1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
$14.4
Михельсон Леонид ВикторовичМихельсон Леонид ВикторовичФридман Михаил МаратовичФридман Михаил МаратовичУсманов Алишер БурхановичУсманов Алишер БурхановичПотанин Владимир ОлеговичПотанин Владимир ОлеговичТимченко Геннадий НиколаевичТимченко Геннадий НиколаевичМордашов Алексей АлександровичМордашов Алексей АлександровичВексельберг Виктор ФеликсовичВексельберг Виктор Феликсович
$9.3
Лисин Владимир СергеевичЛисин Владимир СергеевичАлекперов Вагит ЮсуфовичАлекперов Вагит ЮсуфовичХан Герман БорисовичХан Герман БорисовичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичПрохоров Михаил ДмитриевичПрохоров Михаил ДмитриевичАбрамович Роман АркадьевичАбрамович Роман АркадьевичАвен Петр ОлеговичАвен Петр ОлеговичМахмудов Искандар КахрамоновичМахмудов Искандар КахрамоновичРашников Виктор ФилипповичРашников Виктор ФилипповичАбрамов Алексанр ГригорьевичАбрамов Алексанр ГригорьевичНесис Александр НатановичНесис Александр НатановичКантор Вячеслав ВладимироваичКантор Вячеслав ВладимироваичГуцериев Михаил СафарбековичГуцериев Михаил Сафарбекович

Лисин: его друзья и враги

Главная / Лисин Владимир Сергеевич / Аналитика / Лисин: его друзья и враги
Версия для печатиPDF-версия

Лисин. Его друзья и враги
Владимир Сергеевич Лисин родился 7 мая 1956 года в городе Иваново. Трудовую деятельность Лисин начал в 1975 году, устроившись на работу в объединение "Южкузбассуголь" электрослесарем. В 1979 году он окончил Сибирский металлургический институт по специальности "инженер-металлург". После института работал в НПО "Тулачермет": сталеваром, потом оператором установки непрерывной разливки стали, начальником смены, начальником участка, заместителем начальника цеха. В 1984 году Лисин окончил аспирантуру Украинского НИИ металлургии, защитив кандидатскую диссертацию.
С 1986 года работал в Казахстане: был заместителем главного инженера, а затем заместителем генерального директора Карагандинского металлургического комбината, одного из четырех крупнейших комбинатов страны. Возглавлял комбинат Олег Сосковец. Работая под руководством Сосковца, Лисин приобрел первый коммерческий опыт: Карагандинский комбинат вместе со швейцарскими партнерами создал дочернюю компанию "ТСК-Стил", генеральным директором которой стал Лисин. Фирма воспользовалась тем, что, хотя по закону экспортировать металлы имели право только государственные посредники, некондиционный металл (содержащий дефекты) разрешалось вывозить свободно. За рубежом такую продукцию покупали с большой скидкой, но оборот "ТСК-Стил" даже при этих условиях составлял от 20 до 25 миллионов долларов в год. В 1990 году Лисин окончил Высшую коммерческую школу.
В 1991 году Лисин ушел из Карагандинского металлургического комбината одновременно с Сосковцом, против которого и ряда других лиц главное управление МВД СССР по борьбе с организованной преступностью и коррупцией возбудило уголовное дело по фактам взяточничества и злоупотребления полномочиями. Тогда делу не дали ход, и Сосковец в 1991 году был назначен министром металлургии (последним в СССР), затем с февраля по сентябрь 1992 года занимал пост первого вице-премьера Казахстана, а осенью 1992 года вошел в правительство России, возглавив Комитет РФ по металлургии (Роскоммет). В конце своей карьеры на Карагандинском комбинате Лисин был назначен его генеральным директором, однако эту должность занял другой замдиректора Александр Свичинский, который был расстрелян 28 декабря 1992 году киллером по заказу Бориса Тимофеева, заместителя по внешнеэкономическим связям, еще одного бывшего заместителя Сосковца.
Его расстреляли у заводской проходной. Сейчас пишут, что убийство было связано с приватизацией комбината. Хотя, собственно говоря, приватизация состоялась только через три года (Лакшми Миттал приобрел Кармет в 1995 году) - по тем временам огромная эпоха.
На Кармете Александр Свичинский стал преемником Олега Сосковца (первый вице-премьер-министр промышленности Казахстана, президент Союза промышленников и предпринимателей на заре независимости), Осенью 1992 года Сосковец уехал в Россию, а его должность несколько месяцев была вакантной.

В 1992 году вслед за Сосковцом Лисин перебрался в Москву. Там он познакомился с американским бизнесменом советского происхождения - бывшим заведующим центральным гастрономом Одессы Сэмом (Семеном) Кислиным (Sam Kislin). Компания Кислина Trans Commodities  поставляла на металлургические заводы российское и импортное сырье. В ее руководство с 1992 года входили переехавшие в Москву уроженцы Ташкента Михаил Черной и его младший брат Лев, получившие через два года израильское гражданство. В какой-то момент сразу несколько заводов заявили Кислину, что не могут расплатиться с ним ни деньгами, ни металлом, так что бизнесмен мог потерять вложенные в дело 30 миллионов долларов. Лисин взялся решить эту проблему - и решил (он никогда не объяснял как именно, лишь в интервью журналу Forbes в конце 2004 года намекнул, что воспользовался своими связями), после чего Кислин стал сотрудничать с ним, и, по данным русской версии журнала Forbes, именно Лисин и Кислин первыми поставили на широкую ногу практику толлинга: в обмен на сырье они получали у заводов готовую продукцию (в основном черные металлы) и продавали ее на экспорт. Таможенные пошлины при этой схеме не уплачивались. Лисин в те годы он практически единолично  контролировал до 50 процентов экспорта российского чугуна, и кроме государственных внешнеторговых объединений конкурентов у предпринимателя тогда не было. Обороты этого бизнеса измерялись сотнями миллионов долларов.
Вскоре после знакомства с Кислиным Лисин познакомился и с братьями Черными, причем СМИ утверждали, что бизнесмены сразу же придумали, как использовать его связи в металлургическом ведомстве. По версии же журнала "Лица", Сосковец, поддерживавший Черных, сам направил к ним своего человека - Лисина, а британская газета The Observer сообщала, будто Сосковец лично представил Лисина Льву Черному.
Стремительный взлет Trans Commodities Лисин объяснял тем, что Кислин принес в отрасль большие деньги как раз тогда, когда металлургия никого больше не интересовала. Правда, Лисин оставался лишь наемным работником в Trans Commodities, а статус партнера, кроме самого Кислина, имел только Михаил Черной. Схему толлинга разработали братья Черные, формально имевшие на то время статус иностранцев. Сверхприбыли компании Кислина объяснялись тем, что "заграничное" сырье Черные ввозили из расположенного рядом с Красноярским алюминиевым заводом Ачинского глиноземного комбината, к тому же оплата переработки сырья была занижена в полтора раза, а перечисление денег постоянно задерживалось. Вообще же деньги для оплаты контрактов с заводами, по сведениям Максимова, бизнесмены получали от криминальных структур, "отмывая" тем самым их средства. Черные приобрели состояние благодаря махинациям с авизо, с помощью которых они смогли в значительной степени взять под контроль черную и цветную металлургию России в начале 1990-х годов.
