СИБУР подбирается к ТАИФу: Леонид Алехин построит под Казанью второй «Оргсинтез»?

Эффективный и экологически чистый газохимический комплекс, обеспеченный собственным сырьем, может поставить под вопрос будущее КОСа
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star

Как стало известно «БИЗНЕС Online», экс-гендиректор ТАНЕКО Леонид Алехин, перешедший в СИБУР, разрабатывает ТЭО газоперерабатывающего завода под Казанью. Окончательного решения нет, но идея проста — из экспортной трубы «Газпрома» можно получать этан и другие фракции для переработки. Однако «Казаньоргсинтез» такие объемы не «проглотит», поэтому СИБУР, возможно, построит ему дублера — без всякого участия ТАИФа. Тогда картина нефтегазохимической отрасли Татарстана станет совсем иной.

 «АКЦИОНЕРЫ РЕШАТ»

Бывший гендиректор «Казаньоргсинтеза» (КОС; принадлежит ТАИФу) и ТАНЕКО (принадлежит «Татнефти») Леонид Алехин, с осени 2019 года работающий в СИБУРе, неспроста регулярно появляется на собраниях «Татнефтехиминвест-холдинга» в Казани. Как удалось выяснить «БИЗНЕС Online», он уехал в Москву, чтобы разработать технико-экономическое обоснование строительства Казанского газоперерабатывающего завода, о котором еще в октябре прошлого года сообщили партнеры проекта — «Газпром» и СИБУР. «ТЭО покажет — если этот завод рентабелен, тогда акционеры будут принимать решение о возможности или невозможности его строительства», — рассказал «БИЗНЕС Online» сам Леонид Степанович. Документ окажется готов примерно к июлю.

Татарстан, конечно, заинтересован в привлечении в свою газонефтехимию таких мощных инвесторов. Напомним: СИБУР — крупнейшая нефтехимическая компания России. Ее контролируют два олигарха: №1 списка Forbes Леонид Михельсон (48,5% акций) и №5 — Геннадий Тимченко (17%).

Пока что Алехин не раскрывает деталей их планов по вхождению в газохимию Татарстана — ни точного месторасположения завода, ни объемов производства, ни конечных продуктов. Однако логика производства и общие варианты развития проекта вполне понятны. «Есть газопроводы, по которым может быть поставлен газ на ГПЗ. На заводе начнут выделять из трубопроводной газовой смеси этан и широкую фракцию легких углеводородов (ШФЛУ) — ценнейшее сырье для газопереработки. Акционеры решат, что делать с ШФЛУ, делить на фракции или нет, а этан должен перерабатываться. Сухой газ будет возвращен в трубопровод и пойдет на дальнейшее использование», — объясняет общую схему Леонид Степанович.

В «Газпроме» дополнительной информацией не делятся. «Предлагаем вернуться к этим вопросам после завершения работ над ТЭО», — сообщили нам в пресс-службе газового монополиста.

ГДЕ ВЗЯТЬ ЖИРНЫЙ ГАЗ

Идея создания ГПЗ витает в Татарстане и Башкортостане последнее десятилетие. Крупнейшие НПЗ двух нефтяных республик связаны единой системой этиленопровода, и сырьевая проблема у них общая. Поначалу самой многообещающей казалась идея протянуть для этого из Сибири продуктопровод Ямал – Поволжье взамен того, что был ликвидирован после катастрофы 1989 года, но в итоге оказалось, что в проект стоимостью $10–12 млрд вкладываться некому, да и делиться запасами сырья ради подпитки конкурентов газовые гиганты не захотели.

Возник второй вариант — извлекать фракции, используемые в газохимии, из уже протянутых магистральных газопроводов «Газпрома» и отправлять на переработку. «Тему межрегиональной интеграции и скоординированного развития нефтехимии мы с Рафинатом Саматовичем (Яруллин — гендиректор „Татнефтехиминвест-холдинга“ — прим. ред.) будируем уже около 10 лет, — рассказал „БИЗНЕС Online“ научный руководитель уфимского Института нефтехимпереработки Эльшад Теляшев. — Со старением газовых месторождений доля этана и более тяжелых углеводородов растет, поэтому извлечение их из магистральных газовых систем для дальнейшей переработки в интересах нефтехимии экономически целесообразно». О том же говорил нам полгода назад и Яруллин, отмечая, что газ становится все жирнее. «Там много этана, пропана, бутанов, поэтому тяжелую часть надо извлекать, а метан продолжать гнать по трубе», — пояснял он.

