Скоч: Я добился успеха в бизнесе, но к тому времени мной овладела довольно приличная скука эксклюзив

Один из самых богатых людей России Андрей Скоч (4,2 млрд долл. по версии Forbes) не считает денег в прямом смысле слова.

Один из самых богатых людей России Андрей Скоч (4,2 млрд долл. по версии Forbes) не считает денег в прямом смысле слова. Он не интересуется, какой доход приносят 30% акций «Металлоинвеста», переданные отцу во владение, а другу и совладельцу Алишеру Усманову — в управление. При этом тратит на благотворительность по 14 млн долл. в год. Как уйти из большого бизнеса и совместить несовместимое — деньги и отсутствие интереса к ним, — депутат Госдумы АНДРЕЙ СКОЧ рассказал корреспонденту РБК daily ИНГЕ ВОРОБЬЕВОЙ.

«СЕГОДНЯШНИЙ Я В БИЗНЕС ВОЗВРАЩАТЬСЯ НЕ ХОЧЕТ»

— Недавно Forbes оценил ваше состояние в 4,2 млрд долл. Насколько это адекватная оценка?

— Такого рода оценки достаточно виртуальны. Может, да. Может, нет. Мне неизвестны параметры, из которых исходят специалисты, составляющие список.

— Они оценивают активы, которыми вы владеете.

— Не могу сказать точно, стоят ли мои активы таких денег. К тому же формально с 1999 года они принадлежат моему отцу. И с этого времени, как верно сказал Алишер (Усманов. — РБК daily), я индифферентно отношусь к тому, что происходит в компании, да и вообще в бизнес-сообществе, я полностью доверяю Алишеру.

— Какой доход от владения 30% акций «Металлоинвеста» у вас был в прошлом году?

— Понятия не имею. Вообще.

— И совершенно не представляете, сколько денег зарабатываете?

— В общих чертах. Верю в своего друга. Он очень увлечен бизнесом — раз. Он падал и поднимался неоднократно, опыт колоссальный. Это два. Я очень хорошо знаю его сердце и понимаю, как работают его мозги. Я ему полностью доверяю.

— Через пять лет г-н Усманов, по его собственным словам, собирается на покой. Вы возглавите империю? (Предварительное распределение долей в уже созданной компании USM Holding таково: 50% — у Алишера Усманова, 30% — у фонда Андрея Скоча, 10% — у Фархада Мошири, 10% зарезервировано для менеджмента.)

— Он спрашивал, хочу ли я. Но что будет через пять лет, не знаю. Человек неоднократно меняется в течение жизни. Говорят, даже раз в семь лет. Отвечу так: сегодняшний я в бизнес возвращаться не хочет.

— Есть ли еще человек, которому после ухода г-на Усманова из бизнеса вы будете столь же доверять?

— Пока такого человека нет. Мы с Алишером 20 лет знакомы. С 1992 года. В то время я занимался компьютерным бизнесом и нефтепродуктами. Чтобы торговать бензином, надо было находить нефть и перерабатывать на заводе. В один прекрасный день оказалось, что все те прекрасные связи, которые были, не сработали и нефть мы найти не можем. И один знакомый посоветовал Алишера. Я к нему пришел и попросил помощи на обоюдовыгодных условиях. Помочь у него не получилось, но мы по­знакомились. И так, день за днем, симпатия переросла в дружбу.

— Как часто общаетесь сейчас?

— Почти каждый день. То он у меня в гостях, то я у него. Квартиры у нас рядом, можно пешком ходить.

— А что было определяющим, когда вы решили отойти от дел?

— Счастье человеческое — в увлеченности. Если ты увлечен своим делом, значит, ты на своем месте. Я добился определенного успеха в бизнесе, но к тому времени мной овладела довольно приличная скука. Для чего живу? Деньги ради денег? Я искал себя. Эти внутренние вопросы накопились, а само решение участвовать в выборах в Госдуму в 1999 году было спонтанным. Но я нисколько о нем не жалею.

— Вы помните свои первые выборы?

