Пётр Авен: «Нужно сокращать долю госсектора»

В кризисное время нужно спасать банковскую систему и резервы, а не урезать и не замораживать зарплаты и пенсии.

В кризисное время нужно спасать банковскую систему и резервы, а не урезать и не замораживать зарплаты и пенсии. 

А чтобы столкнуть с «мертвой точки» инвестирование в отечественные предприятия, их владельцам необходима уверенность в собственном будущем. Своим мнением по данным вопросам поделился с resfo.ru Пётр Авен, член совета директоров Альфа-Банка, председатель совета директоров ABH Holdings S.A.

— Пётр Олегович, вы сказали, что сырьевой цикл завершился пару лет назад, и нам придется очень долго жить при низких ценах на углеводороды. Чего ожидать в связи с этим?

— Нефть перестает быть дорогим товаром, и нефтяная эпоха заканчивается. Может быть, будут еще всплески цены, но в целом цена нефти будет стремиться к себестоимости. Связь нефти и ВВП устойчиво падает. Поэтому модель, основанная на надежде на высокие цены на нефть, уже в прошлом. Нефть стала менее значимым, воспроизводимым товаром в связи со сланцевой революцией. И поскольку себестоимость сланцевой нефти будет идти к $ 20, то цена на прочую нефть повышаться не будет. И потому дело не в пятилетнем рыночном цикле, как говорит Минфин, дело гораздо глубже. Нам нужна ненефтяная история, ненефтяная модель — даже с учетом того, что сейчас у нас больше 80 % экспорта — это ресурсы, и больше 50 % — нефти, нефтепродуктов и газа.

— Правительство в новых условиях предлагает свои рецепты — в том числе и по замораживанию зарплат и пенсий. Не «добьет ли это покупательскую способность? Есть ли какой-то выход, на ваш взгляд?

— Во-первых, я абсолютный противник замораживания зарплат и пенсий. Проблема совершенно не в этом. Тезисы Улюкаева о том, что замораживание зарплат приведет к росту инвестиций в предприятия, выглядят логично на бумаге, но они не верны по сути. У предприятий есть большие нераспределенные прибыли на счетах, которые они не вкладывают в качестве инвестиций. Думать, что будут больше инвестировать в развитие, если денег будет больше, неверно. Не вкладывают в развитие потому, что не видят будущего, не вкладывают потому, что боятся инфляции.

Во-вторых, не надо ни недооценивать, ни переоценивать покупательской способности. Сегодня зарплаты растут примерно по инфляции (около 7,3 % в прошлом году), а безработица очень низкая — около 5 % и не растет. Поэтому покупательная способность населения сильно не упала. В основном потому, что у нас госсектор огромный, и там надо платить деньги. И ограничивать покупательную способность нужно не снижением зарплат, а снижением числа занятых в госсекторе. У нас сегодня в госсекторе работает почти 20 % населения, в то время, как в нормальной западной экономике — не больше 10 %. При давлении госсектора на тенденции в экономике в целом ограничение зарплат и пенсий бессмысленно и неприемлемо.

— Какие структурные реформы сегодня были бы максимально эффективными?

— Создание нормальной конкурентной среды. Это предсказуемое будущее, равные правила для всех, снижение доли государственного сектора, очистка судебной системы. То есть экономическая либерализация и очистка системы. Этого было бы достаточно, чтобы люди не боялись инвестировать, были бы уверены в защите прав собственности.

Самый главный вопрос сейчас — это инвестиции. Доля инвестиций менее 20 % ВВП — очень плохая ситуация, в которой никакого экономического роста не будет. Проблема в том, как добиться роста инвестиций. Я не верю, что это можно сделать с помощью государства. Это можно запустить, только если люди захотят инвестировать сами. Если сегодня они не хотят этого делать, значит, надо понять, почему. А не хотят они потому, что не верят в честную конкуренцию и не понимают будущего — только и всего.