Сотрудничество Черных и Лисина с Кислиным было недолгим: Черным была зарегистрирована в княжестве Монако офшорная компания Trans-CIS Commodities Ltd. (ее вице-президентом стал Лисин, которая взяла под контроль практически весь бизнес Trans Commodities. Кислин пытался добиться "цивилизованного" раздела имущества с партнерами, однако вместо этого ему предложили "серьезно подумать, если жена хочет видеть его самого и детей живыми". Кислин был даже вынужден отказаться от отступных и впоследствии жаловался на то, что в Trans-CIS Commodities Ltd. перешли некоторые его сотрудники (в их числе был Лисин). Цветными металлами Лисин и Черные вплотную занялись в конце того же 1992 года, когда Лев Черной привел в Россию еще двух иностранных инвесторов - британских торговцев цветными металлами братьев Симона (Simon) и Дэвида Рубенов (David Reuben). Братья Черные вместе с Дэвидом Рубеном создали группу Trans World Group (TWG), и Лисин стал ее сотрудником. Также вместе с TWG действовала Trans-CIS Commodities Ltd.. Позже к группе присоединился и Олег Дерипаска (тогда - начинающий биржевик и генеральный директор компании "Росалюминпродукт"). Ему братья Черные поручили организовать скупку контрольного пакета акций Саянского алюминиевого завода.
В 1992 году Лисин поступил в Российскую экономическую академию имени Г. В. Плеханова (РЭА) на специальность "экономика и управление". В том же году он вошел в состав совета директоров (то есть органа, осуществляющего стратегическое управление предприятием) АО "Саянский алюминиевый завод". С 1992 по 1993 годы Лисин возглавлял совет директоров, потом покинул пост председателя, но оставался членом совета по 1997 год включительно. Уже в 1993 году он получил в TWG статус партнера, и вскоре под контролем группы оказалось большинство крупнейших металлургических заводов страны. TWG стала третьим по величине поставщиком алюминия на мировой рынок (годовой объем продаж в 1993 году составлял, по разным оценкам, от четырех до пяти миллиардов долларов), причем группа в то время формально еще не владела ни одним заводом: схема толлинга позволяла контролировать предприятия, не покупая акции предприятий. Главным защитником толлинга в правительстве считался все тот же Сосковец, занявший кресло вице-премьера. Кроме того, в защиту толлинга выступали директора многих металлургических заводов.
В 1993 году Лисин в качестве представителя TWG также вошел в советы директоров Новокузнецкого алюминиевого завода, Красноярского, Новолипецкого и Магнитогорского металлургических комбинатов. При этом юридически группа TWG не была оформлена как единая компания, а оставалась конгломератом российских фирм и офшоров, формально не зависящих друг от друга.
В 1994 году Лисин окончил РЭА и поступил в докторантуру Московского института стали и сплавов (окончил ее в 1996 году, защитив докторскую диссертацию по техническим наукам). Кроме того, в 1994 году Лисин был снова избран в состав совета директоров Новолипецкого металлургического комбината уже в качестве представителя компании "Интерметалл", эксклюзивного трейдера НЛМК. Он также был избран председателем совета директоров САЗа, генеральным директором которого в декабре 1994 года стал Дерипаска.
В 1995 году группа TWG начала распадаться - спустя всего несколько месяцев после отставки Сосковца, которого считали "политической крышей" Черных. Первый вице-премьер правительства Анатолий Чубайс сумел убедить президента России Б. Ельцина, что Сосковец был одним из главных виновников торможения хода приватизации. И Чубайс, и занимавший тогда кресло премьер-министра Виктор Черномырдин к TWG относились недоброжелательно, так что позиции Черных в России стали шаткими. Братья начали делить бизнес. В частности, они собирались обанкротить убыточный Новолипецкий комбинат и продать его активы (всего им принадлежало 34 процента акций предприятия). Однако сделать этого не могли, так как 13 процентов акций предприятия уже принадлежали Лисину, отказавшемуся уступить свой пакет. По данным Forbes, Черные предлагали Лисину несколько миллионов долларов, но вместо того, чтобы продавать акции, бизнесмен заключил союз с Потаниным.
Утверждается, что Лисин обратился к Потанину с предложением о сотрудничестве. Потанин и его приближенные всегда отрицали факт существования какой-либо договоренности с Лисиным, последний же информацию о наличии договоренности не подтверждал, но и не опровергал. По данным источника, близкого к Лисину, оба бизнесмена сошлись на том, что Потанин не будет препятствовать выкупу Лисиным 50 процентов акций НЛМК у иностранцев и - по возможности - помешает попыткам братьев Черных обанкротить комбинат. Тогда "Интеррос" якобы даже обещал выйти из бизнеса после победы над TWG (но потом этого не сделал). В итоге в декабре 1995 года Лисин совместно с потанинским АКБ "ОНЭКСИМ Банк" (председателем правления которого с 1993 года был Михаил Прохоров - утверждали, что он и Потанин имели равное положение в иерархии банка) приобрел 14,84 процента акций Новолипецкого металлургического комбината.
По некоторым данным, в 1996 году Лисин участвовал в избирательной кампании Алексея Лебедя, баллотировавшегося на пост председателя правительства Республики Хакасия. Источники не уточняли, принимал ли Лисин непосредственное участие в предвыборной кампании, но называли Лебедя ставленником Черных, с которыми Лисин тогда еще был связан. Однако, по данным СМИ, вскоре Лисин окончательно порвал с Черными и решил больше не делиться прибылью с зарубежными посредниками. Он создал собственную офшорную фирму для продажи металла на экспорт (так же поступил и Дерипаска, другой партнер TWG в России). Лисин перевел все финансовые потоки НЛМК на собственную компанию Worslade Trading, зарегистрированную в Ирландии. TWG подала в суд, обвинив бывшего партнера в срыве контрактов и нецелевом использовании кредита в 65 миллионов долларов, но судебный процесс проиграла.

В сентябре 1997 группа компаний Trans World Group (TWG), впервые серьезно столкнулась с проблемой взаимоотношений между ее высшими менеджерами.
Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК) по решению Совета директоров, прекратил отгрузку металла в адрес TWG в связи с задолженностью последней в размере $100 млн.
На тот  момент TWG являлась крупным акционером НЛМК (компании принадлежало около 38% акций), и ее представители. Лисин и Скороходов (оба одновременно являлись руководителями трейдинговой компании TWG "Intermetal") входили в состав Совета директоров НЛМК и имели значительное влияние на решения этого коллегиального органа.
Опровержение последовало незамедлительно - управляющий директор TWG Алан Бекхор (Alan Bekhor) заявил, что компания отрицает существование какой-либо задолженности.