— С колес все было. Кроме металлургов, меня в Белгородской области никто не знал, я ни с какой партией не ассоциировался и не хотел. Рейтинг узнаваемости был почти нулевой в отличие от моих многочисленных соперников. Там и бывший начальник Главного разведывательного управления родом из Белгородской области был, и первый секретарь местной Компартии, и вице-губернатор... Я победил только потому, что не ленился. Просыпался в половине шестого утра, засыпал после полуночи. Все это время проводил в разъездах, встречах с избирателями. Аудитории были от 300 до 2000 человек, в среднем по четыре на день. Люди мне поверили. Четвертый раз переизбираюсь.

«Я ВЫХОДИЛ НА ДУМУ С ПРЕДЛОЖЕНИЕМ ИЗМЕНИТЬ ДЕКЛАРАЦИЮ»

— Вы автор скольких законопроектов?

— Ста, по-моему. Из них 20 стали работающими законами. Для промышленности удалось отменить НДС на ввозимое иностранное оборудование, которое не производится в России. Это модернизация заводов, это колоссальные контракты, которые сразу подешевели на миллионы долларов. Льготы по обучению для детей-сирот, развитие ипотечного законодательства. Сейчас работаю над законопроектом о волонтерстве. У нас есть добрые, отзывчивые люди, готовые помогать, и эта помощь очень значима, особенно для детей-отказников. Но мало кто знает, что волонтеры в России сегодня вне закона. Формально они не могут переступить порог государственной больницы в качестве добровольных помощников. Разве не абсурд?

— А что с последним законопроектом, в котором вы пытались процедуру декларирования доходов чиновниками сделать более открытой?

— Он сейчас в профильном комитете. Недавно президент России внес аналогичный законопроект. Для меня не так уж важно, какой из них пройдет. Вы же понимаете, скорее всего президентский.

— Не противоречите ли вы сами духу собственного законопроекта? Судя по последней декларации, вы живете на депутатскую зарплату 1 905 088 руб. 63 коп., владеете полутора квартирами и совсем без транспорта. И при этом не последний в списке Forbes...

— Мой отец по нашему закону имеет право содержать моих детей, оплачивать и мои расходы тоже. Я ничего ни от кого не скрывал. Но декларация в нынешнем виде куцая и правду не отражает. В ней нет пункта, где сообщается о пользовании имуществом третьих лиц. Я, кстати, выходил на Думу с предложением изменить декларацию, чтобы такой пункт в ней появился. Ты пользуешься дорогой машиной, живешь в большом доме. Откуда? Напиши. По доверенности, без доверенности? Назови.

— Много знаете таких?

— Я этим не интересуюсь, это не моя забота. Тенденция беспокоит людей, я же отреагировал как законодатель. И этот вопрос в первую очередь люди адресуют не бизнесменам, а чиновникам, которые наделены контрольно-распределительными функциями. У людей искреннее негодование: как при зарплате, условно говоря, 20 тыс. руб. чиновник живет в шикарном особняке в центре города или разъезжает на дорогой машине?

Инициативу завернули сразу. Даже до комитета не дошла.

— Встречный вопрос: зачем тогда вы передали акции отцу, чтобы тот отдал их в доверительное управление Алишеру Усманову? Могли бы оставаться собственником и напрямую довериться другу.

— Я в первый раз шел в депутаты, когда до выборов оставалось совсем немного времени. Многие решения принимал на скорую руку, впопыхах. Меня проконсультировали тогда, что я вообще не имею права ни бизнесом заниматься, ни собственностью владеть. Оказалось, что это не совсем так, собственностью владеть могу. Но о том, что отдал акции, нисколько не жалею. Прежде всего я решил этот вопрос для себя, подчеркнуто отошел от дел бизнеса.

«ДЕЛАЮ ТО, С ЧЕМ МЕНЯ СВОДИТ СУДЬБА»

— К 1999 году вы уже сколько лет бизнесом занимались?

— С 1986-го. 13 лет, получается.

— Депутатством почти столько же. Скука приличная не овладела?

