1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
$14.4
Михельсон Леонид ВикторовичМихельсон Леонид ВикторовичФридман Михаил МаратовичФридман Михаил МаратовичУсманов Алишер БурхановичУсманов Алишер БурхановичПотанин Владимир ОлеговичПотанин Владимир ОлеговичТимченко Геннадий НиколаевичТимченко Геннадий НиколаевичМордашов Алексей АлександровичМордашов Алексей АлександровичВексельберг Виктор ФеликсовичВексельберг Виктор ФеликсовичЛисин Владимир СергеевичЛисин Владимир СергеевичАлекперов Вагит ЮсуфовичАлекперов Вагит ЮсуфовичХан Герман БорисовичХан Герман БорисовичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичПрохоров Михаил ДмитриевичПрохоров Михаил ДмитриевичАбрамович Роман АркадьевичАбрамович Роман АркадьевичАвен Петр ОлеговичАвен Петр ОлеговичМахмудов Искандар КахрамоновичМахмудов Искандар КахрамоновичРашников Виктор ФилипповичРашников Виктор ФилипповичАбрамов Алексанр ГригорьевичАбрамов Алексанр ГригорьевичНесис Александр НатановичНесис Александр НатановичКантор Вячеслав ВладимироваичКантор Вячеслав Владимироваич
$2.2
Гуцериев Михаил СафарбековичГуцериев Михаил Сафарбекович

Гуцериевский «спрут»

Украинскую «дочку» российского Сбербанка покупает белорусская структура «англичанина» Саида Гуцериева, сына «крестного отца» совкового шоу-бизнеса и «человека мира» Михаила Гуцериева, при помощи «переговорщиков»-радикалов
Версия для печатиPDF-версия

Дают – бери, бьют – беги?    

То, что Сбербанку нужно было уходить с Украины, было ясно как белый день. Нет, конечно, отечественный финансовый гигант едва ли испугался оголтелых «махновцев», под выражением своих чувств к «агрессору» нашедших для себя очередное развлечение в виде осады российских отделений банков. В таких ситуациях серьезный бизнес, действующий на территории другого государства и вкладывающийся в это государство, всегда может рассчитывать на поддержку властей. Но не в этом случае.

Было заметно, что «махновцы» действуют без оглядки – значит, всем было известно, что есть команда силовым и прочих структурам безопасности в «процесс» не вмешиваться.

Команда могла быть дана только сверху – потому, вывод простой: или киевская верхушка, совершенно не думая о завтрашнем дне страны, чужими руками гонит «вражеские» банки прочь, или близкие к власти банкиры просто вытесняют сильных конкурентов. И тоже чужими руками – руками националистов, что стало уже даже как-то в порядке вещей. Правда, на Украине политика и бизнес переплелись настолько тесным клубком, что, в принципе, обе версии могут идти как «две в одной».

Есть еще один нюанс, который сейчас обсуждается в деловых кругах – те самые «близкие к власти» в Киеве банкиры могли быть родом вовсе и не с Украины. Они могли быть, откуда угодно – даже из… России.

Уже одно то, что главный, с 55%-ми, акций покупатель на украинский актив Сбербанка – выходец из семьи Гуцериевых, известных «ходоков» за чужим бизнесом, который испытывает те или иные проблемы, а значит, продаваемый по цене «сколько дашь», наводит на мысль о том, что безобразные выходки погромщиков являлись ни чем иным, как обыкновенной «артподготовкой» для снижения цены.

Ясно увидев, что на Украине ему ничего не светит, Сбербанк с этого рынка ушел бы в любом случае. Другое дело, как: пустым с котомкой на плече или хоть что-то взяв? Другое дело, почему Сбербанк не начал решать вопрос по уходу с украинского финансового рынка сразу после «крымской весны», когда мы в одночасье противопоставили себя всему миру и нажили на себя кучу санкций, в том числе, и со стороны Украины, и когда украинский Сбербанк по подсчетам специалистов в разные временные отрезки стоил от 450 до 680 миллионов долларов?

Было же ясно – что Киев будет эхом вторить всем западным санкциям и в любом случае не остановится, пока «духу русского» на земле украинской не останется. Но тогда Сбербанк то ли ждал у моря у погоды, то ли, пока «жаренный петух не клюнул», жадничал продавать налаженный бизнес. В итоге, жадность банкиров и сгубила – пришлось быстренько спихивать бизнес за «сколько дадут», выставив начальный ценник в сумму чуть ниже 170 миллионов. То есть, в ЧЕТЫРЕ раза меньше, чем это можно было сделать еще пару лет тому назад - и это не что иное как явный просчет руководства «сбера» и лично его главы Германа Грефа.

