Русская руда без особого труда

Российские горно-обогатительные комбинаты стремительно начинают обогащать не только руду, но и своих владельцев. Цены на железорудное сырье за прошлый только год выросли более чем в полтора раза, и рост наверняка продолжат нынче.

Не в последнюю очередь, неприятная для металлургов перспектива обусловлена появлением на сырьевом рынке отрасли нового игрока. "Уральская сталь" — группа Алишера Усманова и известный бизнесмен Василий Анисимов приобрели в январе 2005 года Михайловский ГОК, второй в стране по объемам производства железорудного сырья для черной металлургии. Вкупе с Лебединским ГОКом, крупнейшим в Европе и СНГ предприятием по добыче и обогащению железной руды (его все тот же Усманов контролирует посредством ООО “Газметаллпроект”), Алишер Усманов и его партнеры надолго забронировали львиную долю свободного железорудного рынка России. Говоря точнее, этот рынок и есть они.

Смотрите, кто пришел!

Алишер Бухранович и Василий Васильевич оказались в одном бизнесе явно не случайно. Анисимов последние пять лет жил и работал за границей, и хоть знакомство его с Усмановым наверняка происходило в 90-х, если не раньше, предположить, что алюминщик и газовик окажутся совладельцами железорудных активов, даже пару лет назад вряд ли бы кто рискнул. Но вот случилось. Связующих две фигуры ниточек немало, но наиболее правдоподобно выглядят три: Усманов и Анисимов могли познакомиться еще во времена расцвета бизнеса Льва Черного (тоже, кстати, как и Усманов, выходца из Узбекистана), и актуализировать связи либо во время покупки Алишером Усмановым холдинга "НОСТА", напомним, изначально его компаньоном там был Олег Дерипаска — известный в 90-х как младший партнер братьев Черных в России, либо в период работы обоих бизнесменов за границей. Меньше чем за год Алишер Бухранович заработал более 300 млн. долларов на сделках с акциями англо-голландского металлургического холдинга Corus. Ну, а Анисимов не только работал (его компания Coalco имеет швейцарскую прописку, а инвестирует в строительство по всему миру), но и жил. К слову сказать, самую подробную информацию о Coalco на русском языке удалось найти в Интернете на главном сайте российского дзюдо, где компания указана первой среди партнеров…

По другой версии, Усманов мог пригласить Анисимова в бизнес, ради конкретной покупки Михайловского ГОКа. Экс-владелец "Трастконсалтгрупп" (структура, контролировавшая алюминиевые активы Анисимова — Богословский и Красноярский алюминиевый комбинаты и другие) Василий Анисимов занимал в 90-х пост вице-президента банка "Российский кредит", подконтрольного Борису Иванишвили. Последний как раз и выступал продавцом в сделке по Михайловскому ГОКу. Вполне возможно, что Усманову не удалось самому договориться с Иванишвили (ранее они конфликтовали и из-за Лебединского ГОКа) и переговорщиком выступил Анисимов на вполне выгодных для себя условиях.

В избранный на состоявшемся в минувшую пятницу 25 февраля собрании акционеров Михайловского ГОКа совет директоров компании вошли четыре представителя от "Уральской стали" Усманова, четыре — от Coalco A. G. Анисимова, два представителя самого комбината — по иронии судьбы новый и старый директора и представитель государственного Внешторгбанка.

И, наконец, попробуем предположить, что в отношениях между Усмановым и Анисимовым нет ни старой дружбы, ни крайней бизнес-необходимости. Дело в том, что предыдущие две версии достаточно легко опровергнуть, зная, когда и почему Анисимов продал более чем успешный бизнес в России и покинул страну. Оказать переговорную услугу Усманову он мог и за какой-нибудь импортный пакет акций, а то и просто за деньги, пусть даже очень большие. Но он вернулся. А потому нельзя пройти мимо предположения, что Василий Васильевич мог получить предложение, от которого трудно отказаться. И сделать это предложение мог кто-то максимально влиятельный и сильный. В сегодняшнем раскладе — государство.

ГОК — государственно-обогатительная комбинация?

Кредит на сделку от дочки Внешторгбанка, беззаминочное одобрение покупки Михайловского ГОКа федеральной антимонопольной службой, равно как и введение в совет директоров предприятия представителя государственного банка, добавляют интриги в железорудное настоящее. С одной стороны, появление государственной руки в железорудном деле можно объяснить тем, что Алишер Усманов — штатный сотрудник "Газпрома", пришедший еще при Вяхиреве, лично ему преданный, но не ставший членом команды, а потому вполне гармонично влившийся в "Газпром" Миллера и оказавший немало ценных услуг госмонополии (в частности, благодаря деятельности Усманова в "Газпром" вернулись 100% акций "Севернефтегазпрома" и контрольный пакет акций "Запсибгазпрома").

