1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
$14.4
Михельсон Леонид ВикторовичМихельсон Леонид Викторович
$13.3
Фридман Михаил МаратовичФридман Михаил МаратовичУсманов Алишер БурхановичУсманов Алишер БурхановичПотанин Владимир ОлеговичПотанин Владимир ОлеговичТимченко Геннадий НиколаевичТимченко Геннадий НиколаевичМордашов Алексей АлександровичМордашов Алексей АлександровичВексельберг Виктор ФеликсовичВексельберг Виктор ФеликсовичЛисин Владимир СергеевичЛисин Владимир СергеевичАлекперов Вагит ЮсуфовичАлекперов Вагит ЮсуфовичХан Герман БорисовичХан Герман БорисовичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичПрохоров Михаил ДмитриевичПрохоров Михаил ДмитриевичАбрамович Роман АркадьевичАбрамович Роман АркадьевичАвен Петр ОлеговичАвен Петр ОлеговичМахмудов Искандар КахрамоновичМахмудов Искандар КахрамоновичРашников Виктор ФилипповичРашников Виктор ФилипповичАбрамов Алексанр ГригорьевичАбрамов Алексанр ГригорьевичНесис Александр НатановичНесис Александр НатановичКантор Вячеслав ВладимироваичКантор Вячеслав ВладимироваичГуцериев Михаил СафарбековичГуцериев Михаил Сафарбекович

Расправившись с «тамбовско-малышевской» ОПГ, прокурор Гринда взялся за Фридмана

Главная / Фридман Михаил Маратович / Особое мнение / Расправившись с «тамбовско-малышевской» ОПГ, прокурор Гринда взялся за Фридмана
Деньги семьи Перес Долсет уплыли в карманы сына министра внутренних дел Владимира Колокольцева
Версия для печатиPDF-версия

Совладельцу «Альфа-групп» Михаилу Фридману часто припоминают фразу, сказанную им в 2003 году в интервью Financial Times: "Правила бизнеса в России довольно отличаются от западных стандартов. Трудно сказать, что можно оставаться полностью чистым и прозрачным". Так это или нет — вопрос спорный. Но зачем компаньон Петра Авена  и Германа Хана,  имеющий двойное гражданство, пытается применять наихудшие приемы деловой жизни России в отношении своих деловых партнеров в Евросоюзе? 

«Юрист русской мафии» 

16 января в аэропорту Мадрида была проведена настоящая спецоперация испанских силовиков. Вход в один из терминалов перекрыла полиция, внутри ждала группа захвата из сорока бойцов, к тому же в аэропорту оказались заблокированы мобильная связь и доступ в интернет. Все это было ради задержания одного человека — 65-летнего нидерландского юриста Петера Николаса Вакки (Peter Nicolaas Wakkie), который прямо с рейса был доставлен в прокуратуру. По словам адвоката, после шестичасового допроса юрист оказался на свободе без предъявления обвинений. Но 17 января испанские газеты вышли с заголовками о задержании юриста русской мафии в Испании в ходе расследования, проводимого прокурором Хосе Гриндой (José Grinda González), прославившимся участием в деле петербургских мафиози Геннадия Петрова и Александра Малышева.
Прокурор Гринда обвинял Петрова в создании организованного преступного сообщества и предполагал, что тот может быть связан не только с высокопоставленными российскими чиновниками, но даже с президентом России Владимиром Путиным, напомнили журналисты. Правда, кроме имени прокурора, связей между Вакки и Петровым видно не было.
Вакки заподозрили в попустительстве выводу денег из нидерландской телекоммуникационной компании Zed+, подконтрольной известным в Испании бизнесменам из семьи Перес Долсет, а также в содействии рейдерскому захвату этой компании, оказавшейся после вывода средств в сложном финансовом положении, сообщило издание El Confidencial, получившее доступ к документам следствия. Голландец Вакки исполнял обязанности управляющего Zed+ с ноября 2014 году. На этот пост его назначила Торговая палата суда Амстердама, решив ввести внешнее управление в Zed+.
По данным издания, выведенные из нидерландской компании деньги якобы пошли на взятки высокопоставленным чиновникам в России – через российскую компанию, одним из акционеров которой является сын министра внутренних дел России Владимира Колокольцева – Александр Колокольцев.

