«Если мы теряем объемы добычи, то совершаем ошибку»

О том, какие перемены требуются в стратегии развития нефтяной отрасли, РБК+ рассказал Валерий Грайфер, председатель советов директоров ПАО «ЛУКОЙЛ» и ООО «РИТЭК».

— Правомерно ли говорить о том, российская нефтедобывающая отрасль сейчас на переломном этапе развития в связи с тем, что западносибирские месторождения близки к исчерпанию? Какой должна быть новая стратегия развития отрасли?

— При нынешних технологиях лишь 26% нефти добывается из пластов. Только в Татарстане, на Ромашкинском месторождении, где сосредоточены одни из лучших специалистов отрасли, этот показатель составляет 50%. Мы их хвалим, но ведь и в этом случае в «кладовой» остается половина. Ни в одном другом технологическом промышленном цикле не остается столько неиспользованных ресурсов.

Приведу такой пример. Много лет назад, в 1960–1970 годы, на Бавлинском месторождении в Татарстане нефтяники приняли решение остановить работу 50% фонда скважин и при этом не снижать объем добычи — технологии позволяли это делать. Таким образом хотели посмотреть, сколько нужно мощностей для того, чтобы отобрать всю нефть месторождения. Через 25 лет решили проверить, в каком состоянии законсервированные скважины. Откачав воду, увидели, что оттуда идет чистая нефть, хотя по всем оценкам месторождение должно было быть выработано.

— А как обстоит дело с отбором нефти из месторождений у крупнейших мировых компаний?

— Ни у кого нет технологий полного использования месторождения.

— Каким образом, по вашему мнению, нужно изменить стратегию развития отрасли?

— Могу так сказать: дорогие мои, берите в руки науку и добывайте те 80, 70 или 60%, которые недобрали. Тем более что речь идет о месторождениях, где уже есть коммуникации, электроснабжение, коллектив, который там работал и потом остался.

— Нужно ли в таком случае разрабатывать «новую нефть»?

— Безусловно, нужна новая, трудноизвлекаемая нефть. Вот сейчас ЛУКОЙЛ занимается такой нефтью в баженовской свите (верхнеюрских отложениях Западной Сибири), это залежи с запасами, по оценкам специалистов, в 150 млрд т нефти, что сравнимо с объемом всей отобранной нефти в период СССР. У ЛУКОЙЛа несколько месторождений с запасами баженовской свиты. Мы сейчас можем повторить историю успеха советской нефтяной промышленности. Но если мы будем использовать старые технологии, эти запасы могут в большинстве своем остаться в пласте.

— Какие технологии подойдут в данном случае?

— Компания РИТЭК предложила использовать технологию термогазового воздействия. Мы инициируем в пласте высокотемпературные окислительные процессы, в результате чего появляется тепловой газовый фронт повышенного давления, который вытесняет углеводороды в сторону добывающих скважин. Керновые исследования показали, что там, где прошел данный фронт, большая часть нефти мигрирует к забоям добывающих скважин. Промышленное испытание и совершенствование технологии мы проводим с 2009 года.

— Есть подобные технологии в мировой практике?

— Нет. А мы уже начали применять такую технологию в промышленной добыче.

— Насколько травматичен для окружающей среды такой метод?

— Это совершенно безопасный процесс с точки зрения воздействия на окружающую среду.

— Чего вы ждете от государства в отношении стратегии развития отрасли?

— Нефтяная промышленность требует объединения многих наук, практик, разного опыта. И я согласен с теми, кто говорит, что нужно все науки задействовать в интересах развития нефтяной промышленности. Но сейчас этого нет. Когда президент Владимир Путин побывал вместе с Вагитом Алекперовым (президент ПАО «ЛУКОЙЛ». — РБК+) на платформе по добыче нефти в акватории Каспия, он подтвердил, что добыча углеводородов — наукоемкий процесс. Платформа — показательный случай: например, ее приходится защищать от льда, который осаждается по всему периметру. Для того чтобы обеспечить работу платформы, нужны знания из разных областей.

— Что для вас неприемлемо в том, как развиваются события в отрасли и вокруг нее?