С другой стороны, нельзя исключить, что внимание "сверху" — точечное, вызванное исключительно тем фактом, что в проекте крутится кредитный миллион долларов дочки Внешторгбанка. И, наконец, самая смелая версия заключается в том, что Усманов, равно как и Анисимов, так ловко зашли на сырьевой железный рынок, благодаря, в первую очередь, государственной воле. В таком случае крайне любопытны ответы на несколько вопросов: почему именно эти персоналии выбраны в качестве движущей силы проекта, является ли подконтрольный рудный холдинг конечной целью государства и не наблюдаем ли мы начало новой тенденции в распределении отечественных ресурсов? Если уж Россию воспринимают в мире как сырьевую державу, то отчего такой большой процент именно сырьевой промышленности принадлежит людям, интересы которых с интересами страны фактически не пересекаются?

Что касается личностей, то выбор, (если это, оговоримся, государственный выбор) бесспорно, более чем необычный. Успешность и Усманова, и Анисимова сомнений не вызывает, равно как и знание металлургической, а значит и рудной "поляны". Но фигуры, кроме того, что сильные, еще и одиозные, со шлейфом компромата из прошлого. Последнее впрочем, с недавних пор все чаще играет в плюс, а не в минус — толщине компромата прямо пропорциональна степень лояльности. И все же при наличии стольких взявших под козырек, присягнувших на верность и проспонсировавших "все-что-скажут" чернометаллургических собственников и менеджеров, выбор кажется странным. Можно, конечно, предположить, что каждый из действующих металлургов подгреб бы рудную базу под свою вотчину, и свободного рынка железной руды не получилось бы. Хотя так ли он нужен и является ли его создание точкой в экспансии Усманова-Анисимова и теми, кто, возможно, за ними стоит?

Сырье-мое

Трудное вхождение рудной подотрасли в капитализм обусловлено исторически. Советская промышленность по сути была многоуровневым вертикально-интегрированным холдингом. Каждый ГОК был "привязан" к меткобинату. И хоть приватизировались ГОКи от металлургических предприятий отдельно, но "вертикальная" зависимость делала свое дело. Металлурги, начав вставать на ноги, постепенно месторождения с ГОКами скупали и к началу XXI века практически у каждой чернометаллургической группы было по своему карманному стратегическому сырьевому запаснику. Другой вопрос в том, что практически ни один горно-обогатительный комбинат не способен 100-процентно удовлетворить потребности гигантов отечественной металлургии. Но, так или иначе, “Евразхолдинг“ (в него входят Нижне-Тагильский, Западносибирский и Кузнецкий меткомбинаты) выкупил Качканарский ГОК-"Ванадий" и худо-бедно, но получает сырье с Высокогорского, "Северсталь" контролирует АО "Карельский окатыш" и Оленегорский ГОК, группа Мечел владеет Коршуновским ГОКом, Новолипецкий комбинат получает руду с Стойленского ГОКа и компании КМА-руда. Магнитогорский меткомбинат, не имея подконтрольных сырьевых запасов, покупает руду в Казахстане на Соколовско-Сарбайском ГОКе и добирает, как и практически все прочие российские металлургические заводы с Лебединского и Михайловского ГОКов, принадлежащих Усманову. Более того, бизнесмен собирается покуситься и на последний сырьевой оплот Магнитки.

"У меня, — заявил Алишер Усманов в интервью журналу "Эксперт", — есть идея объединить в том или ином виде некоторые железорудные компании СНГ — Соколовско-Сарбайский ГОК в Казахстане, Лебединский ГОК, Михайловский ГОК в России, некоторые украинские рудные компании — и организовать, скажем, Единую горнометаллургическую компанию, которая будет диктовать цены на железорудное сырье всему миру. И я готов посвятить этому делу свою жизнь".

Магнитка, впрочем, тоже на казахстанское месторождение претендует. Но вероятность того, что "сбыча мечт" грозит, скорее, Усманову, чем ММК, крайне велика. Хотя бы потому, что все знают фамилию светлого настоящего Магнитки и практически никто не знает, кто обеспечивает зеленый свет проекту Усманова-Анисимова. Более того, в свете рудного передела, в ином ракурсе видится и уход экс-директора ММК "в стратегию".

В несколько другом свете предстает и продажа госпакета ММК менеджменту предприятия, вполне возможно, что государство позволило саккумулировать все акции в одних руках, чтобы упростить себе возможность контроля, а, может быть, и возможность захода для кого-то на предприятие. Как бы то ни было, если Соколовско-Сарбайский ГОК все же окажется в холдинге Алишера Бухрановича, Магнитка становится его очевидным заложником и светит ей в лучшем случае слияние, в худшем поглощение. По крайней мере, такой поворот нельзя исключать из всех прочих вариантов.