25 сентября 1997 года отгрузка в адрес TWG была возобновлена. Тем не менее, контракты НЛМК были переданы другому экспортеру -компании Worslade Trading Ltd. Совпадением это назвать трудно -Worslade контролируется членом совета директоров НЛМК Владимиром Лисиным, в свое время представлявшим на комбинате интересы TWG, но еще летом 1997 года перешедшим на сторону ее противников - группы акционеров "Реформа".
20 ноября 1997 года Борис Иордан объявил о заключении стратегического альянса между группой "МФК Ренессанс", компаниями Cambridge Capital Management (ССМ) и членом Совета директоров Новолипецкого  металлургического комбината Владимиром Лисиным. Таким образом, подтвердились слухи о том, что именно Лисин проторил этой  группе  акционеров НЛМК путь к руководству комбинатом. Самого Владимира Лисина 20 ноября в Москве не было. Однако, по мнению экспертов, "вряд ли он будет в обиде на Бориса Иордана, который предал огласке существование ранее засекреченного союза Лисин + ССМ + "МФК Ренессанс". Более того, Иордан поступил в некотором смысле благородно, публично причислив Лисина к команде группы "Реформа" (в нее входят ССМ и "МФК-Ренессанс", в момент обострения конфликта Лисина с его бывшими партнерами - британской Trans Wolrd Group (TWG).
Британцы решили отомстить "перебежчику" и публично обвинили его в нанесении экономического ущерба комбинату (НЛМК, якобы, реализует продукцию по невыгодным для себя ценам через созданную
 
Лисиным компанию Worslade) и незаконном присвоении 11% акций предприятия.
В конце ноября 1997 года Intermetal и Trans World Steel (еще одна структура TWG, которой Intermetal передавал продукцию НЛМК) обратились в один из ирландских судов (Worslade зарегистрирована в этой стране) с иском. В нем они, в частности, утверждали, что Worslade сама инициировала расторжение контрактов между НЛМК и Intermetal, что это является незаконным, а потому контракты (и прибыль от уже совершенных сделок) должны быть им возвращен.
12 декабря 1997 года иск был принят к рассмотрению. Суд принял предварительное постановление, в котором говорится, что контракты, заключенные до этого дня, могут исполняться в существующем виде вплоть до получения денег по ним.
Дело по иску Intermetal (TWG) к Worslade (Лисин) "о деликатном вмешательстве в бизнес", состоящем в том, что Worslade перехватила у Intermetal контракт, было передано затем в Верховный суд Ирландии.
Суд почти полгода решал, имеет ли он право рассматривать это дело, а когда решил, что имеет, Worslade подала встречный иск, и процесс застопорился еще минимум на полгода.
Представители НЛМК заключили экспортные контракты на 1998 год с трейдинговой компанией "Интерросимпекс" (ее глава вошел в совет директоров НЛМК от "Реформы").  Шаг вполне логичный:  одного экспортера, "ходящего под иском", заменили на другого - не менее лояльного к руководству предприятия.
На протяжении 1997 и 1998 года шли другие судебные процессы между финансовой группой "МФК-Ренессанс" и Trans Wolrd Group. Акционеры боролись за доминирующую роль на комбинате, и позиция Лисина, рзорвавшего отношения с TWG, позволила стабилизировать ситуацию на НЛМК и еще раз спасти комбинат.
В первом полугодии 1998 года Владимир Лисин совершил несколько "дипломатических" поездок в Лондон, в результате переговоров с руководством Trans World Group британская корпорация публично отказалась от борьбы за комбинат.
По мнению ряда экспертов, причину обострения отношений между В.Лисиным и Trans Wolrd Group, ставленником которой на НЛМК он фактически является, следует искать внутри самой TWG.
По одной из версий, первоначально обязанности между основателями Trans World - братьями Черными и братьями Рубенами распределялись следующим образом. Первые, используя личные контакты среди металлургического директората, готовили почву для экспансии TWG в Россию. А инвестированием в уже "обработанные" их коллегами предприятия, а также импортом сырья в основном занимались Рубены.
Похоже, и обязанности трейлера также были возложены на них. Но описанная модель "разделения труда" дала трещину. Для Рубенов на российском рынке первостепенным оказался только "металлургический" интерес. Для Черных приоритетом же и одновременно секретом успеха стали неформальные отношения с региональными властями.
События, последовавшие за расколом, показывают, как каждый из бывших партнеров разыгрывал свою карту. Черные начали налаживать отношения с альянсом "ОНЭКСИМ-МФК-Ренессанс". В частности, наделавшая шума перебежка Владимира Лисина из стана сторонников TWG на самом деле не что иное, как реализация стратегии братьев Черных на сближение с ОНЭКСИМом. Создание же концерна "Союз Металл-ресурс", якобы инициированное Лисиным и генеральным директором Саянского алюминиевого Олегом Дерипаской, есть попытка Черных поднять региональных "красных директоров" против Рубенов.
Очевидно, что для противостояния связке "ОНЭКСИМ-МФК-Ренессанс" плюс Черные Рубенам необходимо срочно обзавестись стратегическим партнером, обладающим сильным влиянием в регионах. Претенденты на эту роль были известны: в прошлом - это в большей степени банк "Российский кредит" и в меньшей - финансово-промышленная группа "Альфа".
Согласно другой' неофициальной версии, раскол произошел между Михаилом Черным с одной стороны и Львом Черным и братьями Рубенами - с другой. Причем "роковую" роль в этом "семейном скандале" сыграл именно Владимир Лисин.
В 1997 году Лисин был включен в совет директоров АО "Магнитогорский металлургический комбинат" (ММК) (оставался членом совета директоров до мая 1999 года). В том же 1997 году он начал обсуждать с Дерипаской возможность создания вертикальной структуры в металлургическом производстве России и стран СНГ. Проект создания такой структуры, получившей название концерн "Союз металл-ресурс", был обнародован на пресс-конференции в Москве 18 декабря 1997 года. Предполагалось, что в концерн войдут "Сибирский алюминий", Красноярский алюминиевый завод, Магнитогорский металлургический комбинат, "Уралэлектромедь", Гайский горнообогатительный комбинат, Кировоградский медеплавильный комбинат, сбытовые и финансовые компании. Согласие подключиться к работе концерна дали некоторые металлургические предприятия Украины, Таджикистана и Казахстана.
По утверждению Лисина, задачей концерна инициаторы его создания видели отход от практики ведения бизнеса по схеме "купил-продал" и развитие российской металлургической промышленности. Он утверждал, что новая компания получит гораздо лучшие финансовые и технические возможности по проведению модернизации существующих мощностей, развитию научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, усилению позиций на внешних рынках. По требованию Лисина и Дерипаски участники концерна разорвали все коммерческие связи с TWG, причем сотрудничество с этим объединением Лисин на пресс-конференции назвал "дискриминационным". В то же время, по некоторым данным, главным идеологом создания этого концерна мог быть Михаил Черной, который вынужден был уехать из России (Следственный комитет при МВД заподозрил бизнесмена в причастности к нескольким убийствам конкурентов TWG) и пытался таким образом защитить свои активы от уже вредившей им связи с TWG. По другой версии, также приведенной изданием, это искусственное и нежизнеспособное объединение создавалось лишь для того, чтобы его участники воспользовались сложившейся ситуацией для приобретения в собственность управляемых ими активов TWG.
