1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
$14.4
Михельсон Леонид ВикторовичМихельсон Леонид ВикторовичФридман Михаил МаратовичФридман Михаил МаратовичУсманов Алишер БурхановичУсманов Алишер БурхановичПотанин Владимир ОлеговичПотанин Владимир ОлеговичТимченко Геннадий НиколаевичТимченко Геннадий НиколаевичМордашов Алексей АлександровичМордашов Алексей АлександровичВексельберг Виктор ФеликсовичВексельберг Виктор ФеликсовичЛисин Владимир СергеевичЛисин Владимир СергеевичАлекперов Вагит ЮсуфовичАлекперов Вагит ЮсуфовичХан Герман БорисовичХан Герман БорисовичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичПрохоров Михаил ДмитриевичПрохоров Михаил ДмитриевичАбрамович Роман АркадьевичАбрамович Роман АркадьевичАвен Петр ОлеговичАвен Петр ОлеговичМахмудов Искандар КахрамоновичМахмудов Искандар КахрамоновичРашников Виктор ФилипповичРашников Виктор ФилипповичАбрамов Алексанр ГригорьевичАбрамов Алексанр ГригорьевичНесис Александр НатановичНесис Александр Натанович
$2.5
Кантор Вячеслав ВладимироваичКантор Вячеслав ВладимироваичГуцериев Михаил СафарбековичГуцериев Михаил Сафарбекович

В шаге от ядерной катастрофы

Главная / Кантор Вячеслав Владимироваич / Обзор статей / В шаге от ядерной катастрофы
Международный люксембургский форум ищет пути сближения позиций России и США по избавлению человечества от угрозы уничтожения
Версия для печатиPDF-версия

Перед новым, 2017 годом в столице Великобритании прошло очередное, 24-е по счету заседание наблюдательного совета Международного люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы. Организация, в состав которой входят выдающиеся мировые ученые и политики, отставные министры и командующие вооруженными силами, видные эксперты по контролю над вооружениями, а среди них – президент Европейского еврейского конгресса, доктор наук Вячеслав Кантор, академик РАН Алексей Арбатов, посол из Швеции доктор Ханс Бликс, экс-министр иностранных дел России Игорь Иванов, бывший министр обороны Великобритании Дес Браун, президент Пагуошского движения из Индии Джаянта Дханапала, российский сенатор Владимир Лукин, видный отечественный ученый, профессор Владимир Дворкин, экс-министр иностранных дел Австралии Гарет Эванс и др., подводила итоги своей работы за минувший год и намечала планы на перспективу. И ей есть чем гордиться.

ФОРМУЛА РИСКА

Люксембургский форум за отчетный период провел две конференции – одну в Вашингтоне, другую в Амстердаме, где выработал предложения для лидеров крупнейших ядерных государств по снижению международной напряженности. Среди них идеи о возобновлении переговоров о сокращении стратегических вооружений, включая и достратегические; принятие мер по исключению случайного или ошибочного пуска ракет и увеличение времени для принятия решения на ответные действия; возобновление сотрудничества по обеспечению безопасности оружия массового поражения; организацию дипломатических переговоров по проблеме противоракетной обороны, о кибербезопасности и договоре о нераспространении ядерного оружия; о продлении действия на пять лет Пражского договора 2010 года (СНВ-3) и по другим темам. Но к сожалению, как отметили выступающие на форуме, эти рекомендации не получили необходимой поддержки.

Особенно резкой была реакция Москвы. В качестве невозможности вести переговоры с США были названы такие причины, как необходимость организации многосторонних соглашений с другими ядерными державами, а также продолжение развертывания на Европейском континенте глобальной американской системы ПРО, существование потенциальной угрозы разоружающего удара стратегическими неядерными средствами высокой точности по российским ядерным силам сдерживания, опасность милитаризации космического пространства… Основанием для такого ответа, как считают на Люксембургском форуме, стало отсутствие доверия между двумя крупнейшими ядерными державами. Особенно в условиях, как отмечалось в одном из докладов, «откровенно враждебной санкционной политики по отношению к России» со стороны западных стран.

«В современном мире сложилась ситуация повышенного риска непреднамеренного или спровоцированного применения ядерного оружия с непрогнозируемой эскалацией, – считает президент Международного Люксембургского форума Вячеслав Кантор. – Она усугубляется новыми угрозами ядерного терроризма. Только объединение усилий ведущих стран и возобновление сотрудничества в ядерной сфере может противостоять возможной катастрофе».

А если этого сотрудничества сегодня нет и нет доверия между ведущими ядерными державами, то стоит ли игра свеч, нужно ли ломиться в открытую дверь, убеждая мировых лидеров в том, что в том числе именно от них тоже зависит снижение мировой напряженности?

ФОРМУЛА НАДЕЖДЫ

В наблюдательном совете Люксембургского форума считают, что делать это, безусловно, стоит. Стоит обязательно. Шаг за шагом, привлекая внимание мировой общественности, политиков и СМИ к своей работе, к тем идеям и мыслям, которые высказывают крупнейшие специалисты планеты по контролю за ядерным оружием, мы действительно будем приближаться к более безопасному миру, чем тот, в котором планета живет сегодня. Шанс на это дает и прошедшая в США избирательная кампания, в которой победил не связанный с прежней американской администрацией Дональд Трамп, многие высказывания которого, в том числе и о необходимости налаживания прагматичного, делового сотрудничества с Россией, внушают определенный оптимизм.

