1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
$14.4
Михельсон Леонид ВикторовичМихельсон Леонид ВикторовичФридман Михаил МаратовичФридман Михаил МаратовичУсманов Алишер БурхановичУсманов Алишер БурхановичПотанин Владимир ОлеговичПотанин Владимир ОлеговичТимченко Геннадий НиколаевичТимченко Геннадий НиколаевичМордашов Алексей АлександровичМордашов Алексей АлександровичВексельберг Виктор ФеликсовичВексельберг Виктор ФеликсовичЛисин Владимир СергеевичЛисин Владимир СергеевичАлекперов Вагит ЮсуфовичАлекперов Вагит ЮсуфовичХан Герман БорисовичХан Герман БорисовичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичПрохоров Михаил ДмитриевичПрохоров Михаил ДмитриевичАбрамович Роман АркадьевичАбрамович Роман АркадьевичАвен Петр ОлеговичАвен Петр ОлеговичМахмудов Искандар КахрамоновичМахмудов Искандар КахрамоновичРашников Виктор ФилипповичРашников Виктор ФилипповичАбрамов Алексанр ГригорьевичАбрамов Алексанр ГригорьевичНесис Александр НатановичНесис Александр Натанович
$2.5
Кантор Вячеслав ВладимироваичКантор Вячеслав ВладимироваичГуцериев Михаил СафарбековичГуцериев Михаил Сафарбекович

Ликвидировать монополию

Как Вячеслав Кантор и «Акрон» демонополизируют рынок калийного сырья благодаря Верхнекамской калийной компании
Версия для печатиPDF-версия

26 августа нынешнего года Владимир Путин наградил орденом «Знак почета» Вячеслава Кантора, российского миллиардера и владельца компании «Акрон». Об этом радостном факте сообщила пресс-служба компании, в чем, конечно же, нет ничего удивительного. Многие российские СМИ также представили эту информацию, напомнив о том, что упомянутый орден вручается за трудовые успехи и невероятное упорство. Кажется, у этих новостей есть какой-то невидимый источник энергии, подпитывающий интерес и желание разобраться, какими именно заслугами были удостоены этой награды «Акрон» и «Кантор». Основанием для награждения Вячеслава Моше Кантора стал запуск двух производств - агрегата аммиака и редкоземельных элементов. На открытие ГОКа «Олений ручей» 29 июля 2016 года прибыл лично российский президент. По информации самого «Акрона» - это первый после распада СССР горно-обогатительный комбинат для производства минеральных удобрений. Что дает Вячеславу Кантору полное право позиционировать себя как настоящего «капитана индустрии». Будущий владелец холдинга почти 25 лет назад прибыл на новгородское химическое предприятие «Азот» (будущий «Акрон») для проведения экологической экспертизы. Предприятие ему так понравилось, что он не сумел с ним расстаться. В 1993 году Вячеслав Кантор стал владельцем комбината. С тех пор начался период роста. Бизнес и общественная работа
«Химическую» карьеру Вячеслав Кантор совмещает с политической и общественной деятельностью, которая получила большое признание на мировом уровне. Вячеслав Владимирович Кантор для Европы более известен в качестве Вячеслава Моше Кантора — международного общественного деятеля и филантропа, активно участвующего в «продвижении идей толерантности и взаимоуважения в современном мире, противодействии неонацизму, а также в обсуждении и выработке решения проблем нераспространения ядерного оружия и предотвращения ядерной катастрофы». Для достижения этих целей он создал немало действенных общественных организаций, а также занимает целый ряд уважаемых позиций и должностей. В числе которых президент Европейского еврейского конгресса, президент Европейского совета по толерантности и примирению, президент Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы, президент фонда «Всемирный форум памяти Холокоста», председатель Европейского еврейского фонда, а также председатель политического совета Всемирного еврейского конгресса. Несмотря на подчас сложные международные отношения между странами, Вячеслав Моше Кантор продолжает пользоваться уважением среди экспертов и представителей всех правительств за свою безусловно полезную деятельность, направленную прежде всего на благо всего человечества. Главное, что масштабная общественная деятельность не идёт в ущерб бизнесу и многочисленным инвестиционным проектам. Чтобы понять, насколько они успешны, можно ближе познакомиться с историей открытия редкоземельного комплекса в Новгороде. Другая сторона «Акрона»
