Как государство за 20 лет вернуло себе контроль над нефтегазовой отраслью

Российская экономика 1999–2019. Спецпроект «Ведомостей»

Нефть в одни руки

После распада Советского Союза добыча нефти в России упала почти на треть до 300 млн т и все 1990-е годы оставалась примерно на этом уровне. В 2000-е гг. производство начало расти. Государство реформировало налоговую систему и установило понятные правила игры для отрасли, в итоге добыча росла темпами, сопоставимыми с лучшими годами освоения Западной Сибири, говорит заместитель главного редактора журнала «Нефть и капитал» Мария Славкина. В 2018 г. российская добыча побила рекорд советских времен, достигнув 11,4 млн барр. в сутки. Сейчас страна входит в тройку крупнейших производителей сырья наряду с Саудовской Аравией и США.

Начали расти и цены на сырье. Если в декабре 1998 г. среднемесячная стоимость Brent упала до минимального значения – $10 за 1 барр., то уже через полгода цены выросли вдвое. Максимума они достигли 3 июля 2008 г. – $146,08 за 1 барр.

Спрос на нефть внутри России не успевал за ростом добычи. Поэтому Россия стала строить новые экспортные маршруты в Европу – Балтийская трубопроводная система (БТС) и БТС-2 позволили увеличить экспорт нефти через собственные порты на Балтике и отказаться от перевалки сырья через порты Прибалтики. С вводом трубопровода Восточная Сибирь – Тихий океан Россия становится одним из главных поставщиков нефти в Китай.

К началу 2000-х гг. нефтяная отрасль уже прошла через приватизацию и залоговые аукционы. Крупнейшими игроками на рынке тогда были «Лукойл», «Сургутнефтегаз» и ЮКОС.

Тогда же российской нефтяной отраслью всерьез начали интересоваться западные мейджоры: советская нефтяная промышленность работала практически в изоляции, а в новой России они увидели массу возможностей. «Западные компании были уверены, что их встретят с распростертыми объятиями, потому что они несут технологии, капитал, передовой опыт и управленческие навыки», – пишет известный американский экономист Дэниел Ергин в книге «В поисках энергии». Но они ошиблись. Россия гордилась достижениями советской промышленности, а любые заявления об их несоответствии мировым стандартам воспринимались в штыки. «Ни правительство, ни зарождающийся российский бизнес, ни политические партии не видели оснований для передачи контроля над сколь-нибудь существенными ресурсами западным компаниям», – пишет Ергин.

1999 Начало поставок газа по трубопроводу Ямал – Европа через территорию Белоруссии и Польши в Германию. До сих пор газ в Европу прокачивался только через территорию Украины. 2000 «Транснефть» вводит в эксплуатацию Балтийскую трубопроводную систему для обеспечения прямого экспорта нефти из России через порт Приморск, а также трубопровод Суходольная – Родионовская для транспортировки сырья через порт Новороссийск. Эти маршруты снизили зависимость российского экспорта нефти от транзита по территории стран Прибалтики и Украины. 2003 Начало дела ЮКОСа. Арестован Михаил Ходорковский, за решеткой он проведет 10 лет. 2004 Главный актив ЮКОСа – «Юганскнефтегаз» – реализуется на аукционе в пользу «Байкалфинансгруп», которая затем перепродаст его «Роснефти». В ходе последующего банкротства ЮКОСа все его главные активы скупит «Роснефть». 2005 Роман Абрамович продал «Сибнефть» «Газпрому». Компания переименована в «Газпром нефть». 2006 «Газпром» получает эксклюзивное право на экспорт трубопроводного газа из России. 2008 Россия и Китай договорились о долгосрочных поставках нефти в Китай по новому трубопроводу Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО). 2009 Газовая война между Россией и Украиной привела к прекращению транзита газа в Европу почти на две недели – с 7 по 20 января. 2011 «Газпром» построил газопровод «Северный поток» через Балтийское море в Германию, который создает первый прямой маршрут для транспортировки российского газа в ЕС. 2012 «Транснефть» вводит в эксплуатацию трубопроводную систему ВСТО для экспорта нефти в восточном направлении через порт Козьмино и БТС-2 для расширения возможностей экспорта на запад – через порт Усть-Луга. 2013 «Роснефть» покупает TНK-BP и «Итеру» и становится крупнейшей публичной нефтегазовой компанией мира. Правительство разрешает экспорт СПГ независимым производителям. 2014 «Газпром» и CNPC подписывают крупнейший в истории 30-летний договор купли-продажи российского трубопроводного газа в Китай. 2014 По решению суда «Башнефть» была изъята у «АФК Система» Владимира Евтушенкова в пользу государства из-за признания приватизации незаконной. Через два года компанию купит «Роснефть». 2016 20 января цены на нефть Brent рухнули до $24,51 за баррель. ОПЕК и еще 11 стран, не входящих в картель, в том числе Россия, договорились об ограничении добычи нефти. Участники соглашения до сих пор придерживаются его условий. 2017 Отгружена первая партия сжиженного природного газа с проекта «Новатэка» и его иностранных партнеров «Ямал СПГ».

