Колониальное право на службе «стервятников правосудия»

Начало недели ознаменовалось рекордным падением курса британской валюты: 29 июля фунт по отношению к доллару достиг минимума с февраля 1985 года. Причиной «черного понедельника» аналитики называют провозглашенный Борисом Джонсоном курс на «жесткий Brexit». Очевидно, что разрыв с Евросоюзом обойдётся Великобритании в десятки миллиардов фунтов.

В такой ситуации востребованы все способы покрытия убытков, так что теперь британские власти будут с особым усердием «трясти» в том числе и тех, кого раньше встречали с распростертыми объятьями – русских олигархов. Важной статьей доходов британской казны останутся также судебные процессы с участием российских корпораций, и здесь уже руководству страны впору задуматься о национальной безопасности.

В прошлом году суды Великобритании выдали первые ордера на арест домов, квартир и других активов, принадлежащих выходцам из России. Пресса тогда дружно связывала это с «делом Скрипалей», объясняя действия британских властей исключительно жаждой мести. При этом никто почему-то не вспомнил, что закон, развязавший руки судьям, органам финансового контроля и судебным приставам, был принят ещё летом 2017 года, а начал действовать с 1 января 2018 г. То есть, когда бывший офицер ГРУ еще спокойно гулял по улицам Солсбери, а слово novichok знали разве что редкие преподаватели русского языка в британских университетах, причем в его исконном значении.

Закон «О криминальных финансах» предоставил британским судам возможность направлять иностранным собственникам активов стоимостью более 50 000 фунтов запросы о происхождении капиталов. Если документально подтвердить законность происхождения имевшихся у него средств собственник не может, его имущество относится к категории «необъясненного происхождения» (unexplained wealth orders, UWO) и подлежит изъятию в пользу государства. Закон об UWO в английском обиходе прозвали «законом МакМафии» – так в известном телевизионном сериале именовалась русская диаспора. Иными словами, при всей обтекаемости формулировок, каждому рядовому британцу понятно, что закон этот направлен, в первую очередь, против русских.

Долгие годы, с начала 90-х, Великобритания создавала для себя имидж «тихой гавани», в которую с грузом золота – хоть честно заработанного, хоть украденного – мог причалить любой состоятельный человек. Этой возможностью воспользовались тысячи успешных предпринимателей, но также и десятки проворовавшихся российских банкиров и даже чиновников, вплоть до кремлёвского уровня. Теперь все они, спустя годы и десятилетия, должны по второму разу объяснять происхождение своих денег, но при этом по только что введенным правилам. Очевидно, что спустя много лет в российских условиях это задача не из легких даже в случае «кристальной чистоты» происхождения средств.

А ведь речь, повторим, идет о серьезных суммах. Собственниками элитной британской недвижимости в отдельные годы значились до 70 представителей «золотой сотни» русского Forbes. Достаточно назвать такие имена, как Владимир Лисин, Михаил Фридман, Алишер Усманов, конечно, Роман Абрамович – чтобы понять, какой потенциал для экспроприации нажило Соединённое Королевство за эти годы! Известный юрист Рустам Курмаев, комментируя «закон МакМафии», прямым текстом обозначил его истинную задачу:

«Применение данного закона является псевдо-правовой базой для «замораживания» активов иностранцев и, по сути, обращения их имущества в пользу Великобритании».

Еще одним полноводным финансовым потоком для британской казны стала деятельность так называемых судебно-инвестиционных компаний. Этот бизнес, набравший популярность в последнее десятилетие, в западных СМИ нередко называют «бизнесом стервятников». Суть его заключается в финансовой поддержке одной из сторон крупного судебного спора: инвестор оплачивает услуги адвокатского сопровождения, найма частных детективов, специалистов по связям с общественностью и т.д. В случае выигрыша процесса компания-инвестор получает от победителя комиссию, размер которой зависит от цены иска – иногда до 70% от общей суммы материальной претензии. Самый известный представитель этого бизнеса – компания Burford Capital, услугами которой пользуются многие клиенты из России, включая госкорпорации.