El Confidencial утверждало, что расследование кроме испанской прокуратуры также проводят министерство юстиции США, Комиссия по ценным бумагам и биржам и ФБР. В этих организациях, а также в офисе Гринды отказались комментировать ситуацию.

Контент с долгами 

Zed+ учреждена в Нидерландах в 2012 году для объединения активов крупного производителя контента, испанского холдинга Zed Worldwide, принадлежащего семье Перес Долсет, и контент-провайдеров «Вымпелкома» (работает под брендом «Билайн») – ЗАО «Темафон» и ЗАО «Тематика», подконтрольных крупнейшему совладельцу сотового оператора Михаилу Фридману и его партнеру Ваге Енгибаряну.
Планы у участников совместного предприятия были грандиозными. Фридман и его партнеры были заинтересованы в создании крупного игрока на рынке мобильного контента Восточной Европы и Латинской Америки с дальнейшим проведением IPO на NASDAQ, рассказал человек, входивший в 2013–2014 годах в совет директоров Zed+. Собеседник «Ведомостей» вспоминает, что лет пять назад сам познакомил Фридмана с основателем Zed Worldwide, испанским миллиардером Хавьером Перес Долсетом (Javier Perez Dolset), и поддержал идею объединения их бизнесов. Фридман и "Альфа-групп" хотели выйти с услугами по предоставлению контента на международные рынки, а слияние с Zed Worldwide, в то время заметным европейским игроком, позволило бы создать компанию стоимостью € 1,5 млрд.
Переговоры шли около года. В 2013 году партнеры передали СП свои основные активы в области создания мобильного контента. Фридман и Енгибарян внесли в него оцененные в €30 млн 69% кипрской MIPR, владевшей 49,9% «Тематики» и «Темафона», и получили почти 30% нидерландской Zed+. «Вымпелком» внес в СП 31% MIPR, оцененных в €13,5 млн, и получил 5,8% в предприятии. Семья Долсет внесла 70% испанской Zed Worldwide, оцененные в €98 млн, и получила около 67% в совместном предприятии.
Но отношения между россиянами и испанцами очень быстро испортились, вспоминает бывший член совета директоров Zed+. Выяснилось, что испанский холдинг, доставшийся совместному предприятию, сильно закредитован. Его долги, по мнению Фридмана, превосходили изначально обговоренную сумму. Например, в ноябре 2013 года с баланса Zed Worldwide на баланс нидерландской компании был переоформлен кредит на €120 млн, выданный испанскому холдингу синдикатом банков во главе с ING.
Российские партнеры отказались записывать этот долг на общую компанию, совет директоров не утвердил отчетность Zed+ за 2013 год, по которой выручка компании составила €385 млн. В октябре 2014 года компания перестала обслуживать долги. Структуры Фридмана и Енгибаряна, через которые они владеют долями в Zed+, – Gelvaser и Bombalia – в 2014 году обратились в Торговую палату суда Амстердама с просьбой провести независимый аудит Zed+ с момента ее учреждения в 2012 году и назначить внешнего управляющего. Палата ввела в компании внешнее управление и назначила управляющим Вакки, входившего в ассоциацию арбитражных управляющих при торговой палате. Российские партнеры считают, что Zed+ стала жертвой финансовых махинаций испанских партнеров, уверяет собеседник, близкий к Фридману. 