К 1997 году 25 процентов акций НЛМК принадлежали структурам американского финансиста Джорджа Сороса (George Soros), еще 25 процентов - двум гражданам Монако, братьям Ричарду (Richard) и Кристоферу Чандлерам (Christopher Chandler). Управляли этими акциями структуры Потанина и финансиста Бориса Йордана, а самим заводом фактически управлял Лисин.
В 1998 году Лисин был избран председателем совета директоров ОАО "Новолипецкий металлургический комбинат" (и с тех пор неоднократно переизбирался на этот пост. В том же году он основал "Российскую управляющую металлургическую компанию" ("Румелко"), в которую привлек ученых и высокопрофессиональных специалистов, обладавших большим практическим опытом организации и управления производственными процессами и финансовыми ресурсами на предприятиях черной металлургии. Лисин стал генеральным директором этой компании.
И именно в 1998 году Лисин договорился с Соросом и Чандлерами. После покупки у них ценных бумаг НЛМК пакет Лисина вырос до 63 процентов акций (все эти акции с тех пор принадлежали компании "Румелко"). Сумма сделки не оглашалась, однако аналитики оценили ее в 200 миллионов долларов. Скорость, с которой "Румелко" увеличила свой пакет акций НЛМК, вызывала изумление на рынке. Даже появились сообщения о том, что Лисин каким-то образом обманул Йордана. Сам Лисин же заявлял, что пакет, которым управлял Йордан, принадлежал Соросу, а он, Лисин, никогда не обманывал Сороса, да и вообще в России американца удалось обмануть только одному бизнесмену - Потанину. При этом Лисин не упоминал о том, что у него с Потаниным существовала какая бы то ни было договоренность относительно судьбы НЛМК.
В 1998 и 1999 годах Лисин пытался договориться и с TWG. За это время Новолипецкий комбинат пережил кризис: после девальвации рубля выросла рентабельность экспорта, на который шло 60 процентов продукции НЛМК, предприятие нарастило объем продаж и подняло уровень производства. Тогда Лисин начал возвращать финансовые потоки из офшоров на само предприятие. В результате в 1999 году впервые после приватизации НЛМК получил прибыль в размере 9,5 миллиарда рублей при выручке 25,7 миллиарда. В 2000 году Лисин планировал убедить акционеров компании в необходимости реструктуризации. Деньги комбинату готова была предоставить "Румелко" в обмен на дополнительную эмиссию акций (после их выпуска доля TWG, составлявшая 34 процента, сократилась бы вдвое), однако незадолго до собрания акционеров в июне 2000 года выяснилось, что TWG продала свои акции холдингу "Интеррос" (по другим данным - "Норильскому никелю") Потанина. На собрании акционеров представители Потанина проголосовали против выпуска новых акций. Как утверждали, Потанин надеялся побороться за контрольный пакет акций комбината, так как "Интеррос" купил ряд офшорных компаний-владельцев акций НЛМК у TWG и рассчитывал, что этим компаниям удастся отсудить у Лисина еще 17 процентов акций комбината. Дело в том, что по некоторым данным, Лисин в свое время должен был передать TWG - но не передал - половину 34-процентного пакета, выкупленного им у Йордана. Купив структуры TWG, Потанин рассчитывал заставить Лисина признать долг, однако судебного процесса начинать не стал, а без него "Интерросу" достались лишь три места в совете директоров комбината, не дававшие возможности участвовать в управлении предприятием.
Тем не менее, Потанин продолжил корпоративную войну: адвокаты "Интерроса" начали оспаривать прошедшую в октябре 2000 года продажу непрофильного актива НЛМК - завода холодильников "Стинол" (Stinol). Акционеры НЛМК посчитали, что действия холдинга "Интеррос" по оспариванию сделки могут рассматриваться в качестве "примера недобросовестной конкуренции и попытки скомпрометировать деловую репутацию" ее участников. Представители же "Интерроса" подчеркивали, что только когда было объявлено о завершении продажи комбинатом завода холодильников (завод был продан итальянской компании Merloni за 120 миллионов долларов), выяснилось, что на общем собрании акционеров НЛМК, где учитывались бы и голоса представителей "Интерроса", вопрос о продаже завода никогда не обсуждался. Кроме того, незадолго до окончания сделки НЛМК объявил о допэмиссии акций ЗАО "Завод холодильников 'Стинол'" - под предлогом "корректного формирования активов ЗАО, поскольку стоимость имущества завода не соответствовала уставному капиталу ЗАО". В "Интерросе" посчитали эмиссию незаконной и обратились с заявлением в Федеральную комиссию по рынку ценных бумаг ЦБ (ФКЦБ) о возбуждении искового производства. Иск был принят к рассмотрению Арбитражным судом Москвы. Но так как представители холдинга Потанина ни разу не явились на заседания суда, в сентябре 2001 года суд прекратил производство по иску. Впрочем, подобный исход предрекали еще в 2000 году, утверждая, что Потанину с Лисиным фактически нечего делить.
Кроме того, в конце 2000 года на комбинат пришли аудиторы Счетной палаты России (в НЛМК утверждали, будто и аудиторы появились на предприятии благодаря усилиям "Интерроса", а представители "Интерроса" уверяли, что не имели к делу никакого отношения и что проверка была начата по просьбе ФСБ еще до того, как они купили акции НЛМК). В то же время СМИ утверждали, будто задачей аудиторов был возврат государству былого влияния на комбинат. И действительно, Счетная палата потребовала восстановить предусмотренное планом приватизации специальное право, позволяющее государству вмешиваться в дела комбината (так называемую "золотую акцию").
Заодно Счетная палата изучила и историю, связанную со строительством заводом "Стинол". Этот завод начал строиться в 1993 году. Согласно распоряжению Совета министров СССР от 1988 года, договор на его строительство был заключен с НЛМК. Строить предполагалось за счет полученного комбинатом во Внешэкономбанке кредита в 150,5 миллиона долларов, а также за счет собственных средств комбината в размере 126,2 миллиона долларов. К 1994 году НЛМК выплатил банку около 64 миллионов долларов долга. Оставшуюся часть задолженности предполагалось выплатить до 15 ноября 2000 года, но с 1996 года комбинат отказался погашать задолженность. Отказ от своих обязательств НЛМК обосновывал тем, что имущество завода холодильников, приобретенное за счет кредитов, не было включено при приватизации в уставный капитал АО "НЛМК" в полном объеме. Однако как только ВЭБ переуступил права требования по кредиту одному из акционеров комбината - компании Stahl und Metallunternehmensholding - АО "НЛМК" признало долг и проценты по его обслуживанию и стало платить. По данным налоговых органов, на 1 июля 2000 года новый кредитор завода (он же акционер) получил 102,5 миллиона долларов США. Банк же удовольствовался переданными ему компанией Stahl und Metallunternehmensholding российскими долговыми обязательствами перед Лондонским клубом кредиторов на общую сумму 188,6 миллиона долларов, причем обязательства эти были зачтены ВЭБом по номиналу, в то время как на рынке они котировались не выше 9,94 процента от номинала. Аудиторы Счетной палаты утверждали, что решение об урегулировании задолженности НЛМК было принято в нарушение закона и что в действиях руководства государству от этой сделки нанесен ущерб в размере 160 миллионов долларов. Лисин заявлял, что в использовании такой схемы расчетов не было ничего необычного или преступного. А так как открытия аудиторов относились к тому времени, когда Лисин еще не возглавлял совета директоров предприятия, они не имели последствий для бизнесмена.