В то же время, как отмечает доцент кафедры международной коммерции Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Тамара Сафонова, в России, да и во всем мире наблюдается переизбыток добычи газа и производства СПГ. «Только в Башкортостане профицит по природному газу составляет более 10 миллиардов кубов, так что метана для таких проектов в избытке и в Башкортостане, и в Татарстане», — добавляет Теляшев.

Исходя из этих соображений, Яруллин и Теляшев предложили вместо дорогостоящего трубопровода построить в Поволжье четыре типовых газоперерабатывающих комплекса мощностью 2,5 млрд кубометров метана в год. Каждый из них мог бы производить 1 млн т этилена и пропилена ежегодно. Таким образом, четыре завода перекрыли бы примерно половину от оцененного дефицита. Почему проект до сих пор не реализуется? Как заметил научный руководитель уфимского Института нефтехимпереработки, выбор лежит в политико-экономической плоскости.

ГПЗ ДУБЛЬ ДВА

Консорциум инвесторов ГПЗ в Татарстане уже пытались собрать четыре года назад. Причем Казань как точка строительства была выбрана не сразу — в 2016–2017 годах прорабатывался вариант в Сабинском районе.

В 2016-м на конференции «Газохимия-2016» «Газпром» презентовал проект ГПЗ в Татарстане, который планировал разместить около своей компрессорной станции «Арская» — в Шеморданском поселении Сабинского района. Этот проект подразумевал некую версию продуктопровода Ямал – Поволжье — выделение отдельной нитки магистрального газопровода с Надым-Пур-Тазовского района (ЯНАО) в Татарстан. Предполагалось, что ГПЗ сможет питаться газом валанжинских и ачимовских залежей (этот газ добывают «Новатэк» и «Газпромнефть») и производить 2,2 млн т этана и 1,5–1,6 млн т сжиженных углеводородных газов в год.

Чуть позже появились подробности. В декабре 2016 года правительство Татарстана, «Газпром», «Газпромнефть», «Новатэк», СИБУР и ТАИФ подписали соглашение о сотрудничестве по реализации новых проектов по глубокой переработке природного газа и развитию нефтегазохимии в Республике Татарстан. В рамках него предлагалось строительство ГПЗ мощностью до 2,7 млрд кубометров газа в год с выделением 2 млн т этана, более 800 тыс. т углеводородов и ШФЛУ. Сухой отбензиненный газ после выделения целевых углеводородов должен был возвращаться в магистральный газопровод.

ТАИФ обозначил для себя выгоду от проекта. В феврале 2017 года гендиректор завода Фарид Минигулов сообщал, что за стройкой ГПЗ должно последовать расширение мощностей на «Казаньоргсинтезе». «Планируется строительство нового комплекса производств этилена, полиэтиленов и других продуктов глубокого передела этилена», — говорил Минигулов. По его оценке, строительство ГПЗ могло бы утроить объем производимой на КОСе продукции. «Реализация проекта строительства ГПЗ и создание нового нефтехимического комплекса по производству этилена и этиленпотребляющих производств позволят осуществить качественный и количественный скачок в развитии „Казаньоргсинтеза“. По нашим ожиданиям, реализация этих проектов позволит увеличить выпуск товарной продукции до 200 миллиардов рублей в год», — говорил Минигулов (цитата по «Интерфаксу»). Тогда дефицит этанового сырья на КОСе он оценивал в 120–150 тыс. т в год.

