1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
$14.4
Михельсон Леонид ВикторовичМихельсон Леонид ВикторовичФридман Михаил МаратовичФридман Михаил МаратовичУсманов Алишер БурхановичУсманов Алишер БурхановичПотанин Владимир ОлеговичПотанин Владимир ОлеговичТимченко Геннадий НиколаевичТимченко Геннадий НиколаевичМордашов Алексей АлександровичМордашов Алексей АлександровичВексельберг Виктор ФеликсовичВексельберг Виктор ФеликсовичЛисин Владимир СергеевичЛисин Владимир СергеевичАлекперов Вагит ЮсуфовичАлекперов Вагит ЮсуфовичХан Герман БорисовичХан Герман БорисовичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичПрохоров Михаил ДмитриевичПрохоров Михаил ДмитриевичАбрамович Роман АркадьевичАбрамович Роман АркадьевичАвен Петр ОлеговичАвен Петр ОлеговичМахмудов Искандар КахрамоновичМахмудов Искандар Кахрамонович
$3.8
Рашников Виктор ФилипповичРашников Виктор ФилипповичАбрамов Алексанр ГригорьевичАбрамов Алексанр ГригорьевичНесис Александр НатановичНесис Александр НатановичКантор Вячеслав ВладимироваичКантор Вячеслав ВладимироваичГуцериев Михаил СафарбековичГуцериев Михаил Сафарбекович

Неизвестный Носов. Конфликт на ММК

Главная / Рашников Виктор Филиппович / Персональные интервью / Неизвестный Носов. Конфликт на ММК
Предисловие. Сергей Носов является потомственным металлургом. Его дед Григорий Носов в 1940-х годах возглавлял Магнитогорский меткомбинат. Его отец также был директором металлургического предприятия. На ММК начинал свою карьеру и Сергей Носов. Последней его должностью на Магнитке стал пост замгендиректора ММК по производству и инвестициям, который он покинул в 1998 году, как писали челябинские СМИ, из-за конфликта с командой гендиректора ММК Виктора Рашникова. Хотя должность гендтректора тогда прочили Сергею Константиновичу. Однако, он появился в Нижнем Тагиле…
Версия для печатиPDF-версия

С той поры минуло почти пятнадцать лет. Пути Рашникова и Носова круто разошлись. Рашников сегодня фактический владелец ММК и один из самых богатых людей России, Носов глава Нижнего Тагила. Взгляд в прошлое «через рашникова» образца 1998 года. Приятного чтения.

Из архива В. Д. Бородина «Деловое приложение РД» № 4, февраль 1998.

КАК «ЗАКАЛЯЛАСЬ» СТАЛЬ

Интервью с генеральным директором ОАО ММК

Виктором Филипповичем Рашниковым

Наш город по-прежнему лихорадит конфликт, разгоревшийся на металлургическом комбинате. С калейдоскопической быстрой событие сменяется событием. Вначале приходит сообщение о снятии с поста председателя Совета директоров ОАО ММК Р. Ф. Шарипова, это случается в Москве. Затем тот же Рашит Фазилович освобождается с поста генерального директора ОАО ЦК ФПГ «Магнитогорская сталь», но уже в Магнитогорске. Районный прокурор протестует. Шарипов и первый заместитель генерального директора комбината С. К. Носов обращаются через СМИ к депутатам, к металлургам, к горожанам. Лейтмотив — комбинат попадает в долговую яму! Собирается актив комбината. Генеральный директор В. Ф. Рашников аргументировано опровергает позицию «паникеров». Его первый заместитель пытается склонить актив на свою сторону. Что происходит?

Ответ на этот вопрос вы получите, прочитав беседу корреспондента с Виктором Филипповичем РАШНИКОВЫМ.