А ведь даже в то неспокойное, но все еще «золотое» для Сбербанка время, у Грефа была отличная возможность продать свое украинское детище. С предложением о покупке на «сбер» выходили глава правления ТАСкомбанка Сергей Тигипко и бывший совладелец Укрсиббанка Александр Ярославский. Да, стороны долго торговались – каждый тащил одеяло на свою сторону – но находясь на пике и даже уступив, скажем, с шестисот миллионов процентов десять, Сбербанк распрощался бы с «жевто-блакитной» с полумиллиардом долларов в «кармане». Тогда стороны не договорились. И вот все заново – но теперь условия диктовал покупатель.

Понятно ведь, что когда в газете появляется объявление о продаже, к примеру, автомобиля с припиской «продаю срочно», и продавец понимает, что цену придется скидывать, и покупатель видит вариант сэкономить. В нашем случае все точно так же – только с привлечением «посредников» без «царя в голове», зато с битами  в руках.

А для того, чтобы основной покупатель, несмотря на его «белорусско-английские» корни, не выглядел слишком уж российским, в младшие партнеры был выбран «англичанин» Григорий Гусельников со своим латвийским банком, который, давно и крепко занимает свое место в украинском бизнесе. Да и для Гуцериевых бывший президент гуцериевского Бинбанка, а ныне хозяин Norvik banka, человек отнюдь не чужой.

Так что, если вдруг местным радикалам снова станет скучно, от пары «Гуцериев-Гусельников, скорее всего, именно Гусельников, отрабатывая свои 45% покупки, будет «решать вопросы» с Киевом – в том смысле, чтобы при срабатывании «тревожной кнопки» все правоохранительные «незалежные» силы бросались на защиту «интернационального», практически «европейского» бизнеса, вкладывающего деньги в украинскую экономику.

Гусельников уже выполняет роль оратора этого тандема, на поднявшуюся шумиху вокруг предполагаемого «насильственного» снижения цены на сбербанковскую «дочку», объявивший всему свету, что погромщики сами по себе, переговоры по сделке сами по себе – а то, что по времени все как-то уж очень напоминало цепь одних событий, это, мол, не более, чем «совпадение».

И, тем не менее, это «совпадение», позволило Саиду Гуцериеву и Григорию Гусельникову купить украинский бизнес Сбербанка за 130 миллионов долларов, хотя согласно информации некоторых источников, изначально «сбер» хотел сорвать куш побольше – предположительно совокупный капитал украинских «дочек» Сбербанка на момент совершения сделки был около 170 миллионов долларов.

Но санкции официального Киева в отношении российских банков, введенные в середине марта плюс силовые акции радикалов, которые при этом заявляли, что это «еще цветочки», заставили покупателя цену сбить, тем паче, появился реальный покупатель. Тут уж не до жиру – продать и идти подобру-поздорову. В чужом «монастыре» больше делать было нечего.

Кстати, Сбербанк начал вести переговоры о возможности продажи своего украинского актива еще с конца прошлого года – а санкции на «сбер» упали лишь в марте. Правда, у Киева есть официальный повод для этого – заявление Сбербанка о возможности обслуживания клиентов с паспортами ДНР и ЛНР, но как-то уж все кстати. Видимо, цена, на которой настаивал Сбербанк, «потенциальным инвесторам» не нравилась – вот те и нашли метод ее сбить.

«Массовка» и главные роли

Что ж, надо думать, в самом Сбербанке после совершения этой на первый взгляд не очень выгодной для него сделки, все-таки вздохнули с облегчением. Какой бизнес можно вести в чужой стране, если высокопоставленные чиновники этой страны открыто говорили о том, что надеются на цивилизованный уход банков с российским госкапиталом с рынка, например через продажу бизнеса. Да и сам украинский бизнес у «сбера» шел хреновенько еще до санкций и погромов - по данным МСФО Сбербанка за 2016 год, банк получил на Украине в прошлом году убыток в 7,5 миллиардов рублей. Так что у Грефа и К было смутное опасение в том, что на такой хиленький нынче актив покупатели в очередь толпиться не будут.