Судебные инвестиции стали привлекательными на фоне специфики британского правосудия, основанного на прецедентном праве. При вынесении вердиктов судьи опираются, в первую очередь, на ранее рассмотренные схожие случаи, причем исследуемая судебная практика не имеет срока давности. Работа эта требует колоссальных финансовых затрат, и получается, «независимый» суд в Лондоне превращается в битву денежных мешков: выигрывает тот, кто вложит в процесс больше денег.

Британскую казну такое положение дел вполне устраивает, поскольку доходы только от налогов судебно-инвестиционных компаний составляют в год от 22 до 40 млрд фунтов. Следует заметить, что значительную часть этих поступлений обеспечивают российские компании. Так клиентами упомянутой выше Burford Capital и родственных ей детективных агентств (PCB Litigation, Linklaters и др.) были банк ВТБ, добивавшийся ареста зарубежных активов беглых топ-менеджеров и крупных должников «Банка Москвы»; один из совладельцев рыболовецкой компании Norebo, деливший бизнес с партнёром; бывшая супруга олигарха Фархада Ахмедова, безуспешно пытавшаяся отсудить «отступные» в размере полумиллиарда долларов. Неудивительно, что эмиссары Burford регулярно приезжают в Москву и навязчиво рекламируют как свои услуги, так и систему судебного инвестирования в целом.

Для нашей страны эта деятельность несет, в общем-то, прямую угрозу. Во-первых, само по себе насаждение системы судебного инвестирования и превращение судов в «битвы кошельков» ничего хорошего экономике не сулит. Во-вторых, как уже не раз писали не только российские, но и британские СМИ, Burford Capital активно сотрудничает со спецслужбами Великобритании и США. Представляя при этом в британских, европейских и американских судах интересы крупных российских компаний, то есть, получая рычаги политического влияния, а ряде случаев – и прямой доступ к российским гостайнам. Например, известное «дело о 50-ти миллиардах долларов» на стороне структур ЮКОСа против правительства России ведут партнеры Burford.

А в-третьих, активная деятельность британских судинвесторов на российской земле и в российском экономическом поле приводит к своеобразному возрождению «колониального права». Этот термин пришел из XVII-XIX веков, когда решение, принимаемое судом какой-нибудь африканской страны, становилось легитимным только в том случае, если не противоречило законам метрополии – Англии. Усиленно «переманивая» российские споры под британскую юрисдикцию (а для этого нужно совсем немного, достаточно, чтобы один из участников процесса имел собственность или фирму, зарегистрированную в Великобритании), Burford и им подобные, по сути, подменяют российское правовое поле своим. И, конечно, огромные куски от сумм исков, миллиарды фунтов, текут прямым потоком в карманы судинвесторов и британскую казну, минуя казну российскую.

Что касается вышеупомянутого «дела Скрипалей», не только российские, но и многие западные, самостоятельно думающие журналисты после этого покушения задавали простой вопрос: зачем это было нужно России? Какую опасность для России мог представлять престарелый беглый шпион с его секретами 30-летней давности? Почему, в конце концов, «великий и ужасный ГРУ» не справился с простым убийством пенсионера? Внятных ответов на эти вопросы так и не появилось, лишь какие-то бормотания про «личную месть», про то, что руководство РФ «предательства не прощает» и т.д. Неубедительно.

А теперь давайте посмотрим на это дело с другой стороны. Покушение на Скрипаля стало идеальным поводом для первых применений «закона МакМафии». Любого русского можно отныне объявить персоной нон-грата, отобрать у него всё имущество и выслать из страны. Даже сверхдемократичное радио «Свобода» после случая в Солсбери вышло с заголовком «Презумпция виновности. Кто из олигархов ответит за Скрипаля?» – имея в виду как раз потенциал закона об UWO. Профит британской казны от такого, с позволения сказать, правоприменения может исчисляться миллиардами: один только особняк Абрамовича на Kensington Street Gardens стоит, по данным СompareСamp, 140 млн фунтов. Почему бы ради такого профита не «грохнуть» одного противного старикашку, к тому же русского?

