1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
$14.4
Михельсон Леонид ВикторовичМихельсон Леонид ВикторовичФридман Михаил МаратовичФридман Михаил МаратовичУсманов Алишер БурхановичУсманов Алишер БурхановичПотанин Владимир ОлеговичПотанин Владимир ОлеговичТимченко Геннадий НиколаевичТимченко Геннадий Николаевич
$10.9
Мордашов Алексей АлександровичМордашов Алексей АлександровичВексельберг Виктор ФеликсовичВексельберг Виктор ФеликсовичЛисин Владимир СергеевичЛисин Владимир СергеевичАлекперов Вагит ЮсуфовичАлекперов Вагит ЮсуфовичХан Герман БорисовичХан Герман БорисовичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичПрохоров Михаил ДмитриевичПрохоров Михаил ДмитриевичАбрамович Роман АркадьевичАбрамович Роман АркадьевичАвен Петр ОлеговичАвен Петр ОлеговичМахмудов Искандар КахрамоновичМахмудов Искандар КахрамоновичРашников Виктор ФилипповичРашников Виктор ФилипповичАбрамов Алексанр ГригорьевичАбрамов Алексанр ГригорьевичНесис Александр НатановичНесис Александр НатановичКантор Вячеслав ВладимироваичКантор Вячеслав ВладимироваичГуцериев Михаил СафарбековичГуцериев Михаил Сафарбекович

Налоговые претензии к «Северстали» снизились втрое

Главная / Мордашов Алексей Александрович / Последние новости / Налоговые претензии к «Северстали» снизились втрое
Подконтрольная второму по размеру состояния бизнесмену в России Алексею Мордашову «Северсталь» сократила сумму возможных налоговых претензий в три раза, до $132 млн. Юристы не исключают, что компании удалось урегулировать спор с ФНС в досудебном порядке
Версия для печатиPDF-версия

Российская металлургическая компания «Северсталь» Алексея Мордашова пересмотрела сумму возможных налоговых претензий, снизив их в три раза. Согласно отчету по МСФО за первый квартал 2017 года, компания оценивает их в $132 млн, хотя в отчете за 2016 год фигурировала цифра в $400 млн. Эти налоговые претензии связаны с выплатой дивидендов в 2009–2015 годах.

«Руководство группы пересмотрело оценку суммы фактических и потенциальных условных требований от налоговых органов России в отношении налогов, штрафов и пеней, сумма которых, по состоянию на отчетную дату, составила приблизительно $132 млн, и считает, что оно создало адекватные резервы в отношении прочих вероятных налоговых исков», — сообщила компания.

В отчете отмечается, что «Северсталь» все также несогласна с предъявленными ей исками налоговиков. Компания подчеркивает, что ​действовала в соответствии с законодательством при начислении дивидендов. Оценить, какова будет сумма окончательной налоговой претензии, в компании пока не могут. Представитель компании от комментариев отказался.

Дело о миллиарде рублей

В ноябре 2015 года Арбитражный суд обязал «Северсталь» доначислить недоимки по налогу на прибыль с дивидендов в размере около 981,9 млн руб. По мнению налоговиков, группа использовала для выплаты дивидендов в 2011 году транзитную схему с «техническими» компаниями на Кипре.

Как следует из мотивировочной части судебного решения, «Северсталь» заплатила своим акционерам — кипрским компаниям Astroshine Ltd, Loranel Ltd, Rayglow Ltd и Pearlgreen Ltd — около 7 млрд руб. дивидендов и рассчитала налог по льготной ставке в 5%, как и положено по соглашению об избежании двойного налогообложения между Кипром и Россией.

Как утверждала ФНС, перечисление дивидендов носило транзитный характер: сразу после получения денег кипрские офшоры отправили их дальше, на Британские Виргинские острова, с которыми у России нет соглашения по льготе на налог на дивиденды и где он составляет 15%.

«Северсталь» пыталась оспорить решение суда, но налоговиков поддержали суды трех инстанций. Последнюю апелляцию суд отклонил в феврале 2017 года. Вопрос о том, собирается ли «Северсталь» снова обжаловать решение суда или уже обжаловала, представитель компании отказался комментировать.

