1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
$14.4
Михельсон Леонид ВикторовичМихельсон Леонид ВикторовичФридман Михаил МаратовичФридман Михаил МаратовичУсманов Алишер БурхановичУсманов Алишер БурхановичПотанин Владимир ОлеговичПотанин Владимир ОлеговичТимченко Геннадий НиколаевичТимченко Геннадий НиколаевичМордашов Алексей АлександровичМордашов Алексей АлександровичВексельберг Виктор ФеликсовичВексельберг Виктор ФеликсовичЛисин Владимир СергеевичЛисин Владимир СергеевичАлекперов Вагит ЮсуфовичАлекперов Вагит ЮсуфовичХан Герман БорисовичХан Герман БорисовичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичПрохоров Михаил ДмитриевичПрохоров Михаил ДмитриевичАбрамович Роман АркадьевичАбрамович Роман АркадьевичАвен Петр ОлеговичАвен Петр ОлеговичМахмудов Искандар КахрамоновичМахмудов Искандар КахрамоновичРашников Виктор ФилипповичРашников Виктор ФилипповичАбрамов Алексанр ГригорьевичАбрамов Алексанр ГригорьевичНесис Александр НатановичНесис Александр Натанович
$2.5
Кантор Вячеслав ВладимироваичКантор Вячеслав ВладимироваичГуцериев Михаил СафарбековичГуцериев Михаил Сафарбекович

Калиевые дрязги Кантора

ВЭБ продает свою долю в самом дорогом проекте Вячеслава Кантора. Есть, о чем задуматься. Денег нет, конкуренты не дремлют. Можно легко вылететь в трубу.
Версия для печатиPDF-версия

Вячеславу Кантору есть, о чем подумать. ВЭБ решил продать 20%-1 акция Верхнекамской калийной компании (ВКК), которая является оператором принадлежащего Кантору «Акрона». Заявки будут принимать до 11-го мая, а итоги подведут 22-го мая.

Кантор мог бы и сам выкупить когда проданные им ВЭБ акции ВВК. Только вот денег у него на это, похоже, нет. Еще 19.99% акций ВКК принадлежат «Сбербанку инвестиций» и тоже могут быть выкуплены Вячеславом Кантором.

ВКК разрабатывает Талицкий рудник – участок Верхнекамского месторождения в Пермском крае. Запустить его должны были еще в 2016г. Однако на сегодняшний день выход на проектную мощность отложен до 20025г. Для этого добычу надо начать в 2021г.

Долгое время Кантор ждал, что банки примут участие в проекте, однако они предоставили ему кредит на стандартных условиях. При скачках цен на калий, которые то поднимаются, то падают, никто рисковать не хочет. И Кантору приходится расхлебывать разработку рудника одному. Вложения в проект оцениваются в 1.8 млрд. руб.

Вячеславу Кантору калий нужен как воздух, потому что отсутствует собственная сырьевая база для производства удобрений. Для своих нужд «Акрон» планировал использовать 0.5 млн. т. калия, остальное продавать на рынке. Это пока в мечтах Вячеслава Кантора, которым вряд ли суждено сбыться.

Конкуренты «Акрона» тоже не дремлют. Сейчас в России калий добывает только «Уралкалий» Дмитрия Мазепина. Он разрабатывает то же Верхнекамское месторождение. Есть лицензии на калийные участки у «Еврохима» Андрея Мельниченко, в 2018г. планируется запуск ГОКа на Гремячинском месторождении в Волгоградской области.

Эксперты говорят, что производителям калия проект Вячеслава Кантора на сегодняшний день интересен быть не может. Слишком большие вложения, слишком большой срок окупаемости (10-15 лет).

Вот и думает Вячеслав Кантор, что ему делать. На стандартные банковские кредиты без солидарной ответственности ГОК не построишь. А бросить его тоже не бросишь, потому как на покупку потрачены $700 млн. А тут еще и лицензию могут отобрать за невыполнения условий разработки месторождения. Поневоле голова кругом пойдет.

Манипулятор правосудием?

Впрочем, у администрация города Апатиты тоже, наверное, ничего не понимала, когда Вячеслав Кантор отказался выплачивать свои обязательства по «социалке». Из-за чего администрация была вынуждена с ним судиться.

С легкой руки Вячеслав Кантор пообещал вложить $18 млн. за 15 лет в социально-экономическое развитие города. И за 6 лет не перевел ни копейки! Тем самым обманув не только администрацию и жителей города, а и государство.