— Виктор Филиппович, давайте еще раз поговорим о сути конфликта. Как я понял, он привязан к стратегической программе технического перевооружения комбината. Наконец были завершены переговоры по всей многосложной кредитной схеме международного финансирования. Наконец был согласован и парафирован комплекс соглашений с Европейским банком реконструкции и развития на выделение одной из частей общего кредита. Оставалось взять под 25-процентный залог акций эти первые 100 миллионов долларов и приступать к реконструкции. И тут, как гром среди ясного неба! Финансово-промышленная группа «Магнитогорская сталь» — основной держатель акций комбината — категорически отказалась предоставлять этот пакет. Мало того — в лице генерального директора Р. Ф. Шарипова, Вашего первого заместителя С. К. Носова стала обвинять руководство ММК в недальновидной экономической политике и в попытке осуществить еще один передел собственности. Что здесь правда, что выдумка?

— Всё правда, кроме обвинений Шарипова и Носова. Магнитогорцы должны знать, что речь идет о судьбе самого современного в металлургической отрасли России проекта технического перевооружения комбината, а также о беспрецедентной инвестиционной программе в размере 1350 миллиардов немецких марок! И проект, и программа не только не позволят Магнитке упасть на колени, но и вновь определят ее в лидеры мировой индустрии. С введением стана 2000 холодной прокатки мы сможем, к примеру, завершить технологическую цепочку глубокой переработки металла и стать, наконец, современным металлургическим предприятием. А не колоссом, отливающим чушки!

Это первое! Второе: проект окупится через 13 лет, что для такой отрасли, как черная металлургия, является самым высоким показателем! Но уже через пять лет (поверьте, это не мои фантазии, а расчеты самых авторитетных в мире экспертных фирм) суммарная прибыль ММК и рентабельность возрастут почти что в два раза! Даже сегодня, при рентабельности 7,6 процента, мы производит 17,5 процента всего общероссийского объема проката. Представьте, какие показатели будут после реконструкции…

— А Шарипов с Носовым думают по-другому, мало того — апеллируют к общественности. Вот я цитирую их обращение к депутатам городского Собрания, работникам ММК, жителям города, опубликованное в городских средствах массовой информации: «правление ОАО ММК в лице Рашникова, Старикова, Морозова, Кривощекова проводит безответственную экономическую политику… затягивает комбинат в долговую яму… стремится подписанием кредитного соглашения с ЕБРР соблюсти исключительно свои интересы… (не желает) рассмотреть возможность привлечения других, значительно более выгодных для ММК кредитов — более дешевых и не требующих залога пакета акции ОАО ММК…». И далее: выступая на профсоюзно-хозяйственном активе, состоявшемся в минувшую пятницу, С. К. Носов заявил, что реконструкция вообще могла бы и подождать. Что комбинату стан холодной прокатки не нужен — есть старый листопрокатный. Что стране столько листа тоже не надо. Что нужно ремонтировать старые производства. Галереи вот-вот обрушатся. Что нужно тратить деньги на сырье. А то, вон, бочку смазки поделить невозможно… И ему аплодировали!

— Это и удивляет. Ведь совсем недавно, отвечая, как первый заместитель, за развитие производства и инвестиции, он говорил совершенно другое. Целиком и полностью поддерживал весь стратегический проект! И вдруг — словно с ног на голову, Носов даже не представляет, какой бальзам льет на душу прямым конкурентам комбината и тем, кто мечтает оставить отечественную металлургию, вместе с ней и Россию, в XX веке! Вы понимаете, что значит сегодня отказаться от стратегического проекта реконструкции и от разработанной инвестиционной программы? Это значит — никогда больше к этой идее не возвращаться. Все равно не успеть! Комбинат, вместе с ним и город, уже сломаются, как старый паровоз, оттрубивший свой век и путь. И тогда действительно разразится катастрофа, о которой цинично говорили по НТВ…

