозок нельзя будет использовать топливо с содержанием серы свыше 0,5% (против нынешних 3,5%). Из-за этого к 2024 году потребление высокосернистого флотского мазута снизится более чем в три раза (до 1,1 млн б/с, как следует из прогноза МЭА). Его долю на рынке, помимо морского газойля и сжиженного природного газа, займет мазут с содержанием серы не более 0,5% (1,8 млн б/с). Ни один российский НПЗ, по данным Refinitiv, такой мазут сегодня не производит, в том числе из-за высокого содержания серы в нефти Urals (1,44%, по данным НИФИ Минфина), которая менее пригодна для производства низкосернистых нефтепродуктов, чем Brent (0,40%).

Рост в условиях конкуренции

На этом фоне более перспективно выглядят рынки полимеров и минеральных удобрений, причем как на горизонте трех-пяти лет, так и в долгосрочной перспективе. К примеру, глобальный спрос на карбамид в период до 2022 года по своим среднегодовым темпам роста будет в полтора раза опережать его выпуск (1,6% против 1,1%, согласно прогнозуIFA), а потребление азотных удобрений в целом, по прогнозу Grand View Research, в 2020-2025 годы будет ежегодно расти в среднем на 2%. Еще более высоким, как следует из прогноза S&P Gloal Platts, в период до 2027 года будет средний прирост общемирового спроса на полипропилен (3%), дефицит которого четырехкратно увеличится в Азии — с 2,3 млн т в 2020 году до 9,7 млн т в 2027-м. Это справедливо и в отношении полиэтилена, другого базового полимера, возможность производства которого на газохимической площадке «Ставролена» «Лукойл» рассматривал в прошлом году. В 2020-2027 годы дефицит полиэтилена в азиатских странах вырастет более чем в полтора раза, с 15,5 млн до 26,6 млн т (здесь и далее — прогноз S&P Global Platts, если это не оговорено специально).

Однако у растущего спроса есть и обратная сторона в виде высокой конкуренции. Дефицит полиолефинов в Азии будет в значительной мере покрыт за счет импорта полипропилена из стран Ближнего Востока, где его профицит с 2020 по 2027 год увеличится на 80% (с 4,2 млн до 7,6 млн т), и полиэтилена из Северной Америки, где его профицит за тот же период вырастет на 40% (с 7,3 млн до 10,2 млн т). Неслабой будет конкуренция и на российском рынке, поскольку ввод в строй «Запсибнефтехима» приведет к дальнейшему вытеснению импорта, доля которого в потреблении полиэтилена с 2014 по 2018 год снизилась на треть (с 35,1% до 24,1%, согласно данным Inventra), а рандом-сополимера полипропилена (сырья для производства труб) — почти вдвое (с 39,2% до 22,1%).

То же самое касается и рынка карбамида — как глобального, где, несмотря на рост спроса, производство все равно будет превышать потребление (197 млн т против 188 млн т, согласно прогнозу IFA на 2022 год), так и российского, на котором импорт покрывает лишь 6% спроса (по оценке Infomine за 2018 год), а потому ниша для вытеснения зарубежных производителей чрезвычайно узка.

В этих условиях конечный успех «сдвига» в нефтехимию будет зависеть от способности «Лукойла» отыскать свободные рыночные ниши, минимизировав при этом издержки. Одним из решений здесь могла бы стать специализация на выпуске малотоннажных полимеров, в производстве которых используются различные добавки и импорт которых не будет замещен даже после ввода в строй «Запсибнефтехима», в чьей линейке будет превалировать полиэтилен и полипропилен базовых марок.

В сегменте же удобрений на руку «Лукойлу» может сыграть сравнительная близость к экспортным рынкам и наличие собственного дешевого сырья — попутного газа Каспия, доступ к которому будет весьма нелишним в условиях ценовой конкуренции. От того, сумеет ли компания этими преимуществами воспользоваться, и будет зависеть ее доля на новом для нее рынке.

Автор
Кирилл Родионов
Автор фотографии
Макс Новиков

Статьи

В Сурхандарье сотни шахтеров «Шаргунькумира» бросили работу и вышли на акцию протеста. На место прибыла комиссия из Ташкента

Почти 200 шахтеров АО «Шаргунькумир» в Сарыасинском районе Сурхандарьинской…

Сотрудникам ГАЗа санкционировали отпуск

Группа ГАЗ может перевести сотрудников на четырехдневную рабочую неделю с…

Прибыль группы Альфа-банка сократилась почти в три раза

В первом полугодии чистая прибыль группы Альфа-банка (входят ABH Financial, АО…

Нефть оказалась в сложном обложении

Как стало известно “Ъ”, чтобы компенсировать 600 млрд руб. выпадающих доходов…

Акционеры «Норникеля» больше не спорят о дивидендной политике

 «Норникель» остается сторонником дивидендной формулы, которая привязывает…

Тува перекапывает недра

В Туве Росприроднадзор ведет проверки горнодобывающих предприятий крупных…

Аналитика

Все ярды в одной корзине

Цифры бьют по глазам. Десять лет назад Михаил Прохоров первоначально вложил в …

Михаил Прохоров: распродажа продолжается

В начале этого десятилетия Михаил Прохоров был самым известным российским…

Акции «Лукойла» подорожали на 5% на новостях о цене выкупа бумаг у акционеров

Акции «Лукойла» вечером в понедельник, 19 августа, подорожали на 5%, после того…

Терминал UCL в Таганроге в I полугодии сократил расходы на развитие в 5 раз

АО "Таганрогский морской торговый порт" (ТагМТП, входит в группу UCL Владимира…

У «Обуви России» снизилась чистая прибыль по МСФО на 54,2%

Консолидированная неаудированная выручка группы во втором квартале увеличилась…

Тульский «Арсенал» спонсируют «Роснефть», «Газпром» и Усманов. Все из-за губернатора, который работает с Путиным с 1999-го

«Надеемся, что тульский «Арсенал» будет не хуже английского», – то ли шутя, то…

«Русал» Олега Дерипаски строит крупнейший завод в депрессивной части Кентукки. Это привело к политическому скандалу в США

В США усиливается политический скандал, связанный со строительством в штате…

Инвестор, ресторатор, меценат: как кубанский магнат Галицкий прожил год без "Магнита"

Бизнесмен Сергей Галицкий – один из самых известных и уважаемых кубанцами людей…

Пятый «поход» за Потаниным

Бывшая жена олигарха Владимира Потанинауже, наверно, в пятый раз подала иск о…

Спасение "Газели". Как Дерипаска переформатировал Горьковский автозавод

Срочное переформатирование Горьковский автомобильный завод — одно из немногих…

Как закалялся Дерипаска

цифра 3,6 млрд долларов – состояние Дерипаски на 2019 год, 30-е место в списке…

20 лет Владимира Путина: трансформация экономики

В августе 2019 г. исполняется 20 лет первому назначению Владимира Путина на…

Мордашов захватит родину Ломоносова?

По информации ДОФы стало известно, что Алексей Мордашов, якобы, планирует не…

"Русал". Как русские завоевали мировой рынок алюминия

Посуда, банки для напитков, мобильные телефоны, компоненты для авиации и…

Олег Дерипаска "сдал" свое имущество

Российский миллиардер из списка Forbes, недавний член Большой семьи Олег…