1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
$14.4
$14.4
Михельсон Леонид ВикторовичМихельсон Леонид ВикторовичФридман Михаил МаратовичФридман Михаил МаратовичУсманов Алишер БурхановичУсманов Алишер БурхановичПотанин Владимир ОлеговичПотанин Владимир ОлеговичТимченко Геннадий НиколаевичТимченко Геннадий НиколаевичМордашов Алексей АлександровичМордашов Алексей АлександровичВексельберг Виктор ФеликсовичВексельберг Виктор ФеликсовичЛисин Владимир СергеевичЛисин Владимир СергеевичАлекперов Вагит ЮсуфовичАлекперов Вагит ЮсуфовичХан Герман БорисовичХан Герман БорисовичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичПрохоров Михаил ДмитриевичПрохоров Михаил ДмитриевичАбрамович Роман АркадьевичАбрамович Роман АркадьевичАвен Петр ОлеговичАвен Петр ОлеговичМахмудов Искандар КахрамоновичМахмудов Искандар КахрамоновичРашников Виктор ФилипповичРашников Виктор ФилипповичАбрамов Алексанр ГригорьевичАбрамов Алексанр ГригорьевичНесис Александр НатановичНесис Александр НатановичКантор Вячеслав ВладимироваичКантор Вячеслав ВладимироваичГуцериев Михаил СафарбековичГуцериев Михаил Сафарбекович

Леонид Михельсон: Передача решений по тарифам "Газпрома" из ФАС в Минэнерго - мысль крамольная, но правильная

Главная / Михельсон Леонид Викторович / Персональные интервью / Леонид Михельсон: Передача решений по тарифам "Газпрома" из ФАС в Минэнерго - мысль крамольная, но правильная
Глава "НОВАТЭКа" рассказал "Интерфаксу" в кулуарах экономического форума в Давосе о планах развития компании
Версия для печатиPDF-версия

Хорошо ли живется независимым производителям газа в России, можно ли изменить регулирование отрасли путем смены ответственного ведомства, как уйти от монополии "Газпрома" на рынке за счет экспорта газа в сжиженном виде и за счет газохимических проектов рассказал в интервью "Интерфаксу" глава "НОВАТЭКа" Леонид Михельсон в кулуарах Мирового экономического форума в Давосе.

– Какие капвложения на этот год компания планирует, какова динамика по сравнению с 2016 годом, и где основные направления инвестиций?

– Мы за последние 2,5-3 года ввели целый ряд очень крупных проектов в рамках "Арктикгаза" и самого "НОВАТЭКа", и в прошлом году капитальные вложения уменьшились. В 2017 году они будут либо на уровне прошлого года, либо чуть меньше – на поддержание существующей добычи.
Мы сегодня рассматриваем наши инвестиции в будущие СПГ-проекты, в частности, в проект "Арктик СПГ 2". И в этом году уже будут небольшие вложения в этот проект – ожидаем получение экспертизы проектной документации и разрешения на строительство Кольской верфи, начнем реальные инвестиции в Кольскую верфь, которая будет площадкой будущего развития СПГ-проектов, в первую очередь это "Арктик СПГ 2".

– Правильно ли я понимаю, что вы уже выбрали технологию для "Арктик СПГ 2", исходя из того, что вы говорили?

– Окончательно мы этого не утвердили. Обе технологии (и технология Linde, и технология APCI – ИФ) позволяют планировать те мощности, которые мы озвучили – каждая линия по 6 млн т в год. В ближайшее время сделаем наш выбор.

– Вы планируете минимум две линии по 6 млн т в год, какой максимум?

– Это будут две или три линии. Выбранное нами технологическое решение о строительстве СПГ-завода на гравитационных платформах сегодня позволяет нам не торопиться с окончательным решением о количестве линий.

– Достаточно ли будет ресурсов Утреннего месторождения для "Арктик СПГ 2" или будут другие задействованы?

– У нас практически готов проект разработки с уточненными запасами Салмановского (Утреннего) месторождения. Они подобны Южно-Тамбейскому месторождению. Мы будем еще проводить геологоразведочные работы на других пластах этого месторождения. Но уже сегодня подтвержденные запасы позволяют планировать заявленные мощности.

– Какие европейские компании интересуются участием в проекте "Арктик СПГ 2" в качестве партнера?

– В качестве партнеров больше интереса проявляют страны АТР, которые видят большой объем потребления на собственном рынке. Они не только заинтересованы в подписании будущих контрактов по приобретению СПГ, но и в своем участии в проекте. Европейские компании проявляют заинтересованность в приобретении той или иной доли в свой портфель СПГ.

– А из азиатских соответственно интересуются в первую очередь те, кто не попал в первый проект – "Ямал СПГ"?