Поэтому я считаю, что наш комбинат выживет, если ему обеспечить режим развития. Выживание через развитие — вот что сегодня главное и что даст Магнитке проект реконструкции. Постороннему человеку трудно представить, сколько времени и усилий ушло для того, чтобы подвести идею проекта до стадии инвестирования? Пять лет! В 1992 году на уровне правительства было принято решение завершить строительство стана 2000, в том же году был объявлен конкурс на строительство объекта под ключ. Потом разработка инвестиционной программы. Поиск кредиторов. Составление бизнес-плана, его экспертиза. Утверждение финансовой схемы, включения в план внешнеэкономических операций…

Кроме этого потребовались несколько постановлений правительства и приезд в Магнитогорск самого Виктора Степановича Черномырдина. Потребовался Указ Бориса Николаевича Ельцина о льготах по налогообложению сумму, полученных от внешнеэкономических операций. Премьеру пришлось писать личное письмо канцлеру Гельмуту Колю по поводу немецкой части кредита. Инвестиционную программу поддержал соответствующий комитет Госдумы. Гарантии под нее выдали правительство Челябинской области, Законодательное собрание и лично губернатор Петр Иванович Сумин…

От всего теперь отказаться, все начать заново?! Обвинить в попытке столкнуть комбинат в долговую яму не только Рашникова, но и президента, и премьера, и губернатора?!

Шарипов и Носов от избытка «скромности» приписывают себе роль благодетелей и заступников, а на самом деле ведут двойную игру. Еще недавно оба они однозначно считали условия ЕБРР выполнимыми, а в самый последний момент заявляют, что можно привлечь другие, более выгоднее, более дешевые кредиты, причем без залога акций самого предприятия. И это говорят люди, называющие себя управленцами!

Инвестиционный кредит в 1350 миллиардов немецких марок (это примерно миллиард долларов США) — будет не только одним из крупнейших в России, но и одним из самых выгодных в условиях сегодняшнего экономического хаоса. Средняя эффективная ставка не превышает 8 процентов годовых! В каком российском банке вам предоставят его на таких условиях? Если вообще рискнут предоставить? Вы такой банк не найдете!

Причем, надо учесть, что залог в 25 процентов акций просит у нас не первый попавшийся, а самый надежный и респектабельный банк, образованный капиталом 57-и стран мира. Его кредит — это индикатор доверия. Если дает Европейский банк реконструкции и развития, дают и остальные! Эта истина настолько банальна, что уже не хочется лишний раз заниматься ее доказательством…

— Тем не менее, «Магнитогорская сталь» в лице господина Шарипова залоговый пакет акций продавать комбинату не собирается. Более того, сам Шарипов в лихорадочном темпе отсылает на имя председателя правительства РФ сразу несколько писем, в которых просит не допустить выделение кредита Европейского банка реконструкции и развития. Такие же письма, по поим сведениям, отравлены и в Госдуму. Догадываетесь ли Вы о мотивации этих шагов? В чем здесь причина? Одна ли она?

— На мой взгляд, несколько.

Во-первых, кто-то, манипулируя Шариповым (желает он этого или нет), задался, как я уже говорил выше, целью не допустить реконструкции и технического перевооружения гигантского, даже по мировым масштабам, российского предприятия. Развитый Запад или какой-то неизвестный наш конкурент, очевидно, считают, что металлургия России должна оставаться на демидовском уровне, а знаменитая Магнитка — тем более!

Во-вторых, бывший генеральный директор «Магнитогорской стали» вместе с залоговым пакетом акций очень боится потерять свое влияние на политику комбината. Пакет ему нужен, чтобы удержать неограниченные полномочия, которые он получил, заимев его.

В-третьих, Шарипов сознает, что, потеряв пакет акций, уже не сможет наживаться на сомнительных операциях, которых провернул не один десяток…

Только сегодня становится ясно, каким уроном обернулось для коллектива нашего предприятия совместная производственная деятельность с «Магнитогорской сталью». Группа, предназначенная развивать на ММК конкурентоспособные виды продукции и аккумулировать средства для реконструкции, — фактически превратилась в коммерческую структуру, присосавшуюся к телу самого комбината.

