СИБУР наступает из Сибири. Выстоит ли ТАИФ в полимерной войне?

Новый комплекс «ЗапСибНефтехим» имеет все шансы вышибить Татарстан с внутреннего рынка полиэтилена и полипропилена. И это только начало

«И у ТАИФа, и у СИБУРа свой, самобытный путь самурая», — миролюбиво говорят в Российском союзе химиков о кратном росте конкуренции на российском рынке производства полимеров. Однако в Татарстане о грядущих мегастройках в Тобольске и Усть-Луге переживают: республика перестанет быть крупнейшим производителем полимеров в России, вырастет конкуренция, упадут цены и маржинальность. Одна радость — чтобы удержать кадры, олигархи, кажется, будут вынуждены поднимать зарплаты.

 «НАШИ КОНКУРЕНТЫ РАБОТАЮТ БЫСТРО»

«После выхода „ЗапСибНефтехима“ на производственную мощность Татарстан утратит первое место по объему выпуска химической продукции среди регионов России», — такое заявление сделал на совбезе в Доме правительства РТ в конце прошлого года гендиректор «Татнефтехиминвест-холдинга» Рафинат Яруллин. Обеспокоенность разделяет и президент РТ Рустам Минниханов, который признал, что темпы развития нефтехимии в Татарстане за последние пять лет оказались ниже общероссийских: «Наши конкуренты работают быстро, планируют крупные проекты по базовым полимерам в разных регионах».

И это действительно так. «ЗапСиб» от СИБУРа — только первая ласточка: за ним последует проект «Усть-Луга», который тоже настроен на производство максимального количества полиэтилена. В 2023–2024 годах «Газпром» построит в Ленинградской области комплекс по переработке жирных газов в этан, который потом пойдет на Балтийский химический комплекс, в свою очередь перерабатывающий этот этан в последующие продукты. Его мощность может достичь 3 млн т продуктов ежегодно. Есть и другие локальные проекты. Так, в Башкортостане «Газпром нефтехим Салават» хочет совместно с китайцами построить комплекс по производству 416 тыс. т полиэтилена и 617 тыс. т полипропилена в год. Иркутская нефтяная компания планирует завод до 600 тыс. т полиэтилена высокого и низкого давления в год. А ведь есть еще страны СНГ, прежде всего Туркменистан и Узбекистан, где бурно развивается Шуртанский ГХК.

Подробную выкладку по производству полимерной продукции в России в 2018 году нам предоставило исследовательское агентство Vostok Capital, эти данные использовались на ноябрьском форуме «Полимеры России и СНГ – 2019» в Пятигорске. В 2018-м было произведено 2,198 млн т полиэтилена, 1,457 млн т полипропилена, 550 тыс. т полистирола, 1,02 млн т ПВХ, 540 тыс. т ПЭТФ, 683 т поликарбоната, 168 тыс. т полиамида, 1,661 млн т синтетических каучуков.

В совокупности объем производства основных полимеров в 2018 году оценивался в 8,227 млн тонн. Новенькие же мощности «ЗапСиба» добавят к этому 2 млн т продуктов, а «Усть-Луги» — еще 3 миллиона. Плюс остальные проекты. Уже к 2021 году, прогнозирует Vostok Capital, производство полиэтилена вырастет на 2,32 млн т, удвоившись по сравнению с уровнем 2018-го. Объем выпуска полипропилена прибавится на 52% (плюс 780 тыс. т), полистирола — на 34% (плюс 200 тыс. т). 

К 2030 году, по данным аналитического центра при правительстве РФ, производство базовых полимеров в России к 2030-му вырастет на 11,4 млн т, то есть в 2,4 раза. При этом рост потребления к этому времени составит в лучшем случае 40%. И если сейчас, по данным Vostok Capital, доля импорта на российском рынке полимеров составляет 18%, то с запуском новых производств излишки остается только продвигать на экспорт.

Это хорошо видно и на слайде, где представлены данные аналитики от самого СИБУРа (опубликованы на его официальном сайте).  

СТОЛКНОВЕНИЕ НЕИЗБЕЖНО?