— Неприемлемо повальное представление о том, что нефтяная отрасль бесперспективна. В последнее время сформировалось отношение к нефтяной промышленности как к чему-то уже ненужному, убыточному. Я слышал даже такое выражение: нефть — это «надсада экономики». А как быть с тем, что на смену металлу, другим материалам должны прийти полимеры? Без нефти ничего этого не будет. Не зря ЛУКОЙЛ начал реализацию строительства предприятий нефтехимии — это завтрашний день экономики. Чтобы вы ни делали, без нефти не обойдетесь. Если мы теряем объемы добычи, то совершаем ошибку.

— Впервые за долгое время с 2017 года добыча действительно снижается.

— Да, для того, чтобы не снижались ценовые показатели, было принято такое решение — Россия приостановила добычу по соглашению с ОПЕК. Надо признать, что люди рабочих специальностей были, мягко говоря, недовольны этим. Их можно понять: процесс добычи идет круглые сутки, включая праздники и выходные. За все 160 лет нефтяной промышленности России не было ни одного дня и даже часа, когда нефтяная промышленность не вышла бы на работу, включая Первую мировую и Великую Отечественную войны. 

Автор
РБК
Автор фотографии
polit_ru

Статьи

«Сафмар» закольцевал дивиденды

Холдинг «Сафмар Финансовые инвестиции», единственный акционер НПФ «Сафмар»,…

«Звезда» испытывает перегрузки

Как стало известно “Ъ”, дальневосточная верфь «Звезда» (управляется…

Дальний Восток ставит вопрос бревном

Лесная промышленность на Дальнем Востоке находится в глубоком кризисе,…

"Хевел" ввела в Бурятии гелиостанцию за 1,3 млрд рублей

Прогнозируемый объем выработки электроэнергии составит 20 млн кВт.ч в год, что…

В «Бурятзолото» отреагировали на скандальную статью об офшорах в Великобритании

На днях информагентство «УтроNews» сообщило, что активы ПАО «Бурятзолото»,…

«Яндекс» готовится заключить одну из крупнейших сделок на офисном рынке

 «Яндекс» ищет еще один офис, рассказали «Ведомостям» три консультанта,…

Аналитика

Михаил Фридман и его партнер по “Альфа-групп” усиливают свои позиции в Киеве через “Бабий Яр”

В наблюдательный Совет Мемориального центра Холокоста “Бабий Яр” вошла…

Бесплодное "древо" Дерипаски

По информации корреспондента The Moscow Post, на месте краснодарского…

«Бурятзолото»: продать нельзя оставить

Как передаёт корреспондент  УтроNews, подтверждается версия нашего издания,…

У Алексея Мордашова прогнозируют 30%-ный рост потребления стального проката в российском строительстве

К 2030 г. потребление стального проката строительной отраслью в России может…

«Мегафон» открывает магазины нового формата с игровой зоной

Оператор модернизирует ритейл и пытается привлечь новых абонентов Experience…

«У нас немного другая линия мышления»

В феврале «Еврохим» Андрея Мельниченко впервые возглавил иностранец — главным…

Фридман приберет мусор "к рукам" через Кацыва и Грефа?

Как сообщают источники The Moscow Post, на работу в инвестиционное…

Фридман "обломает зубы" на мусоре?

Как сообщают источники The Moscow Post, на работу в инвестиционное…

Офшоры и активы олигарха Виктора Рашникова: расследование

 «Олигарх Виктор Рашников оказался самым настоящим офшорником. Этот «патриот»…

ВЕКСЕЛЬБЕРГ ПРОВЕЛ В СОВЕТ ДИРЕКТОРОВ «РОССЕТЕЙ УРАЛ» ПРЕДСТАВИТЕЛЯ «Т ПЛЮС»

Сегодня в Екатеринбурге состоялось внеочередное собрание акционеров «Россети…

Акционеры Кольцово получат более 521 млн рублей промежуточных дивидендов

Акционеры ПАО «Аэропорт Кольцово» (входит в холдинг «Аэропорты регионов») на…

«Лента» решила конкурировать с экспресс-доставкой «Яндекс.Лавка»

Розничная сеть «Лента» будет развивать экспресс-доставку продуктов — сервис «…

Абызов на нарах ждет Пингасова?

Вместе эта парочка могла провернуть не одну мошенническую операцию, особенно с…

В чем сила «Силы Сибири»

 «В чем сила, брат?» По версии героя Виктора Сухорукова, она в деньгах. Если…

Лисин — в офшоры, рабочих — на улицы?

Как передаёт корреспондент УтроNews, ассоциация «Русская сталь» — главное лобби…