— Нет. Для меня важна не столько политика как таковая, сколько общественная и благотворительная деятельность. Кто-то получает удовольствие от йоги, кто-то — от стакана. А мне нравится помогать. В этот момент понимаю, для чего родился.

— Есть ли сумма, которой вы ограничиваете свое желание помогать?

— Нет. Пока я не отказал ни одному человеку, попавшему в беду.

— Ваш фонд «Поколение» взялся за второй благотворительный проект по реставрации воинских захоронений за рубежом, на этот раз в Венгрии. Сколько стоил предыдущий проект в Порт-Артуре (Китай) и во сколько обойдется этот?

— В Порт-Артуре изначально говорили о 1,5 млн долл., в итоге вышло 15 млн. Мы не только восстановили кладбище, но и провели серьезную поисковую работу, установили имена захороненных, насколько это возможно. Там покоится прах более чем 21 тыс. наших солдат и офицеров, которых хоронили в Русско-японскую, Вторую мировую и во время корейской войны 1953 года.

Проект в Венгрии, по предварительным данным, будет стоить 5 млн долл. Это реставрация советского участка кладбища Керепеши в Будапеште и воинских захоронений в городе Секешфехервар. Недели через две специалисты все еще раз просчитают и дадут смету. На этих кладбищах захоронено от 10 тыс. до 17 тыс. человек. Бои в тех местах были тяжелейшие, людей хоронили на скорую руку, под огнем, отсюда и разбежка в цифрах. Мы постараемся восстановить имена вместе с завершением работ в следующем году.

— Во время Второй мировой войны погибло несколько десятков миллионов наших солдат. Как вы решаете: это кладбище буду реставрировать, это — нет?

— Если отзывается сердце — делаю. У меня нет никаких шаблонов и стратегических направлений. Просто делаю то, с чем меня сводит судьба. Вот, например, болгары обратились, у них на площади в Софии памятник Александру Второму разрушается. Меня атакуют, но я еще не решил, финансировать или нет. В основном мы адресной помощью занимаемся. Лечим детей, делаем сложные операции за границей, строим профильные медицинские центры. Фонд существует с 1996 года.

— Вы каждый раз лично принимаете решение о помощи той или иной семье?

— Да. У меня, конечно, есть годами наработанные помощники. В каждом из 22 районов Белгородской области. Допустим, приходит к нему женщина, ребенку которой нужна сложная дорогостоящая операция. Всех врачей прошла в Москве и Питере. Помочь не могут, нужны Швейцария и 360 тыс. евро. И помощник, работая в системе, все проверяет досконально, от врачей до места операции. А я принимаю решение. Всегда положительное.

Случаи бывают самые разные. Девочке мячиком попали в шею, ее из больницы привезли с онкологией и без шейного отдела позвоночника. Ребенку оставалось три недели, быстро привезли в Германию, поменяли позвоночник на металлический. Сделали коляску, купили квартиру на первом этаже, чтобы могла сама заезжать.

Когда входишь во что-то, нельзя выйти, пока не доведешь дело до конца.

— Сколько за 16 лет потратили, если не секрет?

— Помощник недавно делал сверку, сказал, 220 млн долл.

— Фонд финансируется из ваших доходов от владения пакетом акций «Металлоинвеста»?

— В основном да. Небольшая часть — от сторонних организаций. Например, когда восстанавливали воинские захоронения в Порт-Артуре, приходили переводы от людей, которые хотели участвовать.

— А другие российские бизнесмены из списка журнала Forbes подключаются?

— Ну я же не буду ходить с протянутой рукой. Все-таки я человек, который ассоциируется у всех со значительными финансовыми возможностями. Я ни у кого ничего не прошу.

«ЕСЛИ ДУШИ В ЧЕМ-ТО НЕТ, ЭТО НЕ ДЕЛАЕТ МЕНЯ СЧАСТЛИВЫМ»

— На ваш взгляд, за четыре ваших депутатских срока парламент эволюционировал или, напротив, деградировал?