Но тут же, словно по мановению волшебной палочки, на горизонте появляются давно украинский англичанин Гусельников и молодая поросль из клана Гуцериевых, давних охотников до «бизнесраспродаж». И главное, в этот раз от Киева не только никакого «табу» на переговоры – напротив, для покупателей были созданы все «условия» для того, чтобы именно они диктовали условия при обсуждении цены: санкции, погромы, советы местных политиков «уходить подобру-поздорову»… Значит, где-то в «близком кругу» все заинтересованные в этой сделке стороны заранее договорились об интересе каждой из сторон. Понятное дело, что на том кругу представителя Сбербанка не было – когда палачи обсуждают каким образом казнить приговоренного, последнего обычно на это обсуждение не зовут. Ему потом все скажут – по факту…

Конечно, Сбербанк, обслуживающий на Украине более миллиона физлиц и свыше 35 тысяч организаций, надеется, что до завершения всех формальностей по сделке, а это, как минимум, еще пара месяцев, офисы и отделения банка смогут исполнять свои обязательства перед украинскими клиентами – но это если им дадут работать.

Хотя, сейчас, когда уже ударили по рукам, и очень выгодно ударили (в частности, для клана Гуцериевых), с барского благоволения можно и разрешить напоследок поработать. Чтобы клиенты деньги совсем не позабирали. Ведь зачем начинать с нуля, когда бизнес отлажен, клиентов море – сменим вывеску, предположительно на «Новик банк», и зарабатывай себе на здоровье. Ведь, по уверениям многих экспертов, украинский Сбербанк – самое интересное из того, что принадлежит российским госбанкам на Украине. Да и сам Саид Гуцериев не раз говаривал, что «приобретаемый банк имеет прекрасную инфраструктуру: в его платформу предыдущим собственником - Сбербанком РФ - были вложены сотни миллионов долларов...».

Кстати, именно это могло усложнить его продажу – слишком уж велик кусок. Но именно этот кусок легко проглотил клан Гуцериевых вкупе с Гусельниковым. Можно сказать, что предпродажная подготовка была проведена на высшем уровне – только вот вышло так, что со стороны покупателей.

Где «нищие» миллиардеры берут деньги на банковский «шопинг»?

Есть еще один вопрос во всей этой финансово-политической истории – где Гусельников, которому еще в 2015-м с его, как многие называли, «Горе-банком», прочили банкротство, и младший Гуцериев, семья которого в кредитах, как в «шелках», взяли даже эти сравнительно небольшие для подобной сделки 130 миллионов долларов, которые по ее условиям, покупатели платят сразу?

Делать здесь можно лишь предположения – но, скажем так, едва ли далекие от истины. Во-первых, Гусельников. В России он известен не только как один из «оруженосцев» арестованного за взятки губернатора Кировской области Никиты Белых, но и как владелец «Вятка-банка». Поэтому по обоюдному интересу к сделке, но невозможности живой оплаты, стороны могли просто обменяться активами на противоположных территориях, взяв за основу оценку сделки в 130 миллионов долларов. Сбербанк получает под контроль еще один банк в России, Гусельников свои 45% в его украинском бизнесе.

«Такие операции, - как говорит советник президента ассоциации украинских банков  Алексей Кущ, - обычно проводят, когда определение капитализации активов осложнено многочисленными внешними либо внутренними факторами, а также в процессе вынужденной перегруппировки активов внутри группы». Как раз тот самый случай.

Что же касаемо Саида Гуцериева, который с одной стороны давно «в теме» бизнеса семьи (20% семейной доли в нефтяной компании «Нефтиса», по некоторым данным акционер российского Орского нефтеперерабатывающего завода плюс белорусские активы), а с другой является номинальным владельцем активов, практического участия в семейном бизнесе не принимая, в любом случае самостоятельно на такой шаг, как покупка украинского Сбербанка не пошел бы.

Наоборот – пойти на него он мог только с подачи папы. Исключительно с подачи папы. Вопрос – зачем тому это было надо? Вроде бы понятно – финансовый «хищник» Михаил Гуцериев увидел варианты, как можно забрать хороший кусок задешево, договорился с кем надо, подключил под сделку не слишком чистоплотного партнера – и дело в шляпе.