Нефтехимический комплекс СИБУРа «ЗапСибНефтехим» в Тобольске — это крупнейший нефтехимический проект России с 1991 года. Он будет производить 1,5 млн т полиэтилена, около 500 тыс. т полипропилена, а также 240 тыс. т высокомаржинальных побочных продуктов (бутадиен, бутен-1, МТБЭ, пиробензин) в год. Объем инвестиций — порядка $9,5 миллиарда (608 млрд рублей по текущему курсу). В мае 2019-го завершилась стройка и стартовали пусконаладочные работы, а с лета комплекс потихоньку берет первые пробы продукции. В конце октября на производстве получили первые гранулы полиэтилена на собственном сырье. В течение 2020-го комплекс будет выходить на полную мощность.

Куда СИБУР собирается все это девать? Первое направление удара — замещение импорта, но его объемы невелики. Как сообщили «БИЗНЕС Online» в самом СИБУРе, речь идет примерно о 400 тыс. т в год, или 15 млрд рублей.

Но было бы ошибкой думать, что, покончив с импортозамещением, СИБУР сосредоточит все усилия на покорении зарубежных рынков. Приоритеты распределены с точностью до наоборот. «В первую очередь мы заинтересованы продавать продукцию „ЗапСиба“ в России, в том числе потому, что домашний рынок наиболее маржинальный с учетом логистики», — заявлял в интервью РБК предправления «Сибура» Дмитрий Конов. «Объемы продукции, запланированные к выпуску на „ЗапСибНефтехиме“, в первую очередь предназначены для удовлетворения спроса внутри страны», — подтверждает в своем комментарии пресс-служба СИБУРа. И лишь то, что не «съедят» в России, пойдет на внешний рынок — в Европу и Китай.

Как ни крути, но на внутреннем рынке СИБУРу в первую очередь придется столкнуться с ТАИФом. Его совокупные мощности примерно такие же. «Казаньоргсинтез» производит около 1 млн т товарной продукции в год, «Нижнекамскнефтехим» (НКНХ) — 1,5 млн тонн. Номенклатура отличается, но по самым крупнотоннажным направлениям пересечение налицо. Как проанализировал для «БИЗНЕС Online» ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов, «Казаньоргсинтез» и «ЗапСибНефтехим» будут конкурировать в выпуске этилена, полиэтилена, полипропилена, а также в ряде других соединений, в частности в бутене-1. С «Нижнекамскнефтехимом» «ЗапСибНефтехим» будет конкурировать в выпуске следующих видов продукции: полиэтилен, полипропилен, МТБЭ, этилен, бутен-1. Показательно, что «ЗапСиб», к примеру, станет единственным, кроме НКНХ, производителем линейного полиэтилена низкого давления в России. Сейчас цены на него опустились до минимума с 2015 года.

При этом, согласно годовому отчету НКНХ за 2018 год, 83,6% пластиков компания продавала в России, 13,5% — в страны СНГ, только 2,9% — в Европу. У «Казаньоргсинтеза» в том же 2018-м доля внутреннего рынка в продажах составила 82%.

Иными словами, борьба за внутреннего потребителя выглядит неизбежной. «Татарстанским компаниям необходимо бороться за каждого клиента, учитывать потребности каждого покупателя», — этот призыв Яруллина к нефтехимикам, прозвучавший в минувший четверг, похоже, как раз вовремя.

СИБУР VS ТАИФ: КТО КОГО?

Расхваливая свою конкурентоспособность, представители СИБУРа предпочитают сравнивать себя с иностранными, а не с российскими производителями, но все те же аргументы справедливы и при сравнении с ТАИФом.

«Если сравнить удельные затраты „ЗапСиба“ на тонну продукции, то они ниже из-за размера завода — эффект масштаба — и того, что это только построенное производство по современным технологиям, существенно более эффективная мощность, чем среднестатистический завод в Европе», — говорил Конов.