— В последнее время Центробанк отозвал достаточно много лицензий у банков. Какие требования, на ваш взгляд, должен предъявлять регулятор к деятельности банков, чтобы такие ситуации сходили на нет?

— Я считаю, что такие меры ЦБ надо было предпринимать 15–20 лет назад, а не сейчас. И Набиуллина сейчас делает то, что должен был делать Игнатьев, но боялся делать. В прошлом году было отозвано около ста лицензий, в этом году, думаю, тоже дойдет до сотни. Сегодня маленькие банки просто технологически не могут выживать. У нас на 200 банков приходится 96,5 % активов, а 3,5 % — на все остальные за пределами двух сотен. Поэтому я полностью поддерживаю отзыв лицензий у банков, которые не могут быть обеспечены активами.

Единственная проблема сегодня в ЦБ с регулированием — это боязнь трогать большие банки. Мне кажется, что в отношении них Центробанку нужно вести себя решительнее и быстрее — не бояться заходить в банки и банкротить их, если возникают проблемы. Банкротство банков — это вполне естественный механизм, который иногда лучше, чем санация.

— Насколько изменится влияние частных банков на банковский сектор России при стабилизации ситуации регулятором, в связи с чистками?

— В целом у нас устойчиво растет доля государственных банков, потому что в основном зачищаются частные банки. Мне кажется, что это связано в целом с подходом к экономике и к госсектору. Мне кажется, что нам столько госбанков не нужно, и их доля сейчас невозможно велика.

— Недавно Герман Греф заявил о том, что скоро придется играть похороны банковской системы, потому что и юрлица, и физлица смогут напрямую открывать свои счета в Центробанке. Как вы относитесь к этому высказыванию?

— Конечно, не хотелось бы комментировать слова Германа Оскаровича, но мне кажется, что он несколько забегает вперед. Возможно, что это вопрос будущего, но это не то, к чему надо быть готовым вот прямо здесь и сейчас.

— Раньше главной функцией банков было кредитование бизнеса, а сейчас складывается ощущение, что главное — контроль: счета, переводы, операции…

— Нет. Я считаю, что главная функция банков — это оценка рисков. Все остальное может меняться, системы счетов и переводов переходят в интернет, а функцией банков по-прежнему остается оценка рисков, и эта функция не может быть у банков отобрана. Выбор правильных направлений вложения денег. Это специальная профессиональная функция, которая составляет основу банковской системы. Что же касается расчетов, контроля чего угодно — это можно из банков выводить. Кредитование же — это чисто банковская функция, которую за них никто никогда не сделает.

— Как вы считаете, меры по докапитализации банков себя оправдали?

— Тут очень сложная проблема — как это делать. Потому что можно дать 5 трлн на докапитализацию, и вызовет это только одно — скачок инфляции. В Израиле в 1986 году был фундаментальный банковский кризис, они нафаршировали банковскую систему деньгами — случилась гиперинфляция, и стабилизировать ситуацию пришлось еще долго. Если совсем не дать денег, можно оказаться в японской ситуации стагнации банковской системы. То есть Центробанку нужно очень четко, точечно и продуманно капитализировать сектор, думая, кому, сколько и когда дать. Это достаточно точная и тяжелая работа. Эта работа ведется, конечно, в ней есть ошибки, но я считаю, что такая большая и серьезная работа вовсе без ошибок сделана быть не может.

— Сейчас достаточно либеральное валютное законодательство. Видите ли вы возможность каких-то изменений в сторону его ужесточения?

— Насколько я понимаю, никаких изменений в этой части не будет. Я думаю, что все разговоры — чрезвычайно опасные и вредные — по поводу валютного контроля останутся только разговорами. То, что на английском называется capital controls, будет означать полный отказ от любых инвестиций — тогда сюда деньги никогда не пойдут. Это чрезвычайно опасная и плохая мера. И сейчас нашими денежными властями этот вопрос не обсуждается.