Хищение по контракту 

Версия испанских партнеров прямо противоположная. В 2015 году семья Перес Долсет заявила испанским правоохранителям о хищении €32 млн из российского подразделения Zed+ в 2013–2014 годах, пишет El Confidenсial.
Торговой палате суда Амстердама испанские акционеры рассказали следующее. В 2013 году менеджмент Zed+ во главе с исполнительным директором Хавьером Долсетом обнаружил, что российское подразделение компании – ЗАО «Темафон» – продает контент основному покупателю, «Вымпелкому», не напрямую, а через посредников, тем самым лишая холдинг прибыли.
Российская «дочка» действительно была прибыльной в отличие от испанской: чистая прибыль «Темафона» в 2012 году составила €30,3 млн, а в 2016 году – €19,7 млн. Испанская же Zed Worldwide получила в 2013 году €7 млн убытка. В итоге за счет поступлений от российской «дочки» консолидированная прибыль Zed+ составила в 2013 году €6,3 млн, следует из отчета компании.
Но испанские акционеры считали, что часть прибыли «Темафон» утаил. По их версии, средства «Темафона» проходили через посредника – ООО «Встреча» и оседали, в частности, в компании – разработчике мобильных приложений Fun Box (ООО «ФБ групп»). Их обвинения базируются, в частности, на том, что и «Встреча», и «ФБ групп» связаны с бывшим гендиректором «Темафона» Владимиром Туровецким.
Действительно, гендиректором «Встречи» с ее создания в апреле 2013 года до ликвидации фирмы в 2015 года был Туровецкий, который до 2009 года руководил «Темафоном» (здесь и далее данные СПАРК). Он учредил эту компанию, но уже через несколько месяцев его доля перешла офшору. Учредил он и «ФБ групп», занимающуюся разработкой контент-сервисов для мобильных устройств. Но с 30 ноября 2012 года 30% долей в этой фирме принадлежит Александру Колокольцеву, в 2014 году увеличившему пакет до 40%. Остальное – у партнера Туровецкого по другим компаниям Марии Горьковой.
Испанская сторона утверждает, что для урегулирования убытков, оцененных менеджментом Zed+ в €32 млн, в ноябре 2013 года акционеры заключили соглашение, по которому российские партнеры должны передать Zed Worldwide доли в двух компаниях – Expert Promotion и Tinosika стоимостью €37 млн. Но оно так и не было исполнено, указывали они. Соглашение было утверждено только потому, что в то время пять из восьми мест в совете директоров Zed+ занимали члены семьи Перес Долсет, и именно они за него проголосовали, российские акционеры были против, объясняет один из сотрудников российского подразделения Zed+. Обвинения в выводе средств он категорически отрицает, объясняя, что «Встреча» была одним из подрядчиков, через которые «Темафон» размещал заказы на разработку контента и продавал его. «Темафон» был заинтересован в продаже контента не только «Вымпелкому», «Встреча» таких покупателей и искала, объясняет он.
«ФБ групп» разрабатывала контент и программное обеспечение по контракту с «Темафоном» и за всю историю их взаимоотношений получила в оплату своих услуг «всего лишь» $6 млн, уверяет сотрудник этой компании. «И при чем здесь взятки и Колокольцев?» – уходят от ответа о коррупционных связях Фридмана и МВД сотрудники российской Zed+. По их словам, основатель «ФБ групп» в свое время пригласил в компанию Колокольцева как «портфельного инвестора» и тот в управлении компанией не участвует. 

Ответные претензии 

Суд Испании рассматривает заявление кредиторов о введении наблюдения в испанской Zed Worldwide в связи с неплатежеспособностью компании – очередное заседание назначено на 6 марта. Общий долг испанского холдинга составляет €160 млн, и компания не способна его обслуживать, говорится в отчете ее британской «дочки» Monstermob Group. Финансовые показатели компания не раскрывает. Нидерландская Zed+ раскрыла Торговой палате суда Амстердама данные только за 2014 год, сообщив о выручке в €385 млн при прибыли в €10,1 млн.
Суд Мадрида рассматривает также иск российских акционеров с самому Хавьеру Перес Долсету, рассказал человек, близкий к руководству российского подразделения Zed+. Истцы обвиняют испанского бизнесмена в выводе средств из компании. Они считают, что Перес Долсет, одновременно возглавлявший и испанскую, и нидерландскую компании, намеренно ввел российских партнеров в заблуждение о финансовом состоянии своей компании, а потом выводил деньги из совместного предприятия. Присоединение российских активов только усилило аппетит Перес Долсета к кредитам: во время создания Zed+ банки увеличили лимит кредитования испанской Zed Worldwide c €90 млн до €140 млн, она успела выбрать €120 млн, которые потом перешли на баланс совместной Zed+. За 2013 год Перес Долсет выписал себе как гендиректору Zed+ бонус в €750 тыс, а через полгода совместное предприятие не смогло обслуживать долг. По мнению Михаила Фридмана, Перес Долсет выводил из компании средства, которые потом тратил на личные нужды, не только через выплату бонуса, но и через посредников-подрядчиков испанской компании Zed Worldwide, т. е. используя те же методы, в которых он обвинял русских партнеров. 