– Это целый ряд стран и компаний.

– Какую цену на нефть, и какой курс доллара вы закладываете в бюджет на 2017 год?

– Мы стараемся быть максимально консервативными. Договоренности России с ОПЕК по сокращению нефтедобычи показывают более оптимистичный сценарий по стоимости нефти в 2017 году, но у нас сегодня заложены $45 за баррель, а на следующий год $50.

– Курс рубля?

– На 2017 год порядка 68 рублей за доллар.

– Какой объем добычи газа и нефти вы планируете на 2017 год?

– Будет небольшое снижение собственной добычи газа. Но, что очень важно, мы сохраняем долю рынка с точки зрения реализации газа. Мощности наших совместных предприятий нам это позволяют. Может быть, даже будет некоторый рост объемов реализации. Что касается жидких углеводородов, то идет естественное снижение объема добычи конденсата из-за падения пластового давления. Но мы полностью загружаем все наши созданные перерабатывающие мощности Пуровского ЗПК и завод в Усть-Луге.

– А с учетом этого вам нужно будет какие-то специальные меры предпринимать в рамках договоренности с ОПЕК по снижению нефтедобычи?

– Наши текущие планы соответствуют этим договоренностям.

– Есть ли какие-то, может, промежуточные результаты переговоров с "Газпромом" по обмену четырех участков на акции "НОВАТЭКа" Тамбейской группы?

– Мы ведем совместное обсуждение со всеми сторонами. Пока идет обсуждение. Каких-то дедлайнов нет.

– А для чего это нужно? Это нужно для укрепления ресурсной базы "Ямал СПГ" или это не касается "Ямал СПГ"?

– Расширение нашей ресурсной базы не будет касаться именно "Ямал СПГ", как юридического лица. Но СПГ-проекты очень долгосрочны по своему развитию, по объему. И надо представлять возможности ресурсной базы на очень большой срок, провести много подготовительных работ для принятия таких крупных решений. Мы потратили время на "Ямал СПГ" и "Арктик СПГ 2", и нам надо видеть возможную перспективу следующих проектов. И мы принимаем решение о строительстве Кольской верфи для производства платформ, где будут располагаться СПГ-заводы, конечно, с учетом того, что ресурсная база для этих проектов будет расширена.

– А есть ли у компании на этот год какие-то конкретные планы по заимствованию, вообще нужны ли они вам? Есть программа внутренних облигаций на 75 млрд рублей, если я не ошибаюсь, будет ли она в ближайшее время востребована и какой в валюте, что там, есть варианты?

– У нас большой положительный cash-flow, и на текущие капитальные вложения 2017 года даже с учетом начала инвестиций в "Арктик СПГ 2", нам не требуются никакие заимствования. Но мы смотрим дополнительные перспективы и заблаговременно зарегистрировали программу биржевых облигаций, чтобы иметь возможность привлечения средств. Наши ковенанты по текущему кредитному портфелю позволяют эти заимствования. Конкретных планов под текущую деятельность нам заимствования не нужны.

– Но есть ли еще, возможно, какие-то опции рефинансирования, не только же для капвложений?

– И стоимость, и условия текущего кредитного портфеля у нас очень хорошие.

– Для чего Novatek Gas&Power открывает трейдинговое подразделение по "СПГ"? Какие планы в этом направлении?

– Novatek Gas&Power имеет контракт также на закупку у "Ямал СПГ". Надо выходить на СПГ-рынок, мы с этого года будем на нем присутствовать и расширять свое присутствие.

– Это будет достаточно большая команда?

– Надеюсь, небольшая, но очень профессиональная.

– А какие-то новые контракты в Европе, кроме контракта с EnBW, Novatek Gas&Power планирует, обсуждает?

– Мы присутствуем на рынке. Наш портфель на 2/3 - это контракт с EnBW, остальное - краткосрочные контракты.

– Есть ли у вас уже понимание, какие проекты в области газохимии "НОВАТЭК" будет реализовывать, на каких площадках и каких это потребует денег и сроков?

– Я не вижу никаких сложностей с точки зрения финансирования таких проектов. Мы сейчас ведем изучение с двух сторон – с точки зрения рынков сбыта и с точки зрения сроков и инвестиций. Думаю, в течение 2017 года выйдем на какие-то конкретные проекты. Пока изучаем несколько вариантов, ориентированных на экспорт. То есть, это может быть, например, в Усть-Луге.

– Это будут проекты исключительно в периметре "НОВАТЭКа", то есть вы не думаете к ним подключать партнера?

– У нас нет необходимости привлекать партнеров в такие проекты, но, если будут интересные предложения, и они будут снимать риски по реализации продукции, мы их рассмотрим.

