1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
$14.4
Михельсон Леонид ВикторовичМихельсон Леонид ВикторовичФридман Михаил МаратовичФридман Михаил МаратовичУсманов Алишер БурхановичУсманов Алишер БурхановичПотанин Владимир ОлеговичПотанин Владимир ОлеговичТимченко Геннадий НиколаевичТимченко Геннадий НиколаевичМордашов Алексей АлександровичМордашов Алексей Александрович
$10.5
Вексельберг Виктор ФеликсовичВексельберг Виктор ФеликсовичЛисин Владимир СергеевичЛисин Владимир СергеевичАлекперов Вагит ЮсуфовичАлекперов Вагит ЮсуфовичХан Герман БорисовичХан Герман БорисовичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичПрохоров Михаил ДмитриевичПрохоров Михаил ДмитриевичАбрамович Роман АркадьевичАбрамович Роман АркадьевичАвен Петр ОлеговичАвен Петр ОлеговичМахмудов Искандар КахрамоновичМахмудов Искандар КахрамоновичРашников Виктор ФилипповичРашников Виктор ФилипповичАбрамов Алексанр ГригорьевичАбрамов Алексанр ГригорьевичНесис Александр НатановичНесис Александр НатановичКантор Вячеслав ВладимироваичКантор Вячеслав ВладимироваичГуцериев Михаил СафарбековичГуцериев Михаил Сафарбекович

Что не получилось у реформаторов РАО ЕЭС

Экономист Владимир Милов об итогах реформы российской энергетики
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star

Анатолий Чубайс в своей статье «Чем закончилась реформа РАО ЕЭС»ожидаемо защищает итоги реформирования российской электроэнергетики. Но его текст больше похож на годовой отчет на коллегии Минэнерго СССР – там много слов о низкой аварийности, надежности, строительстве новых мощностей. Осмелюсь напомнить, что реформа затевалась не для этого – она затевалась для создания конкурентного рынка электроэнергии, который в России в итоге так и не возник. Конкурентный рынок должен был сбалансировать цены, привлечь инвесторов – но в итоге мы получили манипулятивный олигопольный рынок с постоянно растущими ценами, оплачиваемый потребителями колоссальный избыток мощностей и полное отсутствие интереса новых инвесторов к отрасли.

Для потребителей электроэнергии нет ничего важнее цен. С ценами все получилось совсем плохо. Если в 2006 г. средняя цена электроэнергии для промышленных потребителей в России составляла 3,50 цента за 1 кВт ч по курсу того периода, а в США – 6,16 цента (сравниваются данные Росстата о средних ценах производителей промышленных товаров и данные Energy Information Administration, Electric Power Monthly. – В. М.), то уже в 2013 г. наша цена для промышленности выросла до 6,90 цента за 1 кВт ч, опередив американскую (6,82 цента). Потом последовала бешеная девальвация рубля, осложнившая межстрановые сопоставления, – видимо, слова Чубайса, что наши цены ниже американских на 12%, учитывают поправку на девальвацию. Но даже с учетом этого фактора динамика тут не очень хорошая: если в 2016 г. девальвация обесценила электроэнергию для промышленности в России до 3,5 цента за 1 кВт ч, то в 2017 г. цена составила уже 5,6 цента, стремительно приближаясь к отметке 2013 г., когда мы обогнали США по дороговизне электроэнергии для промышленности (хотелось бы, конечно, обогнать их в чем-то другом).

Мне не кажется оправданной гордость Чубайса, что у нас электроэнергия сильно дешевле, чем в Европе: европейская электроэнергетика работает во многом на импортном топливе и там до сих пор не завершен процесс реформы монопольных национальных энергорынков. Если бы в начале 2000-х гг. реформаторы обещали правительству такой скромный результат, как «цены всего лишь пониже самых дорогих стран Европы», то их с таким целеполаганием просто послали бы подальше. А вот США с их конкурентными рынками топлива и электроэнергии гораздо более релевантный пример: там цены вот уже более десятилетия стабильно держатся на уровне 6–7 центов за 1 кВт ч.