Кого разыскивали в Испании 

Расследование против Геннадия Петрова длится в Испании более 10 лет. По версии прокуроров Хосе Гринды и Хуана Каррау, группа россиян под руководством Петрова с середины 1990-х годов занималась отмыванием денег. Россияне создали сотни компаний,  на которые записывалась недвижимость. Потом она многократно перепродавалась по возрастающей стоимости через фирмы, контролируемые одними и теми же людьми – по версии прокуроров, в целях отмывания денег. Таким образом легализовались средства от контрабанды наркотиков, торговли оружием  и связями, считает следствие.
Петров был задержан вместе с 19 другими россиянами в 2008 году, провел под арестом полтора года, был освобожден под подписку о невыезде, но уехал в Россию, несмотря на то что, по словам Гринды, шли переговоры о его сделке со следствием, и тюрьма ему якобы не грозила. Следствие по записям телефонных разговоров установило, что Петров поддерживал отношения со многими высокопоставленными российскими чиновниками, в том числе председателем Следственного комитета (СК) Александром Бастрыкиным  и Анатолием Сердюковым,  занимавшим посты руководителя Федеральной налоговой службы, а потом министра обороны, с бывшим министром связи Леонидом Рейманом.

В декабре 2015 года прокуроры выдвинули обвинения в участии в преступном сообществе и отмывании денег на территории Испании против 26 граждан России и Испании, в том числе Петрова. В сумме обвинение затребовало для всех них 126 лет заключения (в среднем 4 года и 10 месяцев на человека) и €2,7 млрд штрафа. Все они были вызваны на заседание суда. А в отношении тех, кто в назначенное время на слушания не явился, судья вынес постановление о заочном аресте и объявлении в международный розыск. В итоге в мае 2016 года национальная судебная коллегия Испании выдала международный ордер на арест 12 россиян, включая депутата Госдумы Владислава Резника и его супруги Дианы Гиндин, замруководителя ФСКН Николая Аулова и бывшего зампредседателя СК России при прокуратуре Игоря Соболевского. Их подозревают в связях с группировкой под руководством Петрова. Также был подтвержден выданный в 2012 году ордер на арест Петрова. Прокуратура просит приговорить его к восьми годам тюремного заключения.
Генпрокуратура России не удовлетворила запрос испанцев о допросе Резника. 

Семейное дело 

Уроженцы Мадрида греческого происхождения 47-летний Хавьер Перес Долсет вместе с младшим братом Игнасио Перес Долсет (Ignacio Perez Dolset), которых испанские СМИ зовут миллиардерами, вырастили свой бизнес с нуля. В 1989 году, едва окончив школу, Хавьер сумел занять деньги и при поддержке Игнасио создать дистрибутора видеоигр. Постепенно дело росло и расширялось: к 1992 году выручка компании достигла € 35 млн, братья создали интернет-провайдера. Вскоре, продав провайдера телекоммуникационному гиганту Telefonica, они направили вырученные средства на создание разработчика игр Pyro Studios, студии компьютерной анимации Ilion Animation Studios и развлекательного портала LaNetro. В 2002 году бизнесмены решили сфокусироваться на так называемых VAS-сервисах для мобильных телефонов (sms, mms и т. д). Через два года LaNetro выкупила контент-провайдера Zed у шведского оператора TeliaSonera, решив далее работать под приобретенным брендом, и ее обороты составили сотни миллионов евро. Среди дальнейших приобретений семьи был британский провайдер Monstermob и испанская Alvento, компании в Латинской Америке. В последние годы компании Перес Долсетов получают заказы по всему миру: они делают анимацию для голливудских студий и мобильное приложение для NBA.
Как ранее сообщало агентство «Руспрес», сын главы МВД Владимира Кокольцева Александр Колокольцев инвестировал капиталы семьи в рынок мобильного контента. Он был совладельцем контент-агрегатора «Ай-Куб», недавнего лидера сервисов с сомнительными подписками, которые абоненты считали мошенничеством.

Голосов пока нет