– А когда компания планирует представить сообществу свою новую стратегию?

– Мы ведем переговоры с "Газпромом" по Тамбейским участкам, есть возможности по другим активам, которые могут быть главными в нашей стратегии. И поскольку мы считаем, что ясность по этим вопросам появится в течение месяцев, а не лет, решили довести эти переговоры до конца, и после представить нашу стратегию. Возможно, уже в этом полугодии.

– У вас есть проект "Яргео", в котором есть партнер. Может быть, вам интересно его консолидировать? Партнер к вам обращался с такими идеями?

– Каждая сделка должна иметь для компании экономическую целесообразность. Те разговоры, которые пытается вести наш партнер, к таковым для нас не относятся. Актив запущен на полную мощность, генерирует положительное cash-flow, нас все устраивает, и партнер, по-моему, с этой точки зрения тоже очень доволен.

Внутренний рынок

– Теперь несколько вопросов по внутреннему рынку. "Газпром" с этого года начал поставлять газ вашему бывшему контрагенту - "Пермским минудобрениям". С чем вы это связываете?

– "Уралхим" является давнишним нашим покупателем газа. С одним из его подразделений, "Пермскими минудобрения", закончился контракт. Мы условий не изменяли, но они решили сменить поставщика. Этот объем газа мы поставляем другому потребителю, у нас проблем с реализацией нет.

– То есть это событие не надо переоценивать? Это не какой-то тренд?

– Никакой это не тренд, это рынок. У нас нет опасений потерять крупных клиентов на внутреннем рынке.

– А есть ли какие-то подвижки в вопросе либерализации экспорта трубного газа?

– Я не вижу и не ожидаю каких-либо подвижек в этом вопросе, не думаю, что будут приняты какие-либо решения в ближайшие год-два. Для нас гораздо важнее одинаковые экономические условия работы на внутреннем рынке для всех его участников и справедливый транспортный тариф. Мы ставили эти вопросы, они отмечены в протоколе последней президентской комиссии. Свои предложения по методике расчёта транспортного тарифа мы давали, считаем, что на сегодняшний день он завышен. Можно обсуждать - на сколько именно он завышен, но мы глубоко убеждены в том, что он завышен и нет прозрачности в принципе его формирования.

Но, к сожалению, никаких решений не принимается. Мы ставили и вопрос, все понимают его обоснованность, что должно быть регулирование на услуги ПХГ. "Газпром", как собственник, самостоятельно увеличил стоимость хранения газа в ПХГ, а по ценам на газ и по транспортному тарифу решений никаких нет.

Мы надеемся, что в ближайшее все-таки время эти серьезные вопросы все-таки будут иметь свое решение. И они намного более важны, чем решение в том или ином виде допуска газа независимых на экспортный рынок.

– Вообще такое ощущение, что дискуссия по внутреннему рынку газа она как-то зашла в тупик.

– У меня вот точно такое же ощущение. Я с вами согласен.

– Чтобы ее перезапустить, нужны какие-то новые инициативы на уровне президентской комиссии по ТЭК, допустим, или надо продолжать пытаться сделать то, о чем уже...

– Было бы правильно включить этот вопрос в повестку. Сегодня ведутся разговоры о внедрении ФАС «экспериментов» в отдельно взятых регионах, где "Газпрому" будет позволено торговать по нерегулируемым ценам. Компания покупает у независимых производителей порядка 40 млрд куб. м в год, и этот объем он продает по нерегулируемым ценам. При том, что "Газпром" остается монополистом и не утвержден понятный и прозрачный для всех механизм тарифообразования на транспорт. Мне непонятны эти инициативы, они практически противоречат тем же законам, которые принимали по антимонопольной деятельности.

К сожалению, решения, касающиеся внутреннего рынка газа России, не принимаются. Я не очень понимаю, почему вопросами тарифообразования занимается ФАС.

– Кто ответственен за энергобезопасность, за развитие энергетической отрасли России? Минэнерго?

– Да, но вопросы тарифообразования и монополии рынка не в этом ведомстве.

– То есть, вы считаете, это надо все консолидировать в одном органе?

– Мысль крамольная, но правильная.

– Боюсь, что ФАС с этим вряд ли согласится.

– "Газпром" абсолютный монополист на внутреннем рынке. И на фоне этого ФАС предлагает "эксперименты" по выведению из-под регулирования цен на газ для монополиста в ряде регионов. Мы выходили с предложением внести в сценарии экономического развития единые тарифы на транспортировку и хранение газа (ПХГ). Чтобы правительство принимало решение о повышении не только внутренних цен на газ, но и транспортного тарифа. А потом через 2-3 года уйти от регулирования цен на газ и регулировать только транспортный тариф. Но это должно быть в этой последовательности сделано, а не наоборот.