— Что нужно спасать в первую очередь в кризисное время?

— Это же классическая вещь, и это не я придумал, это написано в учебниках. Это банковская система и резервы. Все остальное — маргинально. Если остаются банки — люди могут жить, кредитоваться, расчеты идут, жизнь идет. А государству, чтобы выполнять свои самые необходимые обязательства, нужны резервы. Все остальное может жить само. Я надеюсь, что это хорошо усвоено нашими денежными властями и, как минимум, Центральный банк это хорошо понимает. Было время, когда они, поддерживая курс, начали «палить» резервы, но достаточно быстро одумались и делать это перестали.

Автор
resfo.ru
Автор фотографии
AFP

Статьи

С «Яндекса» спросят за ответы

Онлайн-сервисы ivi, Avito, ЦИАН, «Профи.ру», «Туту.ру» и другие пожаловались на…

"Мостотрест" займется очередным этапом аэропорта "Симферополь"

Аэропорт "Симферополь" в Крыму намерен заключить контракт на 3,1 миллиарда…

"Норникель" разделит основные предприятия группы на три дивизиона

"Норникель" разделит основные предприятия группы на три дивизиона - Норильский…

"Свеза" начала производство топливных брикетов на своём комбинате в Петербурге

Объём инвестиций в проект по производству топливных брикетов составил 30 млн…

Высокинские "войны" Куйвашева

В Свердловской области продолжают "лететь головы". Пока что - в виде метафоры,…

Дальний путь: западному обходу Краснодара ищут инвестора

Проект будет реализовываться по механизму государственно-частного партнерства «…

Аналитика

Силовые машины изменили форму собственности с ПАО на АО

"Силовые машины" поменяли форму собственности с ПАО на АО, говорится в…

Санкции как повод

Больше двух лет крупнейшие предприятия российского автопрома находятся под…

Акции «Полюса» обновили исторический максимум

Акции крупнейшей золотодобывающей компании в России «Полюс» обновили…

«Галс Девелопмент»

Создана в 1994 году АФК «Система» Владимира Евтушенкова и называлась до 2011…

Совет директоров "Сибура" рекомендовал дивиденды за I полугодие в 5,73 рублей на акцию

Совет директоров "Сибура" рекомендовал направить на выплату дивидендов за …

МТС в рамках buy back выкупил акции у АФК "Система" на 834 млн рублей

Крупнейший российский сотовый оператор МТС в рамках программы обратного выкупа…

«Новатэк» начал добывать конденсат на Ямале

«НОВАТЭК-Таркосаленефтегаз» приступила к эксплуатации газоконденсатных залежей …

Главгосэкспертиза одобрила реконструкцию терминала в порту Усть-Луга

Главгосэкспертиза РФ одобрила первые два этапа реконструкции комплекса по…

В районе терминала СПГ «Утренний» начались работы по углублению дна

Планируется достать около 12 млн кубометров донного грунта. Строительство…

Тарифная приязнь Вексельберга и Куйвашева

Как передает корреспондент The Moscow Post, отношения между губернатором…

ДоГОВОРУН с Шуваловым

Как передает корреспондент The Moscow Post, председатель госкорпорации ВЭБ.РФ…

«Мы болеем и умираем»: чего добился «Норникель», потратив десятки миллиардов рублей на экологию

В июле 2014 года жители финского городка Пори были неприятно удивлены — берега…

ММК приступил к реконструкции газоочистки конвертерного отделения ККЦ за 2,5 млрд руб

ПАО "Магнитогорский металлургический комбинат" (ММК, Челябинская область)…

Северсталь заменит ещё один электрофильтр в агломерационном производстве ЧерМК для снижения выбросов

Компания "Северсталь" заменит третий электрофильтр системы очистки…

"Дорога к даче Потанина". Курорт "Роза-Хутор" подбирается к Кавказскому заповеднику

Горнолыжный курорт "Роза-Хутор", который принадлежит холдингу "Интеррос"…