Эффект масштаба у ТАИФа и «ЗапСиба» можно считать сопоставимым, а вот относительно новизны производства и технологий крыть, похоже, нечем. Приведем косвенное сравнение. На «Казаньоргсинтезе» 1 млн т продукции производят 8,3 тыс. человек. На НКНХ с его 1,5 млн т численность персонала — порядка 14 тыс. человек. Как вы думаете, какими силами в Тобольске планируют производить 2,2 млн т продукции? По официальным данным, там планируется создать 1,7 тыс. сотрудников, но Конов в интервью РБК приводит цифру еще ниже — 1,3 тыс. человек. Там же он с гордостью говорит, что на Амурском ГХК с фантастической мощностью в 2,7 млн т, который СИБУР собирается начать строить в 2021 году, и вовсе будет менее 1 тыс. работников. «Это в том числе разница в технологиях. Мы видим не скачкообразное, но улучшение год от года автоматизации, цифровизации и возможностей человека на производстве», — поясняет Конов.

О степени же технической продвинутости ТАИФа приходится судить по росту числа аварий на производстве — об этом постоянно говорит глава Ростехнадзора по РТ Борис Петров. По его данным, с 2006 по 2014 год на «Нижнекамскнефтехиме» не произошло ни одного ЧП, а с 2015-го по 2018-й — 29 аварий.

«Думаю, во многом это связано с заменой руководства. Ушли Владимир Бусыгин и главный инженер — те люди, которые, на мой взгляд, решали вопросы. У нас с Бусыгиным имелась реальная программа по обновлению оборудования на срок с 2013 по 2018 год. Но Владимир Михайлович ушел — и программа фактически остановилась, — отмечает Петров. —  Я же не могу сказать, что компания „ТАИФ“ плохо развивается: постоянно вводятся новые производства, все время движется вперед. Но вопрос-то замены старого оборудования остается».

По словам главы Ростехнадзора по РТ, гендиректор «Нижнекамскнефтехима» Азат Бикмурзин ссылается на большую текучку кадров. «Жалуется, что люди уходят на ТАНЕКО, в СИБУР. Но там, значит, платить хорошим специалистам могут, а здесь экономят. Наверное, поэтому у людей и отношение такое к работе», — заключает он

О развернувшейся битве за кадры говорит не только Петров. «Многих специалистов забирают СИБУР, Амурский газоперерабатывающий завод», — упомянул недавно в интервью «Татмедиа» Яруллин. В минувший четверг он не без горечи отметил, что из-за этого татарстанским компаниям приходится поднимать своим сотрудникам зарплаты — и это уже сказывается на прибыли. Впрочем, масштабы данных затрат не стоит преувеличивать — на том же «Казаньоргсинтезе» зарплатный фонд на 2019 год составил 4,4 млрд рублей.

Еще одно ключевое преимущество «ЗапСиба» — собственное сырье на близком расстоянии. Сырьем для предприятия станет ШФЛУ — продукт переработки попутного нефтяного газа и газового конденсата с Пуровского завода по переработке конденсата «Новатэка» (у него с СИБУРом один и тот же владелец — Леонид Михельсон). Это тот самый «жирный газ», протянуть «нитку» которого в Татарстан ТАИФ мечтает вот уже последние пару десятилетий. 

«Мы используем сырье, которое по достаточно высоким транспортным тарифам сегодня вывозится в европейскую часть РФ или на экспортные рынки Европы по железной дороге, — говорит Конов. — Себестоимость логистики полимера на тонну примерно в 3 раза ниже, чем логистика сжиженного углеводородного газа».

У ТАИФа собственного сырья нет. «Казаньоргсинтез» покупает природный газ у «Газпрома» и в последние годы постоянно жалуется на недостаточные поставки. Часть сырья идет с НКНХ, который перерабатывает нафту и, соответственно, более диверсифицирован: поставки идут от «Татнефти», «Лукойла», «Сибнефти» и того же «Газпрома».

Тут, к слову, возникает еще один фактор — налоговая система. «Налогообложение так устроено, что сейчас нам выгоднее перерабатывать нафту, а новые налоговые изменения как раз стимулируют переработку этана. „ЗапСиб“ приобретает больше баллов», — объясняют наши источники в отрасли, имея в виду так называемый обратный акциз, которым правительство РФ планирует поддержать переработку газа.

Таким образом, явных преимуществ у ТАИФа не просматривается — своего сырья нет, производство не такое современное, масштабы схожие. Есть наработанный за десятилетия кадровый потенциал, но людей еще нужно удержать — Тобольск, может, и не рай земной, но так ли много сделал ТАИФ, чтобы Нижнекамск казался в качестве места для жизни на порядок круче? Остаются некоторые логистические преимущества, но, учитывая, что СИБУР вовсю строит планы покорения не только Китая, но и Европы, сильно рассчитывать на это не стоит.