– Какие объемы вы зарезервировали для торгов на бирже на этот год?

– Я бы не употреблял слово "резервирование". У нас действуют договоры с потребителями, согласно которым мы планировали добычу и реализацию. Объемы реализации на бирже будут определяться с учетом объемов выборки газа потребителями, но обязательно будем участвовать на биржевой торговле.

– Возвращаясь к экспорту. Правильно ли я понимаю, что экспорта "Арктикгаза" через Novatek Gas&Power не будет?

– В данное время такая возможность не обсуждается.

"Ямал СПГ"

– Теперь про "Ямал СПГ". Это вопрос традиционный, но так как цифры меняются, какой объем средств на данный момент инвестирован, сколько это в процентах от плана и какой бюджет на этот год у проекта?

– На сегодняшний день инвестировано уже $21 млрд. Что очень важно, проект реализуется в утвержденных цифрах - $27 млрд капвложений. Бюджет на нынешний год составляет около $6 млрд.

– У компании есть несколько кредитных линий в рамках проектного финансирования "Ямал СПГ" - от российских, китайских, японских, итальянских банков. Оно будет равномерно выбираться или в зависимости от того, какое оборудование на данный момент закупается?

– Наши финансовые партнеры заинтересованы в скорейшей выборке этих средств. И мы договариваемся производить выборку практически соразмерно долям тех или иных банков в общем финансировании.

– Вы говорили, что в конце 2016 года будете уточнять окно поставок с покупателями "Ямал СПГ". Определены ли уже эти периоды и порты поставок?

– Согласно подписанным контрактам мы примерно уже определили окно поставок. Порты поставок тоже определены. И перед самыми отгрузками покупатели уточнят в какие сроки и какие объемы им нужны, и мы согласуем эти вопросы окончательно.

– Gazprom Marketing&Trading (GMT) вел, по крайней мере, они говорили о том, что они ведут переговоры с индийской Gail об изменении условий и темпов наращивания поставок СПГ. Видимо, с вами они тоже должны были провести зеркальные переговоры на эту тему?

– У нас договор с "Газпромом" о поставках в его портфель заключен на условиях FOB Европы. В наших контрактах не обозначена привязка к каким-либо конечным рынкам.

– С началом коммерческого производства, добычи "Ямал СПГ" должен начать, соответственно, возвращать средства своим акционерам. В 2017 году, наверное, еще рано на это рассчитывать...

– Естественно, и в 2018-м тоже рано. Мы сейчас вводим первую линию завода и смотрим срока ввода второй и третьей линий. Может быть, незначительно, но сроки их ввода будут приближены. В этом году мы получим практически все модули и оборудование, необходимые на вторую и третью линии. Но в первую очередь это (возврат средств акционерам – ИФ) будет зависеть от цены нефти Brent, поскольку контракты на поставку СПГ в большой доле привязаны к ней. В первую очередь деньги будут направляться на выполнение всех кредитных обязательств «Ямал СПГ», на обслуживание внешнего финансирования. Деньги от работы первой очереди пойдут и на инвестиции на вторую, частично третью очередь. А уже потом – на погашение кредитов от акционеров и дивиденды.

– Насколько могут приблизиться сроки запуска 2-й и 3-ей линий?

– Думаю, на несколько месяцев третья очередь может быть введена раньше. Тоже в 2019 году, но в начале, а не в конце, как планировалось изначально.

– А по первой очереди завода какой сейчас уровень прогресса в процентах?

– Прогресс по первой очереди завода 88%, всего по проекту - 75%. Мы по разным видам технологического оборудования начинаем пуско-наладочные работы, и я считаю, что в начале второго полугодия мы будем выходить на комплексные пуско-наладочные работы.

– Как идут испытания первого танкера?

– В настоящее время танкер идет к месту прохождения испытаний.

"СИБУР"

– В заключении вопрос по "СИБУРу". У Sinopec остается разрешение на покупку еще 10% акций СИБУРа. Возможна ли следующая сделка?

– Нет. "СИБУР" и китайская Sinopec в сентябре 2015 года заключили соглашение о вхождении Sinopec в капитал "СИБУРа". В декабре 2015 года правительственная комиссия по контролю над осуществлением иностранных инвестиций одобрила ходатайство Sinopec о покупке до 20% акций "СИБУРа". Но после окончательных обсуждений мы продали Sinopec 10% "СИБУРа". В январе 2017 года на правкомиссии изменили документы – изменили 10% Sinopec на 10% для Фонда Шелкового пути. Практически все документы подписаны, и мы ожидаем до конца января полное закрытие сделки.

Голосов пока нет