Так или иначе, с приближением «жёсткого Brexit», а уже 31 октября Британия, по заявлению Джонсона, выйдет из ЕС «вне зависимости от обстоятельств», – аппетиты британской короны будут только расти. Ей, короне, нужна солидная подушка финансовой безопасности. И почему бы не наполнить эту подушку «перьями» россиян, которых удалось заманить в Великобританию обещаниями «тихой гавани»?

Автор
Сергей Кротков
Автор фотографии
euromag_ru

Статьи

ВТБ сообщил о продаже доли в «Ленте»

ВТБ вышел из капитала торговой сети «Лента» в результате оферты компании «…

СПГ станет основным грузом на Северном морском пути к 2035 году

Сжиженный природный газ (СПГ) будет основным грузом, транспортируемым по…

«Лукойл» хочет добывать нефть в Западной Африке и Мексиканском заливе

«Лукойл» определил регионы Западной Африки и Мексиканского залива как…

НЛМК запустит завод по производству трансформаторной стали в Индии

Во второй половине 2020 г. НЛМК Владимира Лисина начнет строительство завода по…

Михельсон объяснил продажу акций НОВАТЭКа инвестициями в Антарктиде

Совладелец и предправления НОВАТЭКа Леонид Михельсон продал акции компании,…

СУЭК выпустит облигации на 30 млрд рублей

Сибирская угольная энергетическая компания Андрея Мельниченко разместит на …

Аналитика

Самые разбогатевшие и обедневшие миллиардеры времен последнего премьера

Весной 2012 года суммарное состояние первой десятки самых богатых людей России…

Кому «слуги народа» отдают железную дорогу

Полгода назад «Наша версия» рассказала, как крупнейший германский нефтегазовый…

Березкин "наигрался" с Потаниным?

Как передает корреспондент The Moscow Post, Григорий Березкин продал долю в…

Альфа-банк разместил выпуск рублевых еврооблигаций

Альфа-банк успешно закрыл книгу заявок на выпуск рублевых еврооблигаций в…

«Кто купит мой бизнес?» Дерипаска рассказал о новом налоге, болезненных санкциях и отдыхе в Давосе

Миллиардер Олег Дерипаска приехал на Давосский форум впервые с 2018 года. В…

Не никелем единым

Речь про господина Потанина, человека из списка Форбс. Новое, укрупненное…

Выручка «Магнита» за предновогодний период выросла на 8,5%

«Магнит» сообщил, что в период с 17 по 31 декабря 2019 г. его выручка выросла…

«Дружба» требует ремонта

От критического состояния легендарной нефтяной магистрали, унаследованной…

Забытые в шахте

Шахтёрские бунты, ставшие приметой пресловутых лихих 90-х, похоже, возвращаются…

НЛМК снизил экспортные продажи и увеличил локальные

Группа НЛМК Владимира Лисина по итогам 2019 года снизила производство стали на…

"Дефект серьезный". Участок теплосетей вблизи пермского хостела принадлежит структуре Вексельберга

Прорыв магистрального теплопровода, из-за которого хостел "Карамель" был залит…

Девелопер "Эталон" в этом году намерен вывести на рынок 500 тыс. кв.м жилья

Девелопер Etalon Group в 2020 году прогнозирует рост продаж в денежном…

Дно Дона

Одна из главных водных артерий России – река Дон – стремительно мелеет. Учёные…

Добыча энергетического угля на предприятиях "Русского Угля" в Сибири выросла на 12%

В 2019 году было добыто 11,8 млн т каменного и бурого энергетического угля…

Капитализация «Норникеля» на Мосбирже обновила исторический максимум

Капитализация «Норникеля» (34,6% компании принадлежит структурам «Интерроса»…