На самом деле у «Акрона» есть две инвестиционные истории. Новгородская история успеха известна многим. Она озвучена в новостях и пресс-релизах. Именно за нее Вячеслав Моше Кантор получает заслуженные лучи славы и знаки почета. Но есть и другая, которую «Акрон» реализует поэтапно, без широко освещения, поскольку серьёзная работа продолжается уже без малого десять лет и ещё не завершена. Главное, что у инвестиционной политики компании есть и результат, и поддержка – в том числе, поддержка со стороны государства. Другая сторона «Акрона» имеет свое название. Это ООО «Верхнекамская калийная компания» (ВКК). Созданная в 2006 году группой «Акрон» ВКК, спустя два года, 12 марта 2008, стала победителем аукциона на право освоения Талицкого участка Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей. Талицкий участок с востока примыкает к участкам месторождения, разрабатываемым «Уралкалием». «Уралкалий» долгое время оставался главным поставщиком сырья для корпорации Кантора, и «Акрону», казалось бы, было очень рискованно делать шаг в сторону самостоятельности и даже конкуренции с компанией. Однако именно это положило начало попытке ликвидации полной монополизации отрасли со стороны «Уралкалия». Уход от «Уракалия» С «Уралкалием» у «Акрона» сложились сложные акционерные отношения. Суть их сводилась к одному проценту. Именно такой долей (точнее сказать 0.93%) владел «Акрон» в «Уралкалии». В компании не скрывали, что планируют со временем расставаться с этой долей. О чем в ноябре 2015 года сообщил председатель совета директоров «Акрона» Александр Попов: «Мы планируем ее на продажу, когда цена (на акции) вырастет». Несмотря на, казалось бы, туманные планы, момент продажи наступил уже очень скоро. 28 марта 2016 года компания официально сообщила о продаже своего пакета. В течение этого периода котировки акций «Уралкалия» на Московские бирже снизились, а вот следом за продажей, наоборот, стали расти. Не удивительно, что инвесторы вздохнули с облегчением. «Акрон» же получил в свое распоряжение свободные средства от продажи акций, которые руководство компании вложило в развитие собственных проектов, имеющих большое значение как для холдинга, так и, без малого, для всей агрохимической отрасли российской экономики. Таким образом, через дальновидность и приверженность собственным далекоидущим программам, за борьбу с монополиями в отрасли, деятельность «Акрона» и нашла поддержку в Кремле. Видя перспективность инвестпрограмм «Акрона», государство в лице Министерства природных ресурсов смягчило требования по обязательному согласованию проекта со смежными организациями. В их числе был и «проблемный» «Уралкалий». Ликвидировать монополию «Уралкалия» Вячеслав Кантор и компания планировали строительством нового ГОКа, способного перерабатывать 7.45 млн тонн руды в год в 2 млн тонн хлористого калия. Общий объем инвестиций в проект оценивался в 2.7 млрд долларов США (включая стоимость лицензии). В 2008 году тогдашний президент «Акрона» Иван Антонов пообещал запустить производство в 2014 году. Однако активной реализации запланированного проекта помешала экономическая ситуация в стране, и компания взяла инвестиционную паузу, не желая напрасных трат. Уже в 2010 году генеральный директор ВКК Владимир Захаров подтвердил, что в 2014 году начнется наконец строительство комбината. Соответственно, выход предприятия на проектную мощность сместился на 2018 год. Поиск инвесторов и акционеров В дальнейшем у проекта начали появились новые заинтересованные инвесторы, а у компании, соответственно, новые акционеры. 