«Вопрос в том, как быстро и при каких ценах мы будем в состоянии выбить другую компанию из портфеля клиента», — говорит Конов. Много времени, судя по всему, не потребуется. «В отличие от СПГ или трубопроводного природного газа на рынке полимеров доминирует спот, а не длинные контракты с прописанными условиями», — отмечает глава СИБУРа.

 «ОРИЕНТАЦИЯ НА ПЛАСТМАССЫ МОЖЕТ СТАТЬ ОШИБКОЙ»

Куда деваться ТАИФу в текущей ситуации? Ответ на этот вопрос, как говорят опрошенные нами эксперты, изложен в концепции развития нефтегазохимического комплекса Татарстана до 2030 года, которую разработал «Татнефтехиминвест-холдинг». И главная ее мысль — уход от ориентации на простые продукты переработки этана и налаживание цельной цепочки производства от сырья к готовой продукции.

«Утрата лидерства Татарстана, может быть, имиджевая беда, но если смотреть с точки зрения стратегии, то республика исторически сильна именно в диверсификации нефтехимической продукции. В подобном наше безусловное преимущество. Утрата своей доминирующей роли в производстве полиэтилена — это даже не проблема, а нормальная эволюция нефтехимического кластера РТ», — говорит директор компании «Инко-Тэк» Александр Бабынин, в прошлом гендиректор ОАО «ТАИФ-НК».

«Что такое производство полиэтилена? Взяли этан, сделали из него этилен, потом — полиэтилен, а будущее — за тем, чтобы переходить к дальнейшему переделу 3-го и 4-го уровня. Если просто сидеть и торговать полиэтиленами, да еще устаревших марок, рано или поздно тебя с этого рынка вытеснят, чему проекты „ЗапСиба“ и в Усть-Луге, безусловно, поспособствуют, — рассуждает эксперт. — Что такое полиэтилен и полипропилен? Это самые крупнотоннажные, самые простые продукты с минимальной добавленной стоимостью. Раньше на рынке существовала ситуация, когда они давали достаточный доход и все было здорово. Это самый простой способ монетизации сырья, но сейчас он работать перестает, причем не только у ТАИФа, но и у всех. Если мы будем сидеть исключительно на производстве полиэтиленов, рынок упадет, выручка уменьшится, станет меньше налоговых поступлений».

Однако, как известно, вместо углубления переработки имеющихся базовых полимеров ТАИФ строит новый этиленовый комплекс на 1,2 млн тонн. В том, что его продукция найдет сбыт, есть сомнения, в том числе у Яруллина.

«Пока предприятие планирует направить дополнительные объемы на получение полиэтилена и полипропилена, однако ориентация на пластмассы в условиях роста конкуренции может стать ошибкой», — открыто предупреждает компанию глава «Татнефтехиминвест-холдинга». «Новые материалы востребованы и нужны, только с их помощью можно поднять экономику. Если ты сегодня будешь строить производства полиэтилена, полипропилена, то цены снижаются, потому что производителей становится много, а новые продукты востребованы. Если ты не производишь его у себя, значит, покупаешь, а продавец сам диктует цену», — говорит он об этом же в интервью «Татмедиа».

Впрочем, планы развивать специальные марки полимеров есть и у СИБУРа, так что в перспективе татарстанским производителям найти свою нашу будет непросто. Более надежным вариантом выглядит создание цепочек переделов от сырья до конечной продукции. Производство полиэтиленовых труб, упаковки, оконных панелей и других продуктов может стать для гигантов полезным подспорьем. Шаги в этом направлении Татарстан делает, но мощного полимерного кластера так и не появилось. Характерна ситуация 2015 года, когда татарстанские переработчики полимеров взвыли от резкого роста рублевых цен на сырье с ТАИФа и пошли с протянутой рукой к властям республики.

ЗАГРАНИЦА НАМ ПОМОЖЕТ?

Почему битва идет в первую очередь за внутренний рынок? Это выгоднее — здесь нет пошлин, зачастую удобнее логистика. Поэтому, по прогнозам наших экспертов, первый эффект от обострения конкуренции после запуска «ЗапСиба» — исчезновение ценовой премии по отношению к экспорту. Сейчас разница в цене по разным продуктам разная, но речь идет примерно о 10–15%.