На таком неприятном ценовом фоне рассуждать об успехах реформы по меньшей мере странно. Конечно, главная причина удорожания электроэнергии – глубоко ошибочная ставка правительства на сохранение монопольной структуры газовой отрасли и принятие в 2007 г. программы доведения внутренних цен на газ до самого дорогого в мире бенчмарка – экспортных цен на газ для континентальной Европы. Если бы «Газпром» был разделен и был создан конкурентный рынок газа, электричество в России стоило бы заметно дешевле.

Но не только в этом дело. Российский энергорынок оказался олигопольным – 55% установленной мощности здесь контролируют четыре связанные с государством компании («Газпром энергохолдинг», «Интер РАО», «Русгидро», «Росатом»), а еще порядка 20% – три крупные бизнес-группы Олега Дерипаски, Виктора Вексельберга и Андрея Мельниченко. В совокупности это почти три четверти мощности (в тех же США пять крупнейших энергокомпаний контролируют только 20% мощностей).

Было крайне странно читать, когда Чубайс попытался покритиковать меня за якобы неверный прогноз по этому поводу. В своей статье 2008 г. («Незавершенная работа» – «Ведомости», 25.06.2008) я писал о рисках скупки генерации рядом крупных игроков рынка (прежде всего «Газпромом»): «Есть высокая вероятность, что после ухода Чубайса эти игроки используют свои высокие лоббистские возможности, быстро перетряхнут и структуру компаний, укрупнив их, и модель рынка электроэнергии». Чубайс пишет: «Эти прогнозы не сбылись». Да почему не сбылись-то? Из изначально запланированных 10 оптовых (ОГК) и 14 территориальных (ТГК) генерирующих компаний сейчас фактически действуют только 5 ОГК и 7 независимых от них ТГК. Структура генерации резко укрупнилась. «Газпром» скупил ОГК-2, ОГК-6, ТГК-1, «Мосэнерго»; «Интер РАО» (председатель совета директоров – Игорь Сечин) – ОГК-1, ОГК-3, ТГК-11 («Газпром» и «Интер РАО» тут же свою генерацию консолидировали). Что ж тут не сбылось-то, смею спросить?..

В отрасль за десятилетие так и не пришли никакие новые инвесторы. Немецкая Uniper (ОГК-4), итальянская Enel (ОГК-5) и финская Fortum (ТГК-10) купили эти компании более 10 лет назад, и это лишь 10% всех мощностей. Ни одного крупного входа частных инвесторов на энергорынок с момента ликвидации РАО ЕЭС не было – были только консолидации компаний под контролем госструктур. Это оглушительный провал идеи открытия отрасли для частного капитала.

Энергореформа: Риски мнимые и реальные

Помимо олигопольной структуры рынка мы, на мой взгляд, имеем дело еще и с очевидным «захватом регулятора» (regulatory capture): когда государственные регуляторы рынка (в широком смысле слова – от курирующего вице-премьера до целого блока профильных ведомств) фактически действуют не в интересах потребителей, а в сговоре с несколькими крупными игроками рынка и в их интересах. Невероятный избыток мощности почти в 100 ГВт, оплачиваемый потребителями, – прямое следствие сговора крупных бизнес-групп с кэптивным регулятором, обеспечившего выгодное исключительно генераторам и невыгодное стране решение о внедрении «рынка мощности», и теперь мы вынуждены оплачивать все эти ненужные 100 ГВт. Чубайс как-то стеснительно обходит вниманием корни этой проблемы, рассуждая в духе «ну, так получилось». Убежден, что это получилось не случайно: механизм оплаты десятков гигаватт ненужных потребителям мощностей был сознательно внедрен в результате сговора крупных игроков и регуляторов (решения об этом открыто принимались на совещаниях в правительстве) и никто не посмел этому перечить. Более того, сейчас, вместо того чтобы снизить цены на избыточные мощности, как ранее было обещано, нам пытаются навязать новый механизм оплаты прихотей генераторов в виде так называемого ДПМ-2, о котором Чубайс упоминает лишь вскользь.