Как сообщал «Интерфакс» со ссылкой на презентацию заместителя председателя правления «Газпрома» Валерия Голубева на «Газохимии-2016», в числе потенциальных потребителей ГПЗ назывался и «Нижнекамскнефтехим». 2,2 млн т этана с ГПЗ могли бы пойти на переработку и на казанское, и на нижнекамское предприятие ТАИФа, а далее из этого сырья можно произвести 1,7 млн т полиэтилена высокого давления.

Спустя два года, как мы видим, планы инвесторов поменялись. Нынешний проект, который курирует Алехин, принципиально отличается от предыдущего. Во-первых, он предполагает не тянуть отдельную нитку газопровода, а использовать уже имеющиеся трубы «Газпрома». А во-вторых, что еще более важно, из списка партнеров неожиданно исключен ТАИФ. А значит, никаких условий по поставкам продуктов с ГПЗ на свои предприятия он выдвигать не сможет. Кроме того, рискует получить прямого этиленового конкурента у себя под боком. «ТАИФ инвестирует как? За счет того, что сами предприятия берут кредиты у банков. Это не называется инвестированием», — заметил в разговоре с «БИЗНЕС Online» источник на рынке, знакомый с позицией СИБУРа.

«БИЗНЕС Online» отправил запрос в «Казаньоргсинтез», но ответа не получил.

 «ЕСЛИ БУДЕТ СТРОИТЬСЯ ГПЗ, АВТОМАТОМ К НЕМУ ПОЙДЕТ ВТОРОЙ «ОРГСИНТЕЗ»

Так почему же ГПЗ выгодно строить именно в Казани и что он будет представлять собой? Чтобы ответить на этот вопрос, «БИЗНЕС Online» пообщался с рядом экспертов.

География. Точное месторасположение ГПЗ пока не определено. Название «Казанский» весьма условно — установку могут построить и в 20 км от города, и дальше.

Дело в том, что столица РТ географически удачно совмещает целый ряд жизненно необходимых источников для предприятия. Во-первых, у города проходит один из старейших и крупнейших магистральных газопроводов «Газпрома» — Уренгой – Помары – Ужгород, экспортирующий голубое топливо из Западной Сибири в Европу. 

Во-вторых, через Казань идут мощнейшие магистральные трубопроводы: этанопровод и этиленопровод. Этанопровод тянется по направлению из Оренбурга в столицу РТ, по пути подпитываясь из Минибаевского ГПЗ «Татнефти» с «ответвлением» в Салават, и замыкается на «Казаньоргсинтезе». Этиленопровод проходит по маршруту Казань – Нижнекамск – Уфа – Стерлитамак – Салават. «Существенное преимущество — подключенность к общему этиленопроводу, буферной системе для перераспределения избытка этилена или компенсации дефицита», — отмечает Теляшев.

В-третьих, Казань находится на Волге, по которой можно отправлять крупнотоннажные грузы. В-четвертых, источники энергии — в городе три крупные ТЭЦ. Наконец, в-пятых, Казань — источник большого количества профессиональных кадров, которые понадобятся на предприятии.

Переработка. По магистральному газопроводу перекачиваются миллиарды кубических метров газа. В нем содержится до 4% этана и порядка 0,5–0,7% легких углеводородов. Установка ГПЗ должна выделить этан и ШФЛУ. Оба продукта могут быть либо переработаны на месте, либо отправлены другим потребителям. Разница в том, что если ШФЛУ можно «упаковать» в цистерны и вывезти, то летучий этан нужно либо сразу гнать через трубу, либо переработать здесь же. Основные продукты переработки этана — этилен и дальнейшие производные.

И тут встает главный вопрос: а кому в регионе нужен этан? Казалось бы, ответ прост — таифовскому «Казаньоргсинтезу». Однако эксперты подтверждают цифры Минигулова 2017 года — сейчас дефицит предприятия остается в районе 150 тыс. т этана в год. Планируемая же мощность ГПЗ, говорят на рынке, до 1 млн т в год. Куда же деть основной объем этана? Даже если допустить, что еще порядка 100 тыс. т поглотит «Газпром Салаватнефтехим» от Оренбургского ГПЗ, остается огромное количество продукта.