После появления в стране "Русского алюминия" интегрировать предприятия одной отрасли в холдинги пытались многие предприниматели, но поскольку зачастую, заводы принадлежали разным собственникам, то не сложились, ни "Русская сталь", ни "Русский уголь". Перспектива "Русской руды", как бы она не называлась, похоже, тенденцию восстановления отраслевой интеграции, вернет в положительное русло. Система советских отраслевых министерств была в свое время более чем успешной, а поскольку и Усманов, и Анисимов родом из Советского Союза, то, возможно, объединительные процессы пойдут у них качественнее, чем у молодых, да ранних. К тому же, Усманов имеет немалый опыт работы в государственной монополии и хорошо знает смазанный механизм прохождения нужных ему бумаг по инстанциям.

Любопытна и еще одна тенденция, российское сырье наконец-то стало стоить дорого. Усманов и Анисимов купили Михайловский ГОК за 1,65 млрд. долларов, Александр Абрамов приобрел угольный разрез за свыше, чем 41 млн. долларов. Времена, когда бизнес дешево покупал и втридорога перепродавал активы, похоже, уходят в прошлое. Сегодня дорого покупают, чтобы потом развивать производство и получать прибыль. Ну, и чтоб конкурентам не досталось само собой. К слову сказать, главы Магнитки, “Евразхолдинга” и Новолипецкого меткомбината, уже обивали пороги министерства промышленности и энергетики с жалобами на ценовую политику железорудных сырьевиков. Надо полагать речь шла прежде всего именно об Усманове и Анисимове...

Автор
Александра МЕЛИКОВА
Автор фотографии
dela_ru

Статьи

«Сафмар» закольцевал дивиденды

Холдинг «Сафмар Финансовые инвестиции», единственный акционер НПФ «Сафмар»,…

«Звезда» испытывает перегрузки

Как стало известно “Ъ”, дальневосточная верфь «Звезда» (управляется…

Дальний Восток ставит вопрос бревном

Лесная промышленность на Дальнем Востоке находится в глубоком кризисе,…

"Хевел" ввела в Бурятии гелиостанцию за 1,3 млрд рублей

Прогнозируемый объем выработки электроэнергии составит 20 млн кВт.ч в год, что…

В «Бурятзолото» отреагировали на скандальную статью об офшорах в Великобритании

На днях информагентство «УтроNews» сообщило, что активы ПАО «Бурятзолото»,…

«Яндекс» готовится заключить одну из крупнейших сделок на офисном рынке

 «Яндекс» ищет еще один офис, рассказали «Ведомостям» три консультанта,…

Аналитика

Михаил Фридман и его партнер по “Альфа-групп” усиливают свои позиции в Киеве через “Бабий Яр”

В наблюдательный Совет Мемориального центра Холокоста “Бабий Яр” вошла…

Бесплодное "древо" Дерипаски

По информации корреспондента The Moscow Post, на месте краснодарского…

«Бурятзолото»: продать нельзя оставить

Как передаёт корреспондент  УтроNews, подтверждается версия нашего издания,…

У Алексея Мордашова прогнозируют 30%-ный рост потребления стального проката в российском строительстве

К 2030 г. потребление стального проката строительной отраслью в России может…

«Мегафон» открывает магазины нового формата с игровой зоной

Оператор модернизирует ритейл и пытается привлечь новых абонентов Experience…

«У нас немного другая линия мышления»

В феврале «Еврохим» Андрея Мельниченко впервые возглавил иностранец — главным…

Фридман приберет мусор "к рукам" через Кацыва и Грефа?

Как сообщают источники The Moscow Post, на работу в инвестиционное…

Фридман "обломает зубы" на мусоре?

Как сообщают источники The Moscow Post, на работу в инвестиционное…

Офшоры и активы олигарха Виктора Рашникова: расследование

 «Олигарх Виктор Рашников оказался самым настоящим офшорником. Этот «патриот»…

ВЕКСЕЛЬБЕРГ ПРОВЕЛ В СОВЕТ ДИРЕКТОРОВ «РОССЕТЕЙ УРАЛ» ПРЕДСТАВИТЕЛЯ «Т ПЛЮС»

Сегодня в Екатеринбурге состоялось внеочередное собрание акционеров «Россети…

Акционеры Кольцово получат более 521 млн рублей промежуточных дивидендов

Акционеры ПАО «Аэропорт Кольцово» (входит в холдинг «Аэропорты регионов») на…

«Лента» решила конкурировать с экспресс-доставкой «Яндекс.Лавка»

Розничная сеть «Лента» будет развивать экспресс-доставку продуктов — сервис «…

Абызов на нарах ждет Пингасова?

Вместе эта парочка могла провернуть не одну мошенническую операцию, особенно с…

В чем сила «Силы Сибири»

 «В чем сила, брат?» По версии героя Виктора Сухорукова, она в деньгах. Если…

Лисин — в офшоры, рабочих — на улицы?

Как передаёт корреспондент УтроNews, ассоциация «Русская сталь» — главное лобби…