1 ноября 2012 года ВКК сообщила об итогах дополнительного выпуска акций. Доля «Акрона» составила 61,95%, а остальные акции оказались в распоряжении трех банков - 20% (минус 1 акция)- у Внешэкономбанка, 9,10% - у ЕАБР (Евразийского банка развития), 8,95% - у Райффайзенбанка. Впрочем, в будущем руководство компании разочаровалось в банковских отношениях. Инвестиционную политику большинства банков, по признанию «Акрона», сложно было назвать привлекательной. Банковские структуры не выказывают желания разделять риски проекта, с которыми всегда сопряжена инвестиционная деятельность, а потому полноценного проектного финансирования, на которую рассчитывала компания для разработки Талицкого месторождения, не случилось. Перемены в составе инвесторов невольно порождали суматоху в рядах акционеров, что тоже не всегда выгодно сказывалось на работе компании. С этим «Акрон» решил бороться. В конце января 2014 года «Акрон» выкупил пакет акций ВКК у Райффайзенбанка, доведя свою долю в компании до 70.9%. 19,9% акций было впоследствии продано «Сбербанку Инвестиции» - дочерней структуре Сбербанка, показавшим себя надёжным партнёром. В результате доля «Акрона» составила 51%, Внешэкономбанк сохранил свои 20% минус 1 акция, «Сбербанк Инвестиции» более чем заменил Райфайзен (19,9%). Пакет Евразийского банка развития (9,1%) «Акрон» выкупил у ЕАБР в январе уже нынешнего 2016 года. Тогда же была обнародована новая дата запуска ГОКа - 2021 год. И тогда же компания обнародовала информацию о привлечении к работе иностранных инвесторов – свою заинтересованность в развитии проекта высказали китайские и индийские инвесторы. Работа на китайском рынке Китай - это стратегический рынок сбыта для «Акрона». Компания закрепилась на нем, приобретя в 2005 году местное предприятие, получившее название «Хунжи-Акрон». Однако дальнейшему развитию этого направления помешала стратегия китайских властей. Они выдвинули условие «нулевого роста» производства минеральных удобрений. Это несоответствие стратегий привело к обрушению спроса на минеральные удобрения в стране и падению объемов производства сложных удобрений на заводе в 2015 году на 27%. В результате в «Акроне» отказались от поддержки неперспективного китайского предприятия, приняв решение сосредоточиться на отечественных площадках и необходимых здесь инновациях. В августе 2016 года завод «Хунжи-Акрон» мощностью в 800 тыс тонн сложных удобрений в год был продан корпорации из Гонконга. «Акрон» сохранил за собой дистрибьюторскую сеть и даже запланировал ее расширение. Таким образом, даже при закрытии производства, грамотная политики компании сделала китайское направление работ выгодным – по внутренним оценкам «Акрона», он приносит 10% выручки российским заводам холдинга и при этом уже не требует серьёзных неокупаемых затрат. Ставка на поддержку Сохранив свое присутствие на китайском рынке, компания Вячеслава Моше Кантора сохранила и перспективы привлечения китайских инвестиций в интересные иностранцам инвестиционные проекты, в том числе и разработке Талицкого месторождения. Скорейшей реализации проекта поспособствовало и решение ФАС в 2016 году – служба разрешила «Акрону» выкупить все акции многострадального ВКК. Таким образом компания получила максимальную независимость от незаинтересованных партнёров для своего долгоиграющего проекта. Реализация проекта по строительству ГОК «Олений ручей» дала Вячеславу Кантору возможность вложить больше сил и средств в месторождение калия. Пресс-релиз ВКК, датированный 24 августа 2016 года, сообщает об успешном завершении ВКК стадии геологоразведки. Более того, начато строительство административных зданий. Не за горами, как видно, и подготовка к строительству самого ГОКа. Тем более что распоряжением губернатора Пермского края инвестиционному проекту «Освоение Талицкого участка Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей в Пермском крае» присвоен статус приоритетного инвестиционного проекта Пермского края. Судя по всему, государство стало реальным партнером Вячеслава Кантора, увидев в проектах компании потенциал для роста отрасли в целом.

Голосов пока нет