— Первая моя Дума 1999 года была самой свободной, но не очень работо­способной. Слишком много разных мнений и мало консенсуса. Вторая была уже более организованной, а третья — пионеротрядом. По большому счету все заранее было понятно. Сейчас у «Единой России» нет конституционного большинства, а изнутри ее распирает «Народный фронт» с весьма свободомыслящими товарищами.

— Судя по статистике, прошлая Дума занималась только тем, что штамповала спущенные из правительства или Кремля законопроекты. Эта имеет шанс стать более самостоятельной?

— Да, я же говорил об отсутствии конституционного большинства. Значит, Конституцию депутаты уже поменять вряд ли смогут по нескольким основополагающим вещам. Это уже значимо.

— Из всех депутатов вокруг вас, наверное, самое большое количество легенд. Вам приписывают и солнцевское прошлое, и работу в спецслужбах. В чем правда?

— Это отголоски моей первой избирательной кампании 1999 года. Я никогда не был связан ни с какой группировкой. В секретной лаборатории КГБ не работал, массовыми внушениями не занимался. Даже с шаманами не знаком. В армии служил на подмосковных курсах «Выстрел». Когда занялся бизнесом, контактировать приходилось с разными людьми — и с бизнесменами, и не с бизнесменами. Я просто жил реальной жизнью в том пространстве, которое было дано мне, 20-летнему человеку. Начинал с пекарни, а первые реально большие деньги принесли компьютеры. Вместе с армейским товарищем открыли цех в одном из павильонов ВДНХ. Мы стали первыми, кто занялся именно сборкой ПК, другие их банально перепродавали. Всего, чего можно было достичь, по моим тогдашним представлениям, я достиг. Когда появились такие крупные активы, как «Металлоинвест», я подумал: это пик моего бизнес-творчества.

— Вы воспринимали бизнес как творчество?

— Конечно. Я все воспринимаю как творчество. Если нет — отхожу. Отбрыкиваюсь ногами и руками. Если души в чем-то нет, это не делает меня счастливым. Заряжаюсь, когда кому-то помогаю, и это наполняет мою жизнь смыслом. К чему я очень трепетно отношусь.

«НЕ ХОЧУ БЫТЬ ПОДОТЧЕТНЫМ ЛЮДЯМ, НЕ ВСЕ ИЗ КОТОРЫХ ВЫЗЫВАЮТ У МЕНЯ УВАЖЕНИЕ»

— С возвращением прямых выборов нет желания сменить депутатский мандат на губернатор­ское кресло?

— Мне предлагали подумать над такой перспективой. Но ведь это в корне поменяет мой образ жизни. А я очень люблю свою семью, детей. Я люблю тот образ жизни, который у меня сложился. И не хочу накладывать на себя дополнительные обязанности, не хочу быть подотчетным слишком многим людям, не все из которых вызывают у меня уважение. Мне эта власть не нужна. Но я с большим уважением отношусь к тем, кто на себя такую ответственность берет, причем берет честно, а не по принципу «пришел, заработал и сбежал».

— Как вы, с вашей самодостаточностью, миритесь с членством в непопулярной партии, о которой уже столько анекдотов ходит?

— У меня выбора не было. Первые двое выборов я был независимым. Но в 2007 году законодательство изменилось, на выборы можно было идти только через партию. Можно было пойти к Зюганову, к Жириновскому или в «Единую Россию». Вы бы куда пошли?

— Вот и Владимир Путин сложил с себя полномочия лидера «ЕдРа». Для вас имеет значение, кто олицетворяет партию, в которой вы состоите?

— Для меня — нет. За меня голосуют в Белгородской области, избиратели меня знают, и я отдуваюсь порой за всю партию. Курировал последние выборы в областной парламент, за «ЕдРо» проголосовало около 67%. Это хороший показатель и отличная оценка, потому что на местные выборы люди реагируют тоньше. Здесь они ориентируются на конкретную работу, на то, что видят и с чем сталкиваются каждый день.

— В недавно принятом законе о выборности губернаторов введены так называемые фильтры. Вы «за» или идея прямых выборов больше по душе?