Когда все игроки перейдут на экспортно паритетную маржинальность, внутренний рынок будет по доходности точно такой же, как и мировой. Уже невозможно станет бороться за какого-то премиального потребителя. Один из наших собеседников не исключает, что ценовой войны в ближайшем будущем все-таки не возникнет: «Эта дорога в никуда, поскольку нефтехимия — крайне затратное дело. Как вариант, подобное приведет к снижению загрузки мощностей либо игроки распределят рынки сбыта, в том числе путем своповых поставок. Однако чем больше будет игроков на рынке, тем сложнее им договориться». 

Еще один вариант — объединить лоббистские усилия и убедить государство в дополнительной поддержке экспорта, как это делается в других странах. Но пока таких попыток не видно, хотя существует мнение, что прорыв РФ за рубеж решит все проблемы. Тем более что сейчас доли нашей страны на мировом рынке полимеров унизительно малы — порядка 1%. «Сейчас Россия производит 1,6 миллиона тонн полиэтилена, после запуска всех проектов будет 7 миллионов, но как эти объемы смотрятся в сравнении с неким южнокорейским заводом, который один выпускает 10 миллионов?» — рассуждает Бабынин.

В Российском союзе химиков тоже считают, что «места под солнцем» хватит всем и лучше сотрудничать перед лицом мировых конкурентов, нежели воевать между собой. «Глобальная нефтехимическая отрасль является одной из наиболее динамично развивающихся — по темпам роста она вдвое опережает мировой ВВП. В перспективе тенденция сохранится. Мы можем и должны говорить об усилении экспортных позиций России на международной арене, классической истории развития отрасли через создание технологических кластеров. Уместны беседы о развитии марочного ассортимента продукции и усилении вопросов контроля качества выпускаемой продукции, варианты коллаборации лидеров нефтехимии в вопросах исследования углеводородов, а также формирования разумной идеологии потребления в обществе. Современное развитие нефтехимии и прорывные технологии в этом сегменте представляются возможными исключительно в контексте совершенствования пиролиза и дальнейшей переработки его базовых продуктов — этилена, пропилена, бутадиена и бензола, из которых главным образом производится львиная доля нефтехимической продукции, синтетических пластиков, эластомеров, синтетических волокон. Как следствие, складывается современный глобальный рейтинг конкурентоспособных компаний, и здесь за рынки действительно придется и нужно бороться», — рассуждает первый вице-президент Российского союза химиков Мария Иванова.  

«Я не вижу противоречий и оснований для остроты восприятия ситуации. Татарстанский кластер нефтехимии, на мой взгляд, никак не пострадает, а при правильной стратегии приобретет. И у ТАИФа, и у СИБУРа исключительные позиции и авторитет в нефтегазохимическом кластере России, если хотите, свой, самобытный путь самурая, — говорит Иванова. — СИБУР серьезно занимается монетизацией побочных продуктов добычи нефти и газа, делая основную ставку на крупнотоннажные полимеры, способные заменить традиционные материалы — дерево, металл, стекло, бумагу — из основных сфер жизни и экономики. В России это явление весьма сонное, но активности компании уже хватило на определенные подвижки: полимеры в таре, упаковке, трубах, автомобилестроении — уже не миражи, а все чаще приметы нашего времени. Пересечение интересов таких крупных игроков, как „Нижнекамскнефтехим“ и „ЗапСибНефтехим“, возможно только по полимерной линии производства марочного ассортимента, и здесь главное, чтобы многообразие создавало реальный выбор, а конкуренция была открытая и честная».

Ждут ли российские компании на экспортных рынках с распростертыми объятиями, вопрос дискуссионный. Другие эксперты указывают о том, что Европа взяла курс на запрет пластиковой упаковки, засилье которой грозит экологическим бедствием. Кроме того, на европейский рынок рвутся переработчики из США, поднимающиеся на добыче сланцевых углеводородов. В Китае тоже стремятся развивать собственную переработку, тем более что с запуском «Силы Сибири» для этого открылись дополнительные возможности.