При рассмотрении подобных дел учитывается, переводила ли компания, получившая дивиденды, их дальше — в адрес структуры, которая не может претендовать на льготы, объясняет старший юрист Nektorov, Saveliev & Partners ​Михаил Халецкий. Также суд устанавливает, имеет ли получатель физическое присутствие там, где он зарегистрирован: существует ли у компании офис, есть ли квалифицированный персонал и т.д.

Льготные ставки, которые применяла «Северсталь», основывались на положении соглашения об избежании двойного налогообложения между Россией и Кипром, по которому кипрские инвесторы могут претендовать на налоговую ставку в размере 5%, отмечает юрист.

«В этом соглашении действительно не было сказано, что для того, чтобы претендовать на эту ставку, нужно являться фактическим получателем доходов. И компания «Северсталь», защищая свои интересы в суде, ссылалась на эту позицию», — отмечает Халецкий.

Однако суд поддержал налоговые органы. По мнению суда, соглашение, принятое для избежания налоговых злоупотреблений, подразумевало, что получатель средств должен обладать фактическим правом получения дохода.

Суд посчитал, что эта общая норма, направленная на предотвращение злоупотреблений, все время подразумевалась в российском законодательстве, говорит юрист. Хотя, изменения в налоговое законодательство, четко обозначившие условия получения налоговой льготы, вступили в силу только ​в январе 2015 года (закон о контролируемых иностранных компаниях).

Договориться с ФНС

Поскольку «Северсталь» выплачивала дивиденды по льготной ставке и после 2011 года, можно было ожидать предъявления аналогичных претензий за периоды 2012-го и последующих годов, объясняет партнер Nektorov, Saveliev & Partners Александр Некторов. Ожидая предъявления новых претензий по этим периодам, «Северсталь», вероятно, зарезервировала возможные потери от этих требований, предполагает он. «Уменьшение резерва с $400 млн до $132 млн могло быть связано с различными обстоятельствами — возможно, компании удалось урегулировать часть претензий в досудебном порядке либо кипрские компании сами доплатили те суммы налогов, которые потенциально могли быть предъявлены «Северстали», — отмечает Некторов.

По мнению Холецкого, «Северсталь» могла убедить ФНС, что не использовала транзитную схему при начислении дивидендов по сниженной налоговой ставке после 2011 года. «Иногда при решении подобных споров в досудебном порядке речь идет об определенном размене. Налоговый орган снимает одну группу претензий, а налогоплательщик в ответ не оспаривает другую», — отмечает Халецкий.

Изменить схему

В интервью Reuters 14 апреля заместитель главы компании по финансам Алексей Куличенко рассказал, что «Северсталь» продолжает обсуждать с налоговиками размер этой суммы, но уже изменила схему выплат, чтобы избежать претензий в будущем. Как именно компания изменила схему выплат, Куличенко не сказал.

По мнению Некторова, компания могла сделать это несколькими способами, например, отказаться от льготной ставки 5% в отношении кипрских акционеров и выплачивать налог по обычной ставке 15%.

Также акционеры могли создать реальное коммерческое присутствие на Кипре, позволяющее квалифицировать эти компании в качестве фактических получателей доходов, а не транзитных компаний, что позволило бы им применять льготную ставку, не опасаясь претензий налоговых органов. Наконец, кипрские компании могли раскрыть перед «Северсталью» лицо, которое является фактическим получателем дохода. В этом случае налог на дивиденды взимался бы в зависимости от юридического статуса этого фактического получателя.

Основной владелец компании — Алексей Мордашов, ему принадлежат 79,2% акций. Остальные 20,8% находятся в свободном обращении. Как отмечали «Ведомости» в марте 2016 года, у ФНС есть претензии и к тому, как Мордашов в 2009–2010 годах структурировал владение «Северсталью» через ООО «Капитал». Налоговики требуют от компании бизнесмена 214 млн руб. налога на прибыль и более 100 млн руб. пеней
 

Голосов пока нет