Сам же Лисин вскоре предпринял контратаку на "Интеррос". Он предпочел не переплачивать Потанину за акции НЛМК (ходили слухи о том, что "Интеррос" готов продать бумаги), а пустить деньги на скупку ценных бумаг "Норильского никеля" - главного актива Потанина.
В мае 2000 года "Норильский никель" продал 34 процента акций НЛМК холдингу "Интеррос", и именно с этого момента в прессе стали все чаще появляться слухи о том, что Потанин намерен избавиться от акций металлургического комбината. В 2001 году Потанин действительно продал акции НЛМК Лисину (ранее сообщалось, что пакет акций был продан международному инвестиционному консорциуму во главе с ИГ "Ренессанс Капитал", и лишь потом стало известно, в чьих интересах действовали покупатели) за ту же сумму, которую заплатил за них в 2000 году (аналитики оценили эту сделку примерно в 180 миллионов долларов). С того времени под управлением Лисина находились примерно 97 процентов акций одного из крупнейших в России сталелитейного предприятия.
В ноябре 2000 года Лисин был избран в состав правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП).
В 2001 году Лисин покинул пост генерального директора "Румелко". Принадлежащий компании пакет акций НЛМК остался под контролем у Лисина, однако доля "Румелко" уменьшилась в пользу других подчиненных Лисину компаний.
В апреле 2001 года Лисин основал газету "Газета". Это издание он сам называл своим "социальным проектом". Бизнесмен имел свой взгляд на политику издания, отличавшийся от взглядов журналистов. В результате за четыре года существования газеты в ней сменилось четверо главных редакторов, причем двое из них, уходя с поста, заявляли, что причиной их отставки стали разногласия с владельцем издания: редакторов, в частности, не устраивало отсутствие плана по развитию региональных программ "Газеты". "Газета" никогда не приносила бизнесмену прибыли. Сам Лисин заявлял, что рад был создать "независимое средство массовой информации" и ничего другого ему от "Газеты" не нужно. Бумажная версия "Газеты" прекратила существование в 2010 году, а 1 июня 2011 года закрылась и электронная версия издания "Gzt.ru".
В апреле 2001 года Лисин - по приглашению президента РСПП Аркадия Вольского и директора Экспертного института при РСПП Евгения Ясина - вошел в состав попечительского совета этого института (организации, созданной для проведения научно-исследовательских работ, имеющих практическую ценность для российской промышленности, а также для анализа и прогнозирования экономической и социально-политической ситуации в России, содействия развитию предпринимательства и формированию механизмов эффективного использования отечественного и зарубежного опыта хозяйствования).
8 июня 2001 года Лисин был избран в состав совета директоров ОАО "АКБ «Зенит»". В октябре 2001 Лисин и председатель совета директоров Нижнетагильского металлургического комбината Александр Абрамов подписали договор о создании некоммерческого партнерства "Консорциум «Русская сталь»". Этот консорциум, по прогнозам аналитиков, должен был составить серьезную конкуренцию союзу "Северстали" и Магнитогорского металлургического комбината, хотя и был создан без намерения объединить активы предприятий. Абрамов и Лисин заявили, что двери консорциума открыты для всех, кто пожелает принять участие в работе "Русской стали". По их словам, участвовать в деятельности этой структуры уже изъявили желание десять предприятий металлургической отрасли. Президентом-председателем управляющего комитета партнерства стал Лисин.
В ноябре 2001 года погиб во время прыжков с парашютом Антон Малевский (Антон Измайловский), который опекал крупнейшие алюминиевые предприятия страны. Считается, что своим приходом в большой бизнес измайловский "авторитет обязан "вору в законе" Алимжану Тохтахунову (Тайванчику). По легенде, именно Тайванчик, близкий приятель и сосед (еще по ташкентским временам) братьев Черных, познакомил Антона Малевского с российскими алюминиевыми королями. Однако друзья Антона утверждают, что на братьев вышел он сам, предложив услуги по защите.
Так или иначе, встреча произошла в начале 90-х, когда предприниматели перебрались из Узбекистана в Москву и действительно были заинтересованы в силовой поддержке своего нового бизнеса – торговли алюминием. Дела Антона Малевского пошли в гору и к середине 90-х он стал совладельцем нескольких крупных московских предприятий, развлекательных заведений и коммерческих банков. Ходили – на что были определённые основания – слухи, измайловский авторитет крышевал российский металлургический бизнес. Гибель Антона Малевского измайловского авторитета неожиданно повлекла за собой неприятности Лисина, который родственником Малевскому не числился. В один прекрасный день некие отморозки на навороченных джипах приперлись к комбинату и, как говорят, «наехали» на уважаемого руководителя, доктора наук и все такое прочее, как будто он директор какого-нибудь казино. Наблюдатели со стороны липецкого губернатора Олега Королева хихикали: Малевского нет, и некому защитить уважаемого металлурга.
Как сообщали источники, со стороны измайловских еще летом того же года Владимиру Лисину предложили покинуть комбинат, сдать руководство компанией «Румелко», управляющей пакетами акций. «Румелко» управляло акциями не только покойного Малевского, но и других авторитетов. «Наследники» Малевского предложили Лисину отправиться на все четыре стороны. Их действиями руководили опасения, что Лисин, будучи человеком чрезвычайно опытным в корпоративном управлении, кинет измайловских и завладеет пакетом Малевского. Лисин в свое время при помощи Олега Дерипаски вышиб с комбината Льва Черного, и оттого у измайловских были резонные опасения.
Летом, когда Малевский был еще жив, Лисину удалось с ним договориться и остаться на своем посту. В интересах вышеуказанных измайловских господ он приобретает московский завод «Рубин» и ДК им. Горбунова с прилегающей к нему территорией, так называемой «горбушкой», и продает «Стинол» под предлогом избавления от непрофильных активов.