— Я понимаю руководство страны. В 1990-х губернатором мог стать любой человек, не обязательно профессиональный. Примеров уйма. С одной стороны, конечно, хочется свободы выбора, с другой — хочется видеть во главе регионов действительно достойных людей.

— То есть народ наш до прямой демократии не дорос?

— Страшновато. У меня такое ощущение, что демократия на европейский манер может привести Россию к потере государственности. Хотя я всегда за то, чтобы рисковать. В душе своей я за открытые выборы. Но если бы я был человеком, который принимает решения и несет за них ответственность... Я бы душевный порыв отодвинул в сторону и поставил фильтр. А если бы выпил сто граммов, то согласился бы на прямые выборы. (Смеется.)

 

Автор
РБК daily
Автор фотографии
Фото с сайта mydebut.ru

Статьи

Правительство согласовало сделку по консолидации «Ростелекомом» Tele2

«Ростелекомом» Tele2. Об этом сообщили источник газеты «Коммерсантъ», знакомый…

Водоканал возглавил человек Ковальчика

Директором МУП «Водоканал» стал начальник Южной аэрационной станции Евгений…

«Дорогие штучки» с Тиной Канделаки: десять самых роскошных самолетов россиян

Миллиардеры — люди высокого полета, и крылья им нужны под стать. Если…

Бывший топ-менеджер «Просвещения» возглавил конкурирующее издательство

Новым гендиректором ООО «Издательский центр «Вентана-Граф», входящего в…

«Мастер пера»: Роман Абрамович – новый саратовский губернатор?

Популярный телеграм-канал «Мастер пера» - о визите в Саратовскую область…

Логинов ушел, чтобы остаться?

Как стало известно корреспонденту The Moscow Post, недавно ушедший в отставку с…

Аналитика

Анна Цивилева "утопит" деньги в Ванино?

Компания "Ванинотрансуголь", принадлежащая "Колмар груп", получит 34 млрд руб.…

Энергетики подали иск о банкротстве свердловской «дочки» Роскосмоса

Компания «ЕЭС-Гарант» потребовала банкротства свердловского «НИИМаша» из-за…

Миллиардер Лисин заплатил крупнейший налог с прибыли офшора

Основной владелец Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК), номер два в…

Прибыль «Русала» сократилась на 67%. Акции ушли в минус

Чистая прибыль «Русала» по итогам третьего квартала снизилась на 67,5% — с $597…

Миллиардера Рыболовлева "подсекут" на Кипре?

Бизнесмены, получившие гражданство в обмен на инвестиции лишаются гражданства.…

Патрушев залез в вагон Махмудова?

Бывший заместитель генерального директора по развитию шельфовых проектов «…

«Лента» начала расследование отравления 100 сотрудников в служебной столовой

 «Лента» начала служебное расследование причин массового отравления своих…

Супруги Мельниченко удвоили свои владения на Манхэттене

Супруга миллиардера Андрея Мельниченко купила пентхаус на одной из самых…

Хоккей и крабы. Где связь?

Ранее в СМИ сообщали о том, что только главный тренер команды Олег Знарок…

На Гуцериеве "траста" нет

Тяжёлые времена наступили для одиозного олигарха Михаила Гуцериева и его бизнес…

Согласованный "кидок" от Рельяна

На строительство БАМ и Транссиба привлекут военных. Может, хоть они воровать не…

Совет директоров ПАО "М.Видео" рекомендовал дивиденды за 9 месяцев в 33,37 рубля на акцию

Совет директоров ПАО "М.Видео" (группа "М.Видео-Эльдорадо", объединяет…

Минтранс РФ отменит приказ о переводе грузовых вагонов на кассетные подшипники

Такое решение было принято в четверг по итогам совещания у вице-премьеров РФ…

Гуцериев прибавил уголька

Как сообщает корреспондент The Moscow Post, промышленно-финансовая группа "…

Миллиардер из никелевых "трущоб"

Корреспондент The Moscow Post ознакомился с публикацией Business Insider про …