Ответ прост: без дополнительной переработки казанскому ГПЗ не обойтись. Теоретически нарастить мощности мог бы «Казаньоргсинтез», но, во-первых, ТАИФ и так напрягает все силы для строительства этиленового комплекса в Нижнекамске, а во-вторых, непонятно, зачем СИБУРу давать такой подарок конкуренту. «По логике вещей завод должен строиться рядом со своей газохимией», — не оставляет сомнений Алехин. «Если будет возводиться ГПЗ, то автоматом к нему пойдет второй „Оргсинтез“. Хотя бы в части пиролиза», — соглашается с этой логикой гендиректор «Инко-ТЭК», бывший гендиректор ОАО «ТАИФ-НК» Александр Бабынин.

Экология. Строительство гигантского газохимического комплекса в окрестностях Казани, безусловно, вряд ли вызовет восторг у жителей и экологических активистов. Наши собеседники на рынке уверяют, что при грамотной реализации проекта никакого вреда экологии ГПЗ не нанесет, и напоминают, что в европейских городах, например Вене, крупные нефтехимические производства расположены прямо в городской черте, а люди спокойно живут по соседству. Да и свой «ЗапСибНефтехим» СИБУР в этом смысле может всем показывать как образец. Тем не менее реакция на тот же МСЗ показывает, что PR проекта потребует колоссальных усилий.

Сбыт. Какие продукты получать на переделе — это уже следующий вопрос. «Термическая переработка углеводородного сырья направлена на получение „кирпичиков“ для всего весьма разветвленного нефтехимического „дерева“ — этилена, пропилена, бензола, толуола. От сырья зависит их выход, соотношение, спектр „побочных“ продуктов. Выбор направления дальнейшей переработки — вопрос рыночной стратегии владельцев предприятий», — говорит Теляшев.

Что касается рынков сбыта, то Казань обеспечивает близость к европейскому направлению. «Выбор площадки для нового предприятия позволит обеспечить поставки с оптимальными логистическими издержками в связи с расположением вблизи к рынкам сбыта», — считает Сафонова. Другой вопрос — конкуренция с многочисленными этиленовыми мегапроектами в России — той же Усть-Лугой, которая удачнее и дешевле с точки зрения логистики может работать по Европе. На восточное же направление, очевидно, у СИБУРа будет заточен «ЗапСибНефтехим». 

СУДЬБА ТАИФА: ЧАСИКИ ТИКАЮТ?

Отдельный вопрос, окажется ли конкурентоспособен по сравнению с гипотетическим проектом СИБУРа нынешний «Казаньоргсинтез», уже существующий? Большие сомнения по поводу его рыночных перспектив есть и сейчас, когда угроза исходит из Сибири и Ленинградской области. Чего уж говорить о соперничестве с новым заводом под самым боком? Во-первых, проект СИБУРа, в отличие от жемчужины ТАИФа, будет обеспечен собственным сырьем. Во-вторых, там будут самые новые технологии, а значит, ниже и себестоимость. В-третьих, между двумя заводами неизбежно начнется конкуренция за кадры, зарплаты придется повышать, и это тоже ляжет нагрузкой на затраты. В-четвертых, можно ожидать, что возрастет давление на ТАИФ в части повышения безопасности и экологичности производства, а это тоже стоит денег.

Власти РТ понимают такой расклад, но при этом поддерживают проект. Складывается даже ощущение, что и Алехин, пользующийся большим уважением у руководства республики, отнюдь не просто так ушел в СИБУР, а направлен туда служить своеобразным связующим звеном, чтобы дело шло как по маслу. «А какая разница? И СИБУР — частники, и ТАИФ — частники», — объясняют логику наши собеседники. Если проект состоится, Татарстан получит новые налоги и рабочие места. А какой-то особенной по сравнению с федералами социальной ответственностью ТАИФ давно не блещет.