Как сообщают компетентные источники, Малевский получал доход с вложенного в акции капитала от 10 до 15 млн долларов по «щадящим» схемам. В отсутствие Малевского, за акциями измайловских смотрел некий Аксен, который, говорят, унаследовал руководящую должность Малевского. Если добавить, что измайловские контролировали и «Норильский никель», которому принадлежит 34% акций НЛМК, то понятно, что именно они в значительной степени определяли перспективы. Измайловские же сами хотели наследовать покойному авторитету. Как, однако, удалось мирным путём (и за сколько) разрешить ситуацию – покрыто тайной…

В ноябре 2001 года Лисин вошел в состав Общественного совета по вопросам присоединения России к ВТО. Глава НЛМК призывал провести с ВТО переговоры, посредством которых Россия могла бы выбрать максимально выгодный для себя путь вступления в эту организацию. В то же время он выражал опасение, что вступление в ВТО может иметь для его комбината и нежелательные последствия. Лисин подчеркивал, что если российские сельхозмашиностроение и автопром не выдержат конкуренции с иностранцами, внутренний рынок стали в стране резко сузится. Для НЛМК, поставляющего на этот рынок почти 30 процентов своей продукции, это было крайне нежелательно.
В конце 2001 - начале 2002 годов обострились отношения администрации Липецкой области и НЛМК. Это связывали с тем фактом, что еще в 2000 году Лисин заявил о своих претензиях на губернаторское кресло, а к началу предвыборной кампании (выборы губернатора состоялись в марте 2002 года) в местных СМИ, финансируемых комбинатом, началась агрессивная кампания в отношении исполнительной власти и лично губернатора Олега Королева. Сам Лисин утверждал, что конфликт начался, когда НЛМК на правах основного налогоплательщика заинтересовался, насколько целесообразно тратятся бюджетные средства и почему их не хватает на выполнение социальных программ. В ответ, уверял Лисин, чиновники начали обвинять комбинат. Королев, в свою очередь, в каждом выступлении проводил мысль о том, что истинные хозяева области - региональные политики и промышленники, но отнюдь не московский капитал, и в прессе, подконтрольной обладминистрации, стала муссироваться тема о сокращении рабочих мест на НЛМК и других предприятиях, аффилированных с руководством комбината. В результате область разделилась на два непримиримых лагеря. С данным противостоянием наблюдатели связывали события вокруг липецкого телеканала ТВК в августе 2001 года, акционеры которого разделились на союзников Лисина и Королева и оспаривали свои права на управление каналом через суды. В дело вмешался полномочный представитель президента в Центральном федеральном округе Георгий Полтавченко, который в феврале 2002 года убедил Лисина снять свою кандидатуру с предвыборной гонки. Королев был переизбран губернатором области. Лисин взял реванш на выборах мэра Липецка в октябре того же года: после переговоров главы НЛМК с Королевым действующий мэр Александр Коробейников (ставленник губернатора) снял свою кандидатуру с предвыборного марафона, чем обеспечил победу председателю городского совета депутатов Михаилу Гулевскому, лоббировавшему интересы НЛМК.
В июле 2002 года Лисин вошел в совет директоров ГМК "Норильский никель". А в 2003 году он продал свои акции комбината на открытом рынке через швейцарский банк UBS. С тех пор Лисин, по мнению экспертов, интересовался только своим заводом и его репутацией. Он вложил около 30 миллионов в реконструкцию собственной ТЭЦ, которая обеспечивала почти половину потребностей комбината в энергии, и в результате снизил затраты на производство, а покупка Стойленского горно-обогатительного комбината обеспечила НЛМК рудой. За контрольный пакет акций Стойленского ГОКа Лисин отдал его бывшему владельцу - создателю банка "Российский кредит" Борису Иванишвили - 15,5 процента из принадлежавших ему 96 процентов акций НЛМК. В результате бизнесмен не только обеспечил бесперебойные поставки руды, но и приобрел влиятельного партнера. А два порта (в Санкт-Петербурге и в Туапсе), которые Лисин приобрел в 2004 году, позволили ему бесперебойно поставлять металл на экспорт. Кроме того, в октябре 2004 года компания Лисина купила пакет лицензий на разведку газоконденсатных месторождений на шельфе Карского моря. Как пояснил бизнесмен, это было сделано для того, чтобы в дальнейшем у НЛМК не возникало проблем с ресурсами. Между тем НЛМК продолжал успешно развиваться. Так, по данным русской версии журнала Forbes, в 2004 году выручка от реализации продукции, произведенной на принадлежащем Лисину комбинате уже за первые восемь месяцев года превысила выручку за 2003 год на 3,8 миллиарда рублей (78,8 миллиарда рублей против 75 миллиардов соответственно), а прибыль за те же восемь месяцев 2004 года составила 39,3 миллиарда рублей, что было почти вдвое больше, чем за весь 2003 год. В целом же компания вышла на второе место в мире по рентабельности среди предприятий черной металлургии, а в России оказалась впереди всех в отрасли по прибыльности. При этом капитализация НЛМК только за первые шесть месяцев 2004 года выросла с 4,6 миллиарда долларов до 6,1 миллиарда долларов.
В 2004 году Лисин начал работу над созданием собственного транспортного холдинга с покупки через кипрский офшор Chupit Limited контрольного пакета акций ОАО "Морской порт Санкт-Петербург". В 2005 году он выкупил остальные акции порта у государства (в 2008 году структурам Лисина принадлежали 97,01 процента акций порта). Впоследствии бизнесмен консолидировал активы Таганрогского (в 2006 году приобрел 54,65 процента акций) и Туапсинского морских торговых портов (по данным на декабрь 2008 года, структурам Лисина принадлежало не менее 69,41 процента акций предприятия). В 2008 году миллиардер стал владельцем портового терминала в Усть-Луге, купив 100 процентов акций владельца терминала - ОАО "Универсальный перегрузочный комплекс". Поначалу порты становились непрофильными активами НЛМК, однако к концу 2008 года Лисин включил их в состав своего зарегистрированного в Нидерландах Universal Cargo Logistics Holding B.V. (UCL Holding, UCLH). По данным на 2009 год, Лисин через кипрский холдинг Volgo-Balt Transport Holding Ltd (VBTH), 80 процентов которого принадлежали подконтрольной предпринимателю датской компании Jysk Staalindustri, контролировал ОАО "Северо-Западное пароходство", ОАО "Волжское пароходство", ОАО "Волга-Флот Танкер" и ОАО "Окская судоверфь".