Но кое-кто все же добился определенных успехов. Самой настойчивой была BP. Сначала она купила 10% в «Сиданко» Владимира Потанина и Михаила Прохорова. А когда та стала трещать под ударами ТНК Михаила Фридмана, Германа Хана, Виктора Вексельберга и их партнеров, договорилась о партнерстве с ними. Так в 2003 г. появилась ТНК-ВР, в которой доли российских бизнесменов и BP распределились в пропорции 50:50. Спустя 10 лет эту компанию купит «Роснефть», исходя из оценки в $54 млрд, а BP окажется вторым после государства акционером «Роснефти».

ConocoPhillips в 2004 г. купила у российского правительства 7,6% «Лукойла», затем довела долю до 20%. Но американская компания так и не получила доступ к обширным российским запасам нефти, на которые рассчитывала. В 2015 г. после 25 лет работы ConocoPhillips ушла из России, продав все свои активы.

Среди российских компаний самой быстро растущей был ЮКОС Михаила Ходорковского. В 2003 г. он вышел на первое место по добыче нефти и пытался объединиться с «Сибнефтью» Романа Абрамовича. Но этим планам не суждено было сбыться – осенью 2003 г. Ходорковский был задержан. Его приговорили к девяти годам тюрьмы по обвинению в мошенничестве и других преступлениях. Затем он получил еще один срок по «второму делу ЮКОСа» и в общей сложности провел за решеткой 10 лет. Активы ЮКОСа ушли с молотка. Самые лакомые куски достались «Роснефти».

Новый рынок – СПГ

В 2009 г. на Сахалине заработал первый в России завод по сжижению газа мощностью 11 млн т СПГ в год. Его построили участники проекта «Сахалин-2», реализуемого на условиях соглашения о разделе продукции. Проект вела Shell, но незадолго до запуска предприятия контроль над ним перешел к «Газпрому». В 2017 г. «Новатэк» Леонида Михельсона на Ямальском полуострове ввел в эксплуатацию завод «Ямал СПГ» мощностью 18 млн т. Позже заработало небольшое предприятие в Высоцке на берегу Финского залива (660 000 т). На этом компания останавливаться не намерена. К 2030 г. ее мощности по производству СПГ вырастут минимум до 57 млн т в год. Всего к 2035 г. страна будет производить 120–140 млн т СПГ в год, говорил президент России Владимир Путин. Для сравнения: на середину 2019 г. СПГ-мощности Катара составляли 77 млн т, Австралии – 87 млн т, США – 46 млн т.

Дело ЮКОСа стало прологом к фактической национализации нефтяной отрасли. Далее «Роснефть» поглотила ТНК-BP, «Итеру» и «Башнефть».

Государственный «Газпром» тоже создает свой нефтяной бизнес. В 2005 г. он купил у Абрамовича «Сибнефть» (сейчас «Газпром нефть»). Позже «Газпром нефть» приобретает компанию Sibir Energy – владельца Московского НПЗ.

За минувшие 20 лет произошла консолидация нефтяной отрасли России. На компании, прямо и косвенно контролируемые государством, сейчас приходится более половины добычи, безоговорочный лидер с долей в 40% по итогам девяти месяцев 2019 г. – «Роснефть», хотя еще в начале 2000 гг. ее доля была всего 4%.