В 2006г. «Северо-Западная фосфорная компания» (СЗФК), входящая в «Акрон», выиграла конкурс на получении права разработки месторождений «Олений ручей» и «Партомчорр» только потому, что добровольно включила обязательства по «социалке» перед городами Апатит и Кировск в свои заявки.

И если по отношению к Кировску обязательства хоть как-то выполнялись, то г.Апатиты, по всей видимости, просто вылетел у Кантора из головы. Городское руководство предъявило иск СЗФК на $6.5 млн.

Однако Кантор перенес разбирательство в Петербург и, в конце концов, 13-й арбитражный суд каким-то образом принял решение в пользу СЗФК. Не исключено, что Кантор пролоббировал это решение в Петербурге, оставив при этом город Апатиты и его жителей ни с чем. Дышать ядами своих предприятий.

Более того, СЗФК не платила в бюджет города налоги, так как была зарегистрирована в Москве. Зато упорно добивалась налоговых льгот для своего нового ГОКа «Олений ручей». Забывая о собственных обязательствах, Кантор никогда не забывал о собственной выгоде.

Химические войны Кантора

Вячеслав Кантор инициировал не один корпоративный конфликт в своей отрасли. Например, у «Акрона» идет давняя война с «Фосагро» Андрея Гурьева. Серьезный конфликт между ними разгорелся в 2012г. Кантор обвинил Гурьева в незаконном прекращении апатитового концентрата, из-за чего простаивали мощности Кантора по производству удобрений.

Эксперты рынка говорят, что конфликт был инициирован самим Вячеславом Кантором для того, чтобы получить большую скидку на концентрат. Дело дошло до рассмотрения в Арбитражном суде г. Москвы. Добиться своего Кантору тогда не удалось.

Возможно, сейчас именно Гурьев стоит за конфликтом Кантора с администрацией г. Апатиты. И у СЗФК вполне могут отобрать лицензию, так как она не выполнила условия ее предоставления.

На стороне предприятия «Апатит» Гурьева может выступить министр промышленности Денис Мантуров, который избирался председателем совета директоров компании «Апатит». И если это произойдет, то ситуация будет складываться явно не в пользу Вячеслава Кантора.

В 2014г. стало известно, что уже «Акрон» не поставил апатитовый концентрат входящему в «Уралхим» Мазепина заводу «Воскресенские минудобрения», из-за чего ему пришлось остановить свою работу. «Акрон», скорее всего продал концентрат на экспорт, подставив завод Мазепина. Возможно, при помощи этой «подставы» Кантор хотел отжать этот актив у Мазепина, потому как ранее рассматривал возможность приобретения «Уралхима».

Таким образом Вячеслав Кантор открыл войну на два фронта. И против Гурьева, и против Мазепина. Только забыл, наверное, подумать о том, сдюжит ли он в этой войне, которая, несомненно негативно отразилась на всей химической отрасли. А, значит, и на самом Канторе.

Дело Кантора – труба?

И он, скорее всего, это понимает. И его не спасет ни проведенная встреча с Папой Римским, ни должность почетного президента Европейского еврейского конгресса (ЕЕК). Международная деятельность Вячеслава Кантора не имеет никакого отношения к его возможному финансовому краху.

Великий Новгород обременен долгами на 1.8 млрд. руб., а основное градообразующее предприятие «Акрон» находится в ступоре из-за Талицкого рудника. И. по всей видимости, при любом раскладе понесет громадные финансовые потери.

«Акрон» не имеет своей собственной сырьевой базы для производства сложных минеральных удобрений. А «Олений ручей» так и не вышел на производственную мощность, работая пока вполсилы.

Закупая апатитовый концентрат у «Фосагро», «Акрон» в любой момент может оказаться в сложном положении из-за перебоя поставок. А, учитывая личные «добрые» отношения между Кантором и Гурьевым эти перебои вполне предсказуемы.

Для «Уралкалия» колебания цен на удобрения не очень страшны, так как он имеет собственную сырьевую базу. А «Аркон» просто не может даже рассчитывать, что за счет цикличного повышения цен сможет достроить Талицкий рудник. За время строительства – 3-4 года - цены могут пройти не один цикл, в том числе, и очередное падение.

Труба к Кантору уже близко. И, возможно, скоро придется в нее лететь. Да и Талицкий рудник могут у Кантора забрать. Эксперты и так не понимают, почему у него до сих пор не забрали лицензию, когда на месторождении ничего не делается.

А там, глядишь, и СЗФК лицензию потеряет. И останется Кантор гол как сокол. Ничего. Вылетать в трубу лучше налегке. По крайней мере, не так обидно.

Голосов пока нет