В любом случае «сладкие» с точки зрения цен и прибылей времена для ТАИФа заканчиваются.

 «ТАТНЕФТЬ» ЗАДУМАЛАСЬ?

На фоне таких раскладов встает вопрос и о масштабных планах «Татнефти», которая еще только собирается шагнуть в газохимию. Проект стоимостью 70 млрд рублей рассчитан на несколько этапов и уже на первом же пересекается с «ЗапСибом» — установку по производству МАН строят и там и там.

Но, во-первых, у «Татнефти» нет гигантомании — на первом этапе речь идет всего о 50 тыс. тонн. Во-вторых, у компании, в отличие от ТАИФа, есть собственное сырье — попутный нефтяной газ. В-третьих, будет экономия на инфраструктуре — новая установка появится на базе Миннибаевского ГПЗ, который стоит недозагруженным. В-четвертых, сразу продумываются рынки сбыта — часть продукции гарантированно пойдет на переработку в «Алабугу», одновременно создается новая ОЭЗ «Алма» с технопарком для переработчиков полимеров. В-пятых, «Татнефть» реализует обширнейшую программу по модернизации социальной сферы юго-востока, создает Высшую нефтяную школу с амбициями стать лучшей в России. Все это должно удержать и привлечь лучшие кадры.

Но даже при таком подходе гендиректор Наиль Маганов дает понять, что видит все риски. «Мы идем осторожно, инвестиции огромные, надо делать так, чтобы мы не потерпели никакой неудачи. Окупаемость должна быть безусловной», — заявил он на недавней пресс-конференции.

Об этом же говорят эксперты рынка: компания еще только начинает первые стройки и не приняла окончательных решений по строительству мощностей по второму и третьему этапу газохимии. У «Татнефти» есть намного больше времени, чтобы оценить потенциал данных рынков, в случае их непривлекательности она откажется от ряда продуктов в пользу других. 

ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО?

Любопытный факт: само ООО «ЗапСибНефтехим», на балансе которого сейчас числится 480 млрд рублей, родилось в Казани еще в 2007 году. Тогда компания называлась «Казань-нефтехим» и была прописана в столице Татарстана на Солдатской, 8. В то время «Казаньоргсинтез» вовсе конфликтовал с СИБУРом по поводу поставок сырья, было много разговоров о том, что сибиряки не прочь поглотить татарстанский актив, достроив свою производственную цепочку. На волне кризиса 2008 года эта перспектива казалась более чем реальной — на «Казаньоргсинтезе» висели огромные долги. И лишь личное вмешательство тогда еще президента РТ Минтимера Шаймиева в переговоры со Сбербанком позволило избежать сценария с банкротством и поглощением. В 2011 году, когда стало ясно, что в Татарстане ничего не светит, «Казань-нефтехим» сменил владельца (им стал «СИБУР Холдинг») и прописку, перерегистрировавшись в Тобольск. Возможно, именно тогда и созрело решение — раз купить не получается, надо строить свое.

Так или иначе, давние связи республики с СИБУРом, возможно, и правда помогут сгладить объективные противоречия. В марте 2019 года президент РТ Рустам Минниханов нанес визит вежливости на площадку «ЗапСиба» и похвалил СИБУР. «Гордимся нашими коллегами, тем, что такой проект за такое короткое время с таким качеством уже практически реализован. <…> Это проект мирового уровня», — сказал он. А недавно, в октябре, уже в казанском Кремле Минниханов и губернатор Тюменской области Александр Моор обсудили перспективы сотрудничества малого бизнеса РТ на «ЗапСибе», а кроме того, свели вместе «Алабугу» и нефтехимическую площадку в Тобольске. «Сегодня мы договорились взять себе в партнеры управляющую компанию „Алабуга“, чтобы создать большую экономическую зону в Тобольске вместе с СИБУРом», — сказал тогда Моор.

Целый ряд строительных и нефтехимических компаний РТ стали партнерами проекта. Например, структуры холдинга «ТаграС» Шафагата Тахаутдинова гордятся контрактами по поверке, калибровке средств измерений, пусконаладочным и строительно-монтажным работам различных систем нефтехимического оборудования на «ЗапСибе». В 2018–2019 годах специалисты таграсовской компании «Татинтек» развернули на объекте метрологическую лабораторию и провели работы по поверке и калибровке более 8 тыс. средств измерений.