Да только ведь у клана Гуцериевых свободных денег – не так чтоб густо. Зато долгов – хоть обвесься ими. И вот здесь на память приходят события примерно девятилетней давности, когда тогдашний и нынешний глава Сбербанка Герман Греф замолвил в Кремле словечко за тогдашнего английского «беженца» Михаила Гуцериева о возможности возвращения того на родину в обмен на обратный выкуп когда-то проданной им Олегу Дерипаске «Руснефти» со всеми накопившимися на компании долгами.

Тогда «Русснефть» откровенно тонула, сбербанковский кредит в 7 миллиардов рублей грозил к кредитору не вернуться, а брать под свое крыло, по сути, разоренную компанию, Греф откровенно не хотел. И ту подвернулся Гуцериев – ребята ударили по рукам, и опальный олигарх вернулся домой – работать на себя и на «того дядю», выплачивая кредиты за опростоволосившегося Дерипаску и по сей день.

Так отчего бы Грефу и Гуцериеву-старшему не провернуть то же самое? С одним маленьким изменением – тогда Гуцериев подкатил к Грефу с предложением взять на себя обязательства по долгам в обмен на «святейшее прощение», а сейчас, скажем, наоборот. Сказать бы, что клан Гуцериевых фактически спас Грефа от позора – но продавать актив в четыре раза дешевле, чем держа нос по ветру, можно   было это сделать еще пару лет назад, это стыдобища даже для вчерашнего студента факультета экономики, вдруг ставшего у руля финансового учреждения. Выражаясь университетским языком – «неуд» по «специальности».

Конечно, если все произошло так, как мы предположили, Гуцериев мог бы Грефа и послать – но, во-первых, у нас в стране лучше не забывать, какому чиновнику и чем ты обязан – чревато, тем более, из тех дерипасовских миллиардов, за которые Гуцериев в свое время «дал зуб», несколько он Грефу до сих пор еще должен. Во-вторых, тот за них может и спросить – и прощай поднятая с колен «Русснефть» - забрать за долги чужой бизнес коллекторским структурам Сбербанка, что штангисту с гантелями размяться. А в-третьих, Герман Греф, видимо, давно держал старшего Гуцериева в запасе, помогая по мере сил, как в истории 2014 года с обвальным падением нефтяных котировок, когда буквально накануне обвала посоветовал олигарху продать нефтяные фьючерсы. Михаил Гуцериев совету «старшего друга» внял и во мгновение ока заработал почти миллиард долларов чистой прибыли.

Такие советы Герман Греф дает далеко не всем – и за них он вправе рассчитывать при крайней необходимости на ответную «любезность». Крайняя необходимость похоже наступила.

Ну, а то, что у Гуцериева могло не заваляться в кармане нескольких свободных десятков миллионов долларов – сие решаемо. Под то, чтобы Гуцериевы выкупили украинский Сбербанк, Сбербанк российский с удовольствием покупателя кредитует. Пускай это на самом деле пока лишь предположение – но ведь где-то под круг кредитованные-перекредитованные Гуцериевы постоянно берут «бабло» на скупку бизнесов? Ну, а то, что гуцериевские структуры должны кучу денег и самому Сбербанку, для Сбербанка не проблема – никто ведь еще не отменял правило «кредита для своих», когда один и тот же долг в разных ситуациях «коршуны» Германа Грефа, используя термины «плохой кредит» и «хороший кредит», могут превращать или в «отжим» чужого бизнеса или запросто перекредитовывать «хорошего должника», накладывая один новый кредит на старый. Но – только когда Сбербанку это ЗАЧЕМ-ТО НАДО! В данном случае сегодня «сберу» надо было выскользнуть с украинского финансового горизонта быстро и хоть с чем-то на «кармане», вместо того, чтобы уйти вчера, но спокойно и с высоко поднятой головой, да еще и с полной «мошной» за спиною.

Но ведь и такой расклад, выходит, кому-то был нужен… Что это - на самом деле недальновидность Грефа, как руководителя банка, или в убыточной все последние годы деятельности «сбера» на территории Украины был какой-то особый интерес уже «бизнесмена» Грефа? Когда в стране революция, война и чехарда в большинстве местных финансовых структур, а миллиардные транши киевских и прочих высокопоставленных чиновников должны приходить и уходить безостановочно – сгодится любая… «стиральная машина». Ну, а сейчас просто пришло время менять… бытовую технику…

Голосов пока нет