1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
$14.4
Михельсон Леонид ВикторовичМихельсон Леонид ВикторовичФридман Михаил МаратовичФридман Михаил Маратович
$12.5
Усманов Алишер БурхановичУсманов Алишер БурхановичПотанин Владимир ОлеговичПотанин Владимир ОлеговичТимченко Геннадий НиколаевичТимченко Геннадий НиколаевичМордашов Алексей АлександровичМордашов Алексей АлександровичВексельберг Виктор ФеликсовичВексельберг Виктор ФеликсовичЛисин Владимир СергеевичЛисин Владимир СергеевичАлекперов Вагит ЮсуфовичАлекперов Вагит ЮсуфовичХан Герман БорисовичХан Герман БорисовичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичПрохоров Михаил ДмитриевичПрохоров Михаил ДмитриевичАбрамович Роман АркадьевичАбрамович Роман АркадьевичАвен Петр ОлеговичАвен Петр ОлеговичМахмудов Искандар КахрамоновичМахмудов Искандар КахрамоновичРашников Виктор ФилипповичРашников Виктор ФилипповичАбрамов Алексанр ГригорьевичАбрамов Алексанр ГригорьевичНесис Александр НатановичНесис Александр НатановичКантор Вячеслав ВладимироваичКантор Вячеслав ВладимироваичГуцериев Михаил СафарбековичГуцериев Михаил Сафарбекович

Олигарх 2.0

Журналист Александр Бирман — о политических рисках Алишера Усманова
Версия для печатиPDF-версия

Года четыре назад, когда Дмитрий Медведев еще только начинал обживаться в президентском кресле, один знакомый финансист, работавший у Алишера Усманова, предсказал, что теперь дела у его бывшего шефа непременно пойдут в гору. Поскольку именно Усманов помог Медведеву упорядочить «газпромовские» финансы, когда тот стал председателем совета директоров газового концерна, и тем самым поспособствовал укреплению аппаратных позиций будущего президента.

Можно, конечно, сказать, что, вопреки утверждениям моего визави, этот долг не был красен платежом, а зафиксированный рейтингами Forbes и Bloomberg усмановский взлет случился исключительно благодаря его бизнес-чутью, позволившему вовремя купить акции Facebook, Twitter и прочих популярных зарубежных и российских «доткомов». Но не стоит забывать, что российский средний класс и «продвинутая» молодежь по-настоящему «поселились» в глобальной виртуальной сети именно во время медведевского президентства. Более того, сам глава государства своей любовью к компьютерным новинкам и социальным сетям в какой-то степени катализировал этот процесс, хотя едва ли являлся его локомотивом.

А «интернетизация» многомиллионной России не могла не добавить дополнительных разрядных нулей к капитализации Facebook, Twitter, Zynga и т.п.

И на этом фоне уже не кажется простым совпадением, что Усманов начал вкладываться в интернет-проекты в 2008-м, как только Медведев переехал в Кремль. Как раз тогда бизнесмен купил долю SUP Fabrik, владеющей знаменитым ЖЖ, и стал акционером Digital Sky Technologies (DST) — компании, которая, приобретя впоследствии ценные бумаги крупнейших американских «доткомов», и сделала Усманова интернет-магнатом мирового уровня.

Кстати, забавная деталь — в 2009-м, уже через год после начала своего партнерства с Алишером Усмановым, основатель DST Юрий Мильнер стал членом президентской комиссии по модернизации.

До известной степени Усманов и реализовал тот модернизационный сценарий, который вынашивался в Кремле. Деньги, заработанные на торговле сырьем (в его случае — металлами), он вложил в высокотехнологичные компании. И нынешние рейтинги миллиардеров вроде бы свидетельствуют в пользу такой стратегии. При этом никакого административного ресурса использовано не было. Дмитрий Медведев просто создал благоприятную среду для интернет-инвестиций. И Усманов этим воспользовался.

Все сделано почти по книжкам о том, как надо делать бизнес. Без каких-либо приватизационных «косяков» и рейдерских захватов. По крайней мере в том, что касается самых «вкусных» активов нового лидера российской «золотой сотни».

Однако из этого вовсе не следует, что на российском бизнес-олимпе впервые оказался магнат, напрочь избавленный от политических рисков. Напротив. Популярность социальных сетей у инвесторов, обеспечившая столь значительный прирост усмановских капиталов, в немалой степени обусловлена их мобилизационными возможностями. А они по достоинству оценены не только рекламодателями (и как следствие фондовым рынком), но и политиками.

И если госдеп США довольно благосклонно отзывается о той роли, которую «фактор Facebook» сыграл в «арабской весне», то многие высокопоставленные российские чиновники относятся к детищу Марка Цукерберга и других его коллег из Силиконовой долины гораздо более настороженно. Что, в общем-то, вполне объяснимо, учитывая то, какие именно интернет-ресурсы внесли наибольший вклад в увеличение численности «белоленточных» офлайновых акций. Не случайно Владимир Путин, упомянув в одной из своих предвыборных статей о соцсетях, призвал, «продвигая и дальше уникальную свободу общения в интернете, уменьшить риск его использования террористами и преступниками».

С формальной точки зрения с Усманова, что называется, взятки гладки. Ведь он хотя и один из крупнейших, но отнюдь не контролирующий акционер Facebook. К тому же соцсеть — не обычное СМИ. Здесь не соберешь всех пользователей и не прикажешь им под угрозой увольнения любить или не любить какого-либо политического деятеля.

Но тем сложнее положение совладельца, который, с одной стороны, никак не может повлиять на контент и, соответственно, конвертировать это влияние в преференции со стороны власть имущих, а с другой — рискует своим кошельком в случае, если этот контент станет (или покажется кому-то) слишком «взрывоопасным», что станет поводом как минимум для ограничения деятельности портфельной компании на довольно важном для нее рынке.

В такой ситуации оптимальный для Усманова вариант — это сохранение и даже возрастание политической активности рунета и, как следствие, дальнейшее повышение стоимости портфеля DST при отсутствии каких бы то ни было ограничительных мер со стороны властей. В зависимости от того, будет ли реализован этот вариант на практике, можно будет сделать вывод о том, насколько случаен тот факт, что именно интернет-магнат стал самым богатым человеком страны на исходе президентства и в канун премьерства Дмитрия Медведева.

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.8 (4 голоса)