Есть, конечно, и более фантастические варианты, которые приходят на ум, исходя из текущего расклада. Почему бы СИБУРу, оправдывая наконец многолетние слухи, не выкупить КОС? Тогда станет ясно, где строить допмощности, и вопрос конкуренции был бы снят сам собой. Однако, по нашим данным, такие предложения ТАИФ в свое время отверг, а теперь покупать не готов уже СИБУР, который вошел во вкус строительства собственных мощностей.

Если СИБУР возведет в Казани как минимум ГПЗ и как максимум ГПЗ со своей переработкой, то в республике появится третий нефтегазохимический игрок после «Татнефти» и ТАИФа. Карта крупнейших нефтехимических инвесторов РТ изменится навсегда. Не забудем, что и на менделеевский «Аммоний» пришел федеральный игрок — миллиардер Роман Троценко. Так что, возможно, мы наблюдаем зарю новой эры татарстанской нефтегазохимии, которую вслед за другими отраслями прибирают к рукам федералы.

Автор
Елена Иванова, Ксения Соколова, Алексей Брусницын
Автор фотографии
Андрей Гордеев

Статьи

Mail.ru Group даст денег до зарплаты

Интернет-компания Mail.ru Group разработала сервис PayDay, который позволяет…

«Норникель» назвал сроки ликвидации последствий разлива топлива в Норильске

 «Норникель» намерен выполнить основные работы по ликвидации последствий…

Яблоки просятся на полки

Трудности с доступом в торговые сети вынуждают российских производителей плодов…

Инвесторы пробуют вино

Несмотря на официальный запрет в России на дистанционную продажу алкоголя, фонд…

Россия избавилась от крайней нищеты? Доклад ООН удивил экспертов

ООН опубликовала доклад, согласно которому Россия ликвидировала крайнюю нищету…

Десятая часть государства

За три месяца борьбы с коронавирусом всего десять благотворительных фондов…

Аналитика

"Северсталь" вложит 1,5 млрд рублей в проект по увеличению выпуска вакуумированной стали

"Северсталь" начала строительство пароэжекторного насоса для установки…

Ломать Скопье. Как Кремль планирует получить контроль над Северной Македонией

Через две недели в Македонии пройдут выборы, в ходе которых власть в стране…

Дерипаска замайнился по самое некуда?

Как сообщает корреспондент The Moscow Post, "Системный оператор" отобрал…

Вершки и корешки Антипинского НПЗ

Спустя год после перезапуска обанкротившегося Антипинского НПЗ по-прежнему нет…

Фонд «Сколково» расширил полномочия консультативного научного совета

Открыл заседание сопредседатель консультативного научного совета (КНС), лауреат…

Последний олигарх России

Как бы сказали астрологи, или звезды сошлись не так , или Луна была без курса,…

Etalon Group к 2023г планирует построить ЖК на севере Петербурга

Девелопер Etalon Group планирует построить жилой комплекс на Белоостровской…

Частный НОВАТЭК снова хочет построить инфраструктуру за государственный счет

Неким отягчающим обстоятельством в данном случае выглядит то, что в первом…

Власти заявили о ликвидации очага COVID-19 на «Полюсе». Вахтовики говорят об обратном

Александр Усс обсуждает «ликвидацию» очага заражения на «Полюсе». «Мы можем…

В "рейде" на Petropavlovsk

Олигарх Константин Струков при помощи выходца из недружелюбного "Росбилдинга"…

Акционеры НЛМК утвердили дивиденды за I квартал в 3,21 рубля на акцию

Акционеры группы "Новолипецкий металлургический комбинат" (НЛМК) на …

Назад в будущее, или экспертиза под "диктовку" от Андрея Мельниченко

В Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области состоялся очередной…

Bloomberg (США): почему мир беспокоится по поводу российского газопровода

Новый газопровод, который в настоящее время прокладывают по дну Балтийского…

Nordgold автоматизировал Суздаль в Казахстане

Комплекс ежегодно перерабатывает около 550 тысяч тонн золотоносной руды. Его…

«До 2046 года я побуду в рейтинге Forbes»: как Потанин воспитывает детей, почему отказался от брачного контракта и как поступит с состоянием

В клубе «Лужки» на Истре, где Владимир Потанин, его семья и ближайшие соратники…