В 2005 году липецкий губернатор Королев и Лисин вновь столкнулись в борьбе за лидерство - на этот раз за лидерство в региональном отделении "Единой России", но борьбу вели не сами губернатор и бизнесмен, а их ставленники. В апреле 2005 года на отчетно-выборной конференции областного отделения партии участники мероприятия отказались выполнять "рекомендацию" генсовета партии - избрать секретарем липецкого областного отделения бывшего директора НЛМК по социальным вопросам, а в то время уже депутата Государственной думы Сергея Афендулова. Более того, в мае 2005 года политсовет липецкого отделения "Единой России" единогласно поддержал другого кандидата - вице-губернатора Юрия Божко, которого местные аналитики рассматривали в качестве одного из возможных преемников губернатора Королева. В ответ генсовет партии выслал в Липецк представителей центральной контрольно-ревизионной комиссии (ЦКРК), которые, выявив нарушения в процедуре проведения апрельской конференции и последующего заседания политсовета, признали ее результаты нелегитимными. Затем была создана специальная комиссия, которая, по словам исполнявшего обязанности председателя исполкома регионального отделения партии, вице-мэра Липецка Ивана Кошелева, обнаружила вмешательства во внутренние дела первичных парторганизаций и давление на рядовых членов партии со стороны властей. Итогом проверки стала ликвидация ряда первичных парторганизаций и исключение из рядов партии их лидеров, которые демонстрировали лояльность губернатору. Тем самым генсовет партии фактически отстранил областную администрацию от возможности влиять на партийные назначения - зато открыл такую возможность ставленникам Лисина. СМИ высказывали предположение о том, что тем самым Лисин получил возможность обеспечить себе или своему человеку в будущем и губернаторский пост, однако в июне 2005 года Путин выразил доверие действующему губернатору и Королев снова занял этот пост. Как сообщали СМИ, мэр Липецка Гулевский, поздравляя губернатора на церемонии инаугурации, похвалил социальные программы обладминистрации, но заметил, что всеми своими успехами область обязана Новолипецкому комбинату, обеспечивающему около 62 процентов доходов областного бюджета. А взявший после этого слово генеральный директор НЛМК Владимир Настич поправил мэра, заметив, что своим благополучием Липецк обязан НЛМК на 70 процентов. Пообещав, что в 2005 году комбинат еще увеличит налоговые отчисления в областной бюджет, он пожелал Королеву мудрости. Кстати, после инаугурации Полтавченко признался журналистам, что у него была альтернативная кандидатура на пост липецкого губернатора, но он решил поддержать Королева "за умение находить общий язык даже с оппонентами". И действительно, напряженность в отношениях администрации области и руководства НЛМК пошла на спад.
В ноябре 2005 года братья Рубен, бывшие партнеры братьев Черных, подали в суд на Лисина. Как утверждала британская газета The Observer, из документов Верховного суда Ирландии следовало, что в 1997 году Лисин получил контроль над Новолипецким металлургическим комбинатом путем перевода акций НЛМК из управления компании - номинального держателя под контроль другой фирмы, принадлежавшей лично Лисину. Рубен заявлял, что для приобретения акций Лисин использовал деньги, полученные по автоматически возобновляемому кредиту, гарантии по которому он давал от лица "Интерметала" (компания Рубенов). Долг, по словам британского бизнесмена, Лисин не вернул. По обоим искам было начато судебное разбирательство. За потерю контракта на экспорт стали братья Рубены получили компенсацию; вопросы уплаты долга были вообще решены во внесудебном порядке. Однако к осени 2005 года остался неразрешенным еще один спор: Лисина обвиняли еще и в том, что в 1999 году он нарушил свои обязательства по договору образования совместного предприятия.
В ноябре же 2005 года Лисин заявил, что намерен баллотироваться в президенты Олимпийского комитета России, а затем зарегистрировался в качестве кандидата на пост президента комитета. Решение о выдвижении его кандидатуры на пост главы комитета принимал исполком возглавляемого им Стрелкового союза и спортсмены, входившие в эту федерацию. Сам же глава совета директоров НЛМК объяснил свое согласие на участие в выборах тем, что за несколько лет работы под его началом федерация достигла значительных успехов и что ему лично есть чем гордиться. Он также отметил, что его выдвижение следует расценивать и как усиление роли федераций, и как усиление роли бизнеса в олимпийском движении России. Бизнесмен утверждал, что хорошо изучил проблемы Олимпийского комитета и имеет представление о том, как их решать. Однако непосредственно перед выборами Лисин отказался от борьбы за пост главы Олимпийского комитета. Президентом Олимпийского комитета России на новый срок был избран Леонид Тягачев.
24 ноября 2005 года Новолипецкий металлургический комбинат объявил о начале road-show (презентации выпуска ценных бумаг, при которой эмитент приезжает к крупному инвестору и рассказывает о предлагаемых бумагах) по размещению своих ценных бумаг на Лондонской фондовой бирже (LSE). Тогда впервые и была указана доля акционеров НЛМК. Доля акций, принадлежавших Лисину, оказалась равна 89,85 процента, что было меньше, чем ранее оценивали его долю в компании аналитики на основе суммы долей акционеров, указанных в реестре НЛМК. Исходя из котировок на момент объявления, стоимость этой доли составляла 7,9 миллиарда долларов. НЛМК разместила свои акции на бирже в декабре того же года. Сообщалось, что Лисину разрешили выпустить в свободное обращение 25 процентов акций комбината, однако на первом этапе он решил продать только 7 процентов. Выход на биржу оказался для компании неудачным: инвесторы оценили этот пакет акций в 609 миллионов долларов, на 140 миллионов дешевле, чем ожидалось руководством компании. К лету 2008 года на биржу было выпущено 13 процентов акций НЛМК. Согласно отчетности 83 процента акций принадлежали Лисину, а еще 4 - менеджерам дочерних компаний и членам совета директоров НЛМК. В 2009 году сообщалось, что Лисину через Fletcher Group Holdings и ИФК "ЛКБ-Инвест" (дочерней компании "Румелко") принадлежат 84,6 процентов акций, а менеджменту - 2,5 процента.
В декабре 2005 года СМИ сообщили, что Лисин купил себе замок в Шотландии за 6,8 миллиона фунтов стерлингов (около 12 миллионов долларов). Замок Аберухиль, XVI века постройки, располагается в графстве Пертшир. Он был продан на аукционе, и новый владелец заплатил за него на 800 тысяч фунтов больше первоначальной цены. Что же до нового владельца, то формально его имя названо не было, а в документах купли-продажи указывалось, что замок был приобретен фирмой Forestborne Limited, расположенной в офшорной зоне на Виргинских островах. Тем не менее, шотландская газета The Scotman утверждала, что покупателем одного из самых дорогих замков Великобритании выступил именно Лисин. Сам Лисин эти сведения не опровергал. 6 июня 2006 года Лисин был вновь избран в совет директоров Новолипецкого металлургического комбината. В 2006 году, по данным американского издания Forbes, Лисин занимал 41-ю строку в списке ста самых богатых людей . Его состояние оценивалось в 10,7 миллиарда долларов.
В январе 2007 года Счетная палата России обнародовала результаты еще одной проверки деятельности НЛМК. Особое внимание аудиторов на сей раз привлекла экологическая ситуация, сложившаяся в Липецкой области в связи с работой металлургического комбината. Как сообщила пресс-служба Счетной палаты, проверяющие пришли к выводу, что комбинат грубо нарушал природоохранное законодательство - в частности, уклонялся от выплат за негативное воздействие на окружающую среду и не занимался формированием санитарно-защитной зоны. Кроме того, в течение всего проверявшегося периода (с 2000 по 2005 годы) НЛМК фактически не имел установленных нормативов предельно допустимых выбросов загрязняющих веществ в атмосферу. В результате аудиторы потребовали взыскать с комбината 280 миллионов рублей - за ущерб, причиненный окружающей среде.
В сентябре 2007 года Лисин через офшорную фирму Silener Management приобрел 14 процентов акций банка "Зенит". По слухам, сделка обошлась ему в 250 миллионов долларов.