Не буду вдаваться в подробности, но скажу, что практически все убытки от совместной деятельности ФПГ сваливала на плечи комбината. Прибыль забирала себе. В 1996 году комбинату достались 1,9 процента прибыли, финансово-промышленной группе — 98,1 процента. Убытки «распределялись» наоборот: ММК достались 99,5, а ФПГ — всего 0,5!

И так примерно по другим годам. Комбинату задним числом на 4045 процентов завышались услуги промышленного характера. Навязывались заведомо невыгодные договора по поставкам сырья. По приобретению магнитной фракции… по купле-продаже металлосодержащих отходов, лицензий и «ноу-хау»… Убытки от этих махинаций превысили несколько сот миллиардов рублей!

Я понимаю, что погоня за выгодой составляет основу рыночных отношений. Но, во-первых, если ты при этом пользуешься честными правилами игры, а не пытаешься надуть другого. Во-вторых, если соблюдается баланс интересов: группы собственников, трудового коллектива и города. В противном случае все твои действия нечистоплотны.

— Виктор Филиппович, Вы сказали, что Шарипов заимел в свои руки контрольный пакет акций. Каким образом? Можете Вы повторить для читателей факты, прозвучавшие на недавнем активе и ввергнувшие его участников в шок?

— Когда стало ясно, что собственных средств у комбината не хватит для продолжения строительства стана 2000 холодной прокатки, а значит и для остальной программы перевооружения, на правительственном уровне было принято решение о создании в Магнитке финансово-промышленной группы. ММК стал одним из основных ее учредителей, передав в качестве уставного капитала 35 процентов обыкновенных акций и 11 процентов привилегированных. Вдобавок, вновь созданной группе в доверительное управление были переданы акции, сданные работниками предприятия фирме «Меком».

В свою очередь, 64,8 процента акций ФПГ стали собственностью комбината.

После Указа президента, запрещающего учредителям финансово-промышленных групп иметь каждому более 20 процентов акций этих же групп, комбинат, как владелец 64,8-процентного пакета, разделил его на части. 19,83 процента оставил за собой, передав в доверительное управление ФПГ. Еще одну часть обменял на акции Инкомбанка (они тоже были переданы в доверительное управление группе). Остальные можно было использоваться в финансовых операциях, не теряя контроля. Этот вариант, в принципе, практикуется. Но как он был сделан Шариповым, лично меня потрясло! Исподтишка, злоупотребляя доверием, он создает несколько частных «портфельных фирм», учредителем которых в первую очередь становится сам. Соучредителями приглашаются его заместитель А. А. Пташник, начальник финансового отдела И. В. Маринин и другие работники «Магнитогорской стали». Таким образом, к примеру, возникают ООО «МС-трейдинг» и ООО «МАГСТА». Их уставной капитал сформировался за счет акций, принадлежащих ММК и ФПГ, но оказался во владении частных лиц. Доля Шарипова в каждом из этих ООО составляет 51 процент, доля заместителя — 25, начальника финансового отдела в одном случае — 10, в другом — 24. Оставшиеся доли зачислены на других руководителей финансово-промышленной группы.

Что получилось? Получилась обыкновенная афера! Собрались несколько начальников, присвоили коллективные акции, передали их от своего имени во вновь созданные частные ООО и в считанные минуты стали основными держателями ценных бумаг ММК. Шарипов, Пташник, Маринин и еще несколько человек из «стали» стали владельцами 36 процентов акций, супермиллиардерами! А на весь многотысячный коллектив ММК осталось всего 19,83 процента…

Похожие операции проделываются и с частью других ценных бумаг, переданных ФПГ в доверительное управление. Но и это не все. Почувствовав удачу, или наоборот, зная ее изменчивый характер, Шарипов за два дня до Нового года обращается с письмом к Виктору Степановичу Черномырдину, упрашивая передать в его доверительное управление государственный пакет акций нашего предприятия — свыше 17 процентов!