Трудно найти хоть одну страну в мире, правительство которой не было бы активно представлено в той отрасли, которая формирует существенную часть доходов в бюджет, объясняет помощник руководителя администрации президента России, бывший замминистра энергетики Кирилл Молодцов. «России не нужны тысячи держателей-рантье нефтяных активов, потому что они не будут конкурентны и с точки зрения достаточности капитала, необходимого для разработки месторождений, и с точки зрения себестоимости продукции, – считает чиновник. – В любом случае им придется обращаться к государству за льготами, в госбанки за финансированием, и эти запросы будут существеннее, чем у держателей крупных активов. В нефтяной отрасли масштаб имеет значение».

«Интерес государства к нефтяной отрасли – это вопрос контроля природной ренты и отчасти госконтроля над крупными финансовыми ресурсами из соображений политического характера», – рассуждает профессор Высшей школы экономики и член совета директоров «Роснефти» Олег Вьюгин. По его мнению, дальнейшая национализация отрасли выглядит наиболее вероятным сценарием. 

«Газпром» – рычаг Кремля

Формально государство никогда не теряло контроль над «Газпромом». Но в 1990-е гг., когда им руководил Рем Вяхирев, а премьер-министром России был бывший министр газовой промышленности СССР, основатель «Газпрома» Виктор Черномырдин, компания получила невиданную самостоятельность. У «Газпрома» был даже собственный стабилизационный фонд, освобожденный от налогов. У государства было 40% в компании, но 35% из этого пакета в 1994 г. были переданы в управление Вяхиреву. Договором предусматривался и опцион на выкуп 30%.

Дополняла картину потеря «Газпромом» внушительной части активов и экспортных рынков стран СНГ. Они в 1990-х были утрачены в пользу «Итеры» Игоря Макарова, что некоторыми воспринималось как признаки вывода активов.

В начале 2000-х гг. бывший тогда министром экономического развития и торговли Герман Греф предложил реформировать естественные монополии – РАО «ЕЭС России», Министерство путей сообщения (сейчас РЖД) и «Газпром». Общий принцип реформ был прост – отделить монопольные виды деятельности от конкурентных. Применительно к «Газпрому» это означало выделение трубы в самостоятельную компанию с равным доступом к ней и создание конкуренции в сфере добычи газа. Реформа подразумевала и крайне непопулярный шаг – либерализацию цен для конечных потребителей.

Предправления «Газпрома» Алексей Миллер был против реформы, о чем он и написал президенту России Владимиру Путину. После этого вопрос о целесообразности реформы был снят с обсуждения.

Альтернативой реформированию и либерализации газовой отрасли стал курс на ее огосударствление и контроль. В 2005 г. был принят закон, согласно которому государству в компании должно принадлежать не менее 50% плюс 1 акция. Формально завершить этот процесс получилось лишь в 2013 г.: госкомпания «Роснефтегаз» в несколько этапов выкупила 10,96% акций «Газпрома». В результате доля государства выросла до искомых 50,005%. А в 2006 г. принят закон об экспортной монополии «Газпрома».

«Государство категорически было не готово отпустить такой мощный рычаг влияния на экономику и внешнюю политику, едва ли не единственный оставшийся», – резюмирует директор энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Татьяна Митрова.

Действительно, газ для Кремля стал рычагом в международных переговорах. Яркий пример – конфликт с Украиной. В 2009 год обе страны вступали, не договорившись о ценах на поставку газа Украине и его транзит. Европа была в панике, ожидая дефицита топлива. Так и вышло. Сначала «Газпром» прекратил поставки газа на Украину, а 7 января и транзит через нее в Европу, обвинив Украину в воровстве газа. На урегулирование ситуации и возобновление поставок в Европу ушло почти две недели. 

Подписанные тогда контракты истекают через 2,5 месяца – 31 декабря. Пока «Газпрому» с «Нафтогазом» договориться ни о чем не удалось. Камнем преткновения являются судебные споры («Нафтогаз» выиграл в стокгольмском арбитраже иск на $5,4 млрд) и попытки «Газпрома» снизить зависимость от украинского маршрута строительством новых экспортных труб – «Северного потока – 2» и «Турецкого потока».

Существенным достижением «Газпрома» за последние годы можно считать выход на китайский рынок. Контракт с CNPC предполагает поставку более 1 трлн куб. м газа в течение 30 лет, она должна начаться уже в декабре этого года. Правда, контрактная цена до сих пор держится в секрете и экономическая эффективность соглашения с Китаем не очевидна.