В 2007 году начался конфликт между бизнесменом Николаем Максимовым и Новолипецким металлургическим комбинатом. Первый продал НЛМК контрольный пакет акций компании "Макси-Групп", а затем, обвинив комбинат в нецелевых расходах, вывел часть средств. Стороны подавали друг против друга многочисленные иски, и российские арбитражные суды чаще всего вставали на сторону НЛМК, в результате против Максимова было заведено четыре уголовных дела. В марте 2011 года Международный коммерческий арбитражный суд признал право бизнесмена требовать от комбината выплаты более 9 миллиардов рублей, что тот и сделал, обратившись в районный суд Амстердама. В июне 2011 года Дворец юстиции Люксембурга арестовал долю НЛМК в совместном предприятии с трейдером Duferco - люксембургской компании Steel Invest & Finance, обеспечив таким образом решение Амстердамского суда.
С 2008 года в прессе стали писать, что близким Лисину структурам принадлежит компания "Черноморнефтегаз", занимающаяся разработкой шельфа Черноморского и Азовского морей.
В июле 2009 года Лисин приобрел у Аркадия Гайдамака и топ-менежеров медиахолдинг "Объединенные медиа" и входящие состав компании в него радиостанций Business FM, "98 хитов" и "Кино FM", а также новостной сайт BFM.ru. Стоимость сделки оценивалась в 23,5 миллионов долларов.
Помимо этого, Лисин продолжил увеличивать свои транспортные активы. В середине февраля 2011 года холдинг миллиардера UCLH на аукционе приобрел государственные пакеты акций Волжского пароходства (33,65 процента обыкновенных акций, консолидировав таким образом около 91 процента акций) за 1,04 миллиарда рублей, и Западного пароходства (25,5 процента обыкновенных акций, контрольным пакетом акций владело ООО "Фрахтовое агентство Западного пароходства") за 86,5 миллиона рублей. 1 марта того же года компания "Нафта Т", входящая в состав UCLH, за 1,6 миллиарда рублей на аукционе приобрела 25-процентный госпакет Туапсинского морского торгового порта (ТМПТ), увеличив свою долю в ТМТП до 90,9 процента. В тот же день госпакет акций Северо-западного пароходства (25,5 процента акций) купила за 934 миллиона рублей входящая в VBTH компания ОАО "Пассажирский порт". В результате этой сделки структура Лисина довела свою долю в пароходстве до 87,923 процента. Таким образом к весне 2011 года международный транспортный холдинг UCLH объединял стивидорные компании группы "Морской порт Санкт-Петербург" и ООО "Универсальный перегрузочный комплекс", Туапсинский и Таганрогский морские порты, Волжское, Северо-Западное и Западное пароходства, а также ряд судостроительных, судоходных, круизных и логистических компаний.
В октябре 2011 года совет директоров ОАО "Объединенная судостроительная корпорация" избрал Лисина своим председателем. Лисин входил в состав совета с июля 2008 года.
В конце того же месяца "Независимая транспортная компания", принадлежавшая Лисину, купила 75 процентов минус две акции "Первой грузовой компании", "дочки" РЖД. Приобретенная компания являлась крупнейшим в стране оператором грузовых перевозок на российских железных дорогах. Акции были проданы на аукционе, причем представителям Лисина удалось выиграть на нем, сделав только один шаг на повышение цены до 125,5 миллиарда рублей.
В начале 2001 года Лисин был избран вице-президентом Национальной федерации спортинга (стрельбы по пластиковым тарелкам). Он с юности увлекался стрельбой, а к этому времени уже получил разряд мастера спорта. В апреле 2001 года Лисин возглавил спортивный клуб "Липецкий металлург", созданный в конце 1990-х годов по инициативе самого бизнесмена. К 2001 году клуб объединял два Дворца спорта (легкоатлетический манеж "Юбилейный" и плавательный бассейн "Нептун"), новый центр бокса и кикбоксинга "Ринг", а также спортивный комплекс "Юниор", стрелково-стендовый комплекс, два тира для пулевой стрельбы, футбольную базу, оздоровительные и реабилитационные центры. На развитие клуба НЛМК ежегодно выделял до 70 миллионов рублей. В 2002 году бизнесмен фактически взял на содержание стрелковую сборную страны, когда возглавил Стрелковый союз России. Лисин построил в Подмосковье стрелковый комплекс "Лисья нора".
Лисин занимает пост вице-президента Международного союза, имеет звание почетного металлурга России. Он написал 47 научных публикаций, 10 книг (часть из них переведены на английский язык) по проблемам металлургии, экологии и экономики, обладает 49 авторскими свидетельствами и патентами на изобретения в области производства цветных и черных металлов, автоматизации и механизации металлургических процессов. В частности, в базе данных Роспатента Лисин значится автором новых способов промывки доменной печи, обработки стали в ковше и получения покрытия на металлической полосе.
Лисин - доктор технических и экономических наук, докторскую диссертацию по экономике он защитил в 2005 году на тему "Формирование концептуальных основ организационно-экономического развития черной металлургии в условиях глобальной конкуренции". С сентября 2001 года Лисин является профессором кафедры проблем рынка и хозяйственного механизма Академии народного хозяйства при правительстве РФ.
В 2000 году предприниматель был награжден орденом Почета - "за большой вклад в развитие металлургической промышленности и многолетний добросовестный труд". В мае 2001 года патриарх Московский и всея Руси вручил Лисину орден Сергия Радонежского III степени - "за многолетнюю поддержку, оказанную возрождению православных святынь, помощь в издании Православной энциклопедии и другие заслуги перед Русской Православной Церковью". Как сообщили журналистам в пресс-службе Новолипецкого комбината, в 2000 году НЛМК потратил на благотворительность 120 миллионов рублей, а в 2001 году запланировал потратить 200 миллионов рублей. Так, с помощью Новолипецкого комбината в Воронежско-Липецкой епархии были восстановлены 42 храма, кроме того, средства, выделенные Новолипецким металлургическим комбинатом и лично Лисиным, получили храм Христа Спасителя в Москве, Благовещенский Кафедральный собор в Воронеже, Задонский мужской и женский монастыри в Липецкой области, монастыри в Муроме, Суздале, Рязани, Тамбове, Брянске. Кроме того, в 2001 году Лисин, откликнувшись на предложение церкви, из личных средств начал выплачивать Макариевские премии за труды по православию, отечественной истории и москвоведению. Он также стал заниматься финансовым обеспечением просветительских программ, которые реализовывал Макарьевский фонд, и вскоре был назначен попечителем фонда.
Западные СМИ утверждают, что он входит в так называемую группу "хороших олигархов" во главе с Абрамовичем, которому позволяют увеличивать свое состояние в обмен на то, что он "не расстраивает правительство".
 В рейтинге миллиардеров американского Forbes, опубликованном в марте 2011 года, Лисин занял четырнадцатое место, оказавшись самым богатым россиянином; его состояние в это время оценивалось уже в 24 миллиарда долларов.

Ваша оценка: Нет Средняя: 3.8 (13 голосов)