«Мы сегодня осмысливаем те новейшие изменения, которые произошли в геополитических процессах, – заявил журналистам господин Кантор. – Во-первых, это избрание новой администрации США. Во-вторых, это брекзит. В-третьих, новые тренды, появившиеся в Европе в связи с активным изменением политического аспекта. Далее, как мы хорошо знаем, кризисные процессы в Сирии, которые далеки от регулирования, и на Украине. Все эти вопросы предполагают серьезное рассмотрение экспертами Люксембургского форума, как мы это делали и на предыдущих этапах нашей деятельности. Эти вопросы соответствовали нашему представлению о необходимости ответить на них с целью снижения международной напряженности, с целью улучшения процессов стабилизации в мире».

Сегодня с избранием нового президента США ситуация в мире резко меняется и появляется надежда на то, что с новой администрацией нам удастся переломить тот негативный ход развития двусторонних отношений и начать новый диалог по многим вопросам, которые стоят на повестке дня. И прежде всего по вопросам, связанным с ядерной безопасностью, – сказал автору этих строк бывший министр иностранных дел России Игорь Иванов.

Заявление Дональда Трампа о том, что он не хочет конфликтов с Россией, внушает оптимизм, – считает шведский ученый Ханс Бликс. Тем более что и Владимир Путин в обращении к Федеральному собранию говорил о том, что Россия и США могли бы работать вместе. Мы знаем, что ключи к решению большинства мировых проблем находятся в Вашингтоне и  Москве.

И хотя предвыборная риторика и реальные дела нового президента США не обязательно совпадут по всем параметрам, надежда на оздоровление международной обстановки все-таки есть. И это хороший знак, считают и другие участники Люксембургского форума. Тем более что выход Британии из Европейского союза, неснижаемая напряженность на Ближнем Востоке и на Корейском полуострове, которая грозит сломом Договора о нераспространении ядерного оружия, взаимные претензии между Москвой и Вашингтоном по поводу выполнения Договора о ракетах средней и меньшей дальности, а также проблема ПРО требуют незамедлительных переговорных усилий двух стран в решении всех этих и других противоречий.

ФОРМУЛА ДОВЕРИЯ

Как их решать? Только за столом, в равноправном, взаимоуважительном диалоге – так звучал ответ на этот вопрос в выступлениях членов наблюдательного совета Люксембургского форума. Причем на высоком профессиональном уровне. Хотя за последние годы, сетовали участники конференции, когда прекратились переговоры между Соединенными Штатами и Россией по проблемам безопасности, растерян огромный опыт, который накопили предшествующие поколения, добившиеся подписания Договоров по ПРО 1972 года, по РСМД 1987 года, по сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-1) 1991 года. Эти переговоры, которые шли по несколько лет, оттачивали не только основополагающие формулировки, не позволявшие сторонам потом трактовать их лишь в свою пользу, но и конкретизировали определенные понятия, которые вошли потом в военно-политические словари, связанные с процессом разоружения и контроля над вооружениями. Даже Пражский договор 2010 года, или, как его еще называют, СНВ-3, целиком и полностью базируется на разработках переговорщиков СНВ-1. Но и СНВ-3 уже без малого семь лет. А тех, кто работал с той и другой стороны – от американцев и от русских до 1991 года, – на государственной службе уже практически не осталось. Нужно готовить новых переговорщиков. И это задача не одного дня и даже не нескольких месяцев.

Еще одна проблема. Новые переговоры с США и НАТО по ядерной проблематике необходимо сочетать с другими вопросами, сделать их комплексными. Сегодня очевидно, что нельзя добиться прогресса в дальнейшем сокращении стратегических наступательных вооружений, не поставив заслон развертыванию глобальной системы ПРО, которую так активно продвигают Соединенные Штаты на Европейский континент и в Юго-Восточной Азии. Они невозможны без диалога о кибербезопасности и киберугрозах, так как системы управления ядерным оружием и его защиты могут быть уязвимыми при кибервоздействии. Что крайне опасно, так как создает обстановку неопределенности и у кого-то могут не выдержать нервы.

Поднимался на конференции вопрос и о своеобразном стокгольмском синдроме – привыкании мировой общественности к разговорам о ядерной опасности, с одной стороны, а с другой – о разработке договора о всеобщем запрещении ядерного оружия, на чем активно настаивали представители Скандинавских стран и Австралии. И то и другое, как заметили некоторые докладчики, только расхолаживает политиков. Никого не надо пугать ядерной опасностью, но держать ее в уме, делать все возможное, чтобы свести ее к нулю, необходимо. И в то же время не стоит надеяться, что какая-либо страна из ядерного клуба или обладающая ядерным оружием, но не входящая в него официально, откажется от своего ядерного потенциала. Для нее он – гарантия безопасности. Об этом говорил профессор Дворкин. Он напомнил собравшимся, что у Муаммара Каддафи и Саддама Хусейна не было ядерного оружия, и их судьба всем известна. И потому не стоит надеяться, что северокорейский лидер добровольно откажется от своего ядерного потенциала. Другое дело, что нужно точно знать, кто и какими запасами, системами и возможностями обладает, не допускать шантажа ядерным оружием, как это, к примеру, делает Пхеньян, добиваться предсказуемости поведения стран, обладающих запасами ядерных ракет, стратегических ракетных атомных подводных лодок и бомбардировщиков…

Но этого можно достичь только тогда, когда ведущие ядерные державы опять начнут доверять друг другу, хотя и при тщательном контроле за самым грозным оружием, которое разработало человечество, говорил сенатор Владимир Лукин. Потенциал доверия окончательно не подорван. Осталась тонкая ниточка, но она есть. И восстановить доверие можно и нужно как первый шаг, через совместные усилия по проблеме ядерного нераспространения. В том числе и через давление на Северную Корею. И тут первую скрипку должен сыграть Китай. Россия, впрочем, тоже.

Контроль и доверие – вот та формула надежды, которую и дальше собирается продвигать в жизнь Международный люксембургский форум по предотвращению ядерной катастрофы.           

Голосов пока нет