Развитие российской газовой отрасли будет зависеть от экономической политики государства в целом, считает Митрова: «Пока признаков перемен не видно, менять политику по-прежнему не готовы. Но изменения внешних условий, мирового рынка настолько сильны, что в какой-то момент реформа может стать единственным выходом».

Едва ли на среднесрочном горизонте стоит ожидать каких-то кардинальных изменений, соглашается старший директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. «Государство опасается делать шаги, экономические последствия которых сложно просчитать, – объясняет эксперт. – Переход к рыночному ценообразованию, может быть, и помог бы более рациональному распределению ресурсов за счет конкуренции, но лишняя головная боль в виде непредсказуемых цен на газ государству не нужна». Хотя «точечные изменения возможны». Будет расти объем газа, который «Газпром» сможет продавать по нерегулируемым ценам, а какие-то отдельные компании в перспективе могут получить возможность экспортировать газ по трубе. «Но вряд ли это будет либерализация в истинном смысле этого слова», – заключает Маринченко. 

Автор
Виталий Петлевой, Артур Топорков
Автор фотографии
Reuters

Статьи

Правительство согласовало сделку по консолидации «Ростелекомом» Tele2

«Ростелекомом» Tele2. Об этом сообщили источник газеты «Коммерсантъ», знакомый…

Водоканал возглавил человек Ковальчика

Директором МУП «Водоканал» стал начальник Южной аэрационной станции Евгений…

«Дорогие штучки» с Тиной Канделаки: десять самых роскошных самолетов россиян

Миллиардеры — люди высокого полета, и крылья им нужны под стать. Если…

Бывший топ-менеджер «Просвещения» возглавил конкурирующее издательство

Новым гендиректором ООО «Издательский центр «Вентана-Граф», входящего в…

«Мастер пера»: Роман Абрамович – новый саратовский губернатор?

Популярный телеграм-канал «Мастер пера» - о визите в Саратовскую область…

Логинов ушел, чтобы остаться?

Как стало известно корреспонденту The Moscow Post, недавно ушедший в отставку с…

Аналитика

Анна Цивилева "утопит" деньги в Ванино?

Компания "Ванинотрансуголь", принадлежащая "Колмар груп", получит 34 млрд руб.…

Энергетики подали иск о банкротстве свердловской «дочки» Роскосмоса

Компания «ЕЭС-Гарант» потребовала банкротства свердловского «НИИМаша» из-за…

Миллиардер Лисин заплатил крупнейший налог с прибыли офшора

Основной владелец Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК), номер два в…

Прибыль «Русала» сократилась на 67%. Акции ушли в минус

Чистая прибыль «Русала» по итогам третьего квартала снизилась на 67,5% — с $597…

Миллиардера Рыболовлева "подсекут" на Кипре?

Бизнесмены, получившие гражданство в обмен на инвестиции лишаются гражданства.…

Патрушев залез в вагон Махмудова?

Бывший заместитель генерального директора по развитию шельфовых проектов «…

«Лента» начала расследование отравления 100 сотрудников в служебной столовой

 «Лента» начала служебное расследование причин массового отравления своих…

Супруги Мельниченко удвоили свои владения на Манхэттене

Супруга миллиардера Андрея Мельниченко купила пентхаус на одной из самых…

Хоккей и крабы. Где связь?

Ранее в СМИ сообщали о том, что только главный тренер команды Олег Знарок…

На Гуцериеве "траста" нет

Тяжёлые времена наступили для одиозного олигарха Михаила Гуцериева и его бизнес…

Согласованный "кидок" от Рельяна

На строительство БАМ и Транссиба привлекут военных. Может, хоть они воровать не…

Совет директоров ПАО "М.Видео" рекомендовал дивиденды за 9 месяцев в 33,37 рубля на акцию

Совет директоров ПАО "М.Видео" (группа "М.Видео-Эльдорадо", объединяет…

Минтранс РФ отменит приказ о переводе грузовых вагонов на кассетные подшипники

Такое решение было принято в четверг по итогам совещания у вице-премьеров РФ…

Гуцериев прибавил уголька

Как сообщает корреспондент The Moscow Post, промышленно-финансовая группа "…

Миллиардер из никелевых "трущоб"

Корреспондент The Moscow Post ознакомился с публикацией Business Insider про …