Письмо в невероятно короткий срок преодолевает все бюрократические препоны и оказывается на солее у премьера. Точно такое же, но на несколько дней раньше, ложится на стол председателя комитета по промышленности, строительству, транспорту и энергетике Государственной Думы.

23 января в канцелярию премьер-министра приходит повторное письмо Шарипова. Один и тот же человек в одном случае пишет, чтобы акции ММК ни в коем случае не передавали никаким кредиторам, в другом — просит их для себя из пакета, предназначенного государству. Разве же это не верх цинизма?

— И как давно стали известны все эти факты? Что теперь предпримет руководство ММК?

— Полностью картина прояснилась в октябре. Мы дважды собирались на Совете директоров с требованием к Шарипову поставить все в исходное состояние. Обещал, но не выполнил. В настоящее время областной прокурор подал в арбитражный суд иски по признанию некоторых сделок комбината с ФПГ недействительными. На сегодняшний день на 5 исков 4 удовлетворены, вступят в силу после рассмотрения апелляции, один иск будет заслушиваться на этих дня. Уверен, что справедливость восторжествует, решение советов директоров ОАО ММК, ОАО ЦК ФПГ «Магнитогорская сталь» об отстранении Р. Ф. Шарипова от должностей председателя совета директоров в первом случае и генерального директора во втором — останутся в силе.

— О втором случае. Прокурор Орджоникидзевского района Магнитогорска К. М. Акимов уже внес протест по поводу решения Совета директоров «Магнитогорской стали» отстранить Р. Ф. Шарипова от обязанности генерального директора. Прокурор прав?

— Вот еще одна загадка для любителей ребусов. Уважаемый районный прокурор написал протест, не имея в руках ни копии. Ни оригинала протокола заседания Совета. Выходит, с чьих-то слов?

— Будет ли отстранен от должности Ваш первый заместитель Сергей Константинович Носов? Складывается ощущение, что его подставили, уговорили, пообещали усадить на Ваше место…

— У меня тоже есть такое ощущение. Мне представляется, что он выступает с чужого голоса. Кому-то это выгодно, кто-то за этим стоит… Учитывая огромный авторитет фамилии Носовых, память о великом деде, инициаторы этого дела решили использовать Сергея Константиновича в качестве флага. Конечно, он потом поймет, кто есть кто. Мне очень жаль. Векторы финансовой и технической политики сегодня у нас резко расходятся…

— Давайте вернемся к прошедшему в пятницу активу, на котором Сергей Константинович носов призвал заняться наведением порядка на комбинате. Ведь воруют? Десятки посреднических фирм присосалось к ММК и снимает куш на реализации металла. Наверное, не все чисты в Вашем окружении?

— Тут мы с Носовым единомышленники. Порядок наводить надо, и уже наводим. Создали отдел экономической безопасности, который сейчас попробует отследить все возможные схемы. С получением первого кредита появятся оборотные средства для увеличения собственных объемов сделок по купле-продаже металла, фирмы-посредники постепенно отстанут. Но в условиях бартерных схем без них обойтись было не очень просто. Это, как говорится, необходимое зло. Плановая система, когда тебе пальцем тыкали, куда и сколько металла продать, и голова не болела, — ушла. Без частной инициативы поставить все на свои места очень сложно… Но имею в виду инициативу, а не воровство.

Что касается замечания по поводу окружения, скажу так: если будут доказанные факты, меры будут приняты вне зависимости от принципа личной преданности… Дружба одно, интересы дела — другое.

— Скажите, Виктор Филиппович. Что нужно сделать Шарипову, чтобы потушить пожар, который разжег?

— Вернуть акции!

— Последний вопрос. У входа в «Магнитогорскую сталь» стоят автоматчики. Они охраняют Шарипова или контору? Вы не собираетесь усилить свою охрану?

— Все должно решиться цивилизованно…

Беседовал С. Климов, источник: «Союзникъ»

P.S. В борьбе с Рашниковым Носов потерпел первое, но не последнее поражение...

Голосов пока нет