Самый крупный татарстанский проект прямо на площадке «ЗапСибНефтехима» — это стройка завода полимерной пленки казанского ООО «Камский завод полимерных материалов» стоимостью в 1,1 млрд рублей. За юрлицом стоят структуры, близкие генералу нефтехимии Татарстана, экс-гендиректору НКНХ Владимиру Бусыгину. Производственная мощность завода на первоначальном этапе составит 10 тыс. т продукции в год. Для изготовления пленки будет использоваться продукция «ЗапСибНефтехима», при этом само предприятие также станет потребителем выпускаемой упаковочной пленки. Запустить его планируется уже в 2020 году.

Кстати, через год Татарстан планирует провести второй международный конгресс и выставку «Полимеры России и СНГ: строительство и модернизация заводов» — событие назначено в Казани на декабрь 2020-го. Стала она этакой Ялтинской конференцией, где стороны договорятся о разделе сфер влияния?

Автор
Елена Иванова, Ксения Соколова, Елена Колебакина-Усманова
Автор фотографии
Максим Блинов

Статьи

Пустые контейнеры поедут веселее

ОАО РЖД на фоне сокращения на 70% перевозок порожних контейнеров из Европы в…

«Норникель» увеличит дивиденды акционерам почти на треть

Совет директоров «Норникеля» предложил выплатить акционерам дивиденды за 2019…

Дочь Зюзина снизила свою долю в «Мечеле»

Дочь основателя «Мечела» Игоря Зюзина  –  Ксения – снизила свою долю в…

МТС выступит переводчиком

Как стало известно “Ъ”, экс-президент системы переводов «Юнистрим» Кирилл…

Пострадавшие без ипотеки

Альфа-банк приостановил выдачу ипотеки работникам отраслей, попавших в трудное…

Частная медицина просит правительство внести ее в число пострадавших от коронавируса

Представители частной медицины и общественной организации «Опора России» просят…

Аналитика

Винокуров "притянет" Чемезова "Магнитом"?

По информации корреспондента The Moscow Post, монополист отечественного…

Вирусный контраст цветных революций

Пандемию COVID-19 сравнивают с войной – по последствиям для мировой экономики.…

Холдинг Вексельберга может перевести аэропорты на ограниченный режим работы

"Мы изучаем возможность перехода на регламентный режим работы для ряда…

Олигархи жаждут "огня", или "непримиримый" партнер Дерипаска

Три старших вице-президента "Норникеля" в конце прошлой недели покинули свои…

Вирус осложнил "Золоту Камчатки" Вексельберга поставки техники из Италии и КНР

Группа компаний "Золото Камчатки" Виктора Вексельберга отмечает сложности с…

Альфа-Банк предлагает новым клиентам год бесплатного обслуживания в А-Клуб

А-Клуб, подразделение Альфа-Банка по работе с крупным частным капиталом,…

Всё то золото

В начале прошлой недели стоимость унции драгоценного металла показала самый…

"Обувь России" увеличила чистую прибыль по МСФО в 2019 году на 26,7%

Группа компаний "Обувь России", один из крупнейших операторов российского…

Олигархи закрывают города

Расторопность региональных властей, которые в этом вопросе побежали быстрее…

"Дело" Аминовых "боится"

Компания "Енисей Капитал" Романа Абрамовича и банк ВТБ приняли оферту у…

СУЭК построила на шахте "Талдинская-Западная-1" в Кузбассе техкомплекс за 1,3 млрд рублей

АО "СУЭК" ввело в опытно-промышленную эксплуатацию на шахте "Талдинская-…

«МегаФон» нарастил выручку по итогам 2019 года

Выручка «МегаФона» по итогам 2019 года выросла на 4%, составив 348 млрд руб.,…

Автодилеры обратились в Минпромторг из-за ситуации с коронавирусом

Ассоциация автодилеров просит вернуть льготные автокредиты для всех категорий…

Горит синим пламенем

В этом году исполнится 10 лет главной камчатской стройке XXI века — газопроводу…

Олег Дерипаска: «Центробанк пробил дно в своем болотце»

Олег Дерипаска раскритиковал Банк России за действия во время пандемии…