Никто не ожидал экономического кризиса, поэтому так чрезмерно много наинвестировали? Да ладно, я еще в 2011 г. написал для Московского центра Карнеги статью «Российская экономика: состояние неопределенности», где говорил о предстоящем России минимум десятилетии стагнации, – и я был такой далеко не один. После кризиса 2008 г. отсутствие механизмов дальнейшего роста в той неэффективной дирижистской экономической модели, которая сформировалась при Путине, было очевидно многим.

Сложились большие избыточные мощности? Так рыночные механизмы должны обеспечивать закрытие неэффективных станций и их вывод с рынка, чтобы потребители все эти излишки не оплачивали! Ведь ровно это и предполагали концепции реформы, разрабатывавшиеся в начале 2000-х гг. А почему избыточные мощности не выводят и мы продолжаем все это оплачивать? Да потому, что конкурентного рынка нет, а есть олигополия в сговоре с кэптивным регулятором. Не только не выведут лишние мощности, а еще сейчас на всех нас повесят и оплату пресловутого ДПМ-2 – потому что мы хорошо знаем, как в самых разных отраслях пригретые государством монополии и олигополии издеваются над нами, потребителями.

Вот такие «итоги реформы». Давайте не прятать все эти неприглядные антиконкурентные эффекты за рассуждениями о надежности и цифрами вводов мощностей, уважаемый Анатолий Борисович, – мы не в Минэнерго СССР. Буду рад вас видеть в своей еженедельной программе на канале «Навальный-live» и обсудить все это очно, если вы готовы к диалогу на эту тему.

Автор — заместитель министра энергетики в 2002 г., ведущий передачи «Где Деньги?» на канале Навальный-live

Автор
Владимир Милов
Автор фотографии
topwar_ru

Популярные материалы

09-03-2014
Сильные мира сего не лишены слабостей. Особенно, если дело касается женщин. …
06-07-2018
Олигарх Сулейман Керимов, томившийся под домашним арестом на Лазурном Берегу,…
18-08-2016
Владимир Путин пригрозил энергохолдингу "Т Плюс" Виктора Вексельберга…
22-02-2018
Личная жизнь миллиардера Владимира Потанина долгое время была  главной темой на…
10-10-2016
Совкомбанк приобрел 100% акций Меткомбанка у подконтрольной Алексею Мордашову "…

Выбор редакции

19-06-2018
На тесной Рублевке, казалось бы, трудно обнаружить новую престижную…
18-06-2018
Госкорпорация «Газпром» из национального достояния и выгодного источника для…
16-04-2018
Основной владелец группы компаний «Ренова» Виктор Вексельберг, попавший под…
06-04-2018
Михаил Прохоров продает 49% акций баскетбольного клуба Brooklyn Nets…
06-12-2017
У него есть все — у российского олигарха Романа Абрамовича. Предположительно 10…

Неординарные личности весь архив

12-07-2018
Игорь Чуян покинул пост руководителя Росалкогольрегулирования (РАР), который он занимал с момента образования службы. На его место назначен Игорь Алешин, возглавлявший до этого ФКП «Союзплодоимпорт…
12-07-2018
Шеф-редактор издательского дома «Коммерсантъ», главный редактор газеты «Коммерсантъ» Сергей Яковлев покинет свой пост по личным обстоятельствам. Гендиректор издательского дома Владимир Желонкин…
12-07-2018
Схема реализации проекта транспортно-пересадочного узла (ТПУ) на Перми II претерпит изменения. Власти Прикамья хотят получить в собственность региона «Товарный двор» и за счет его застройки окупить…
11-07-2018
Хедж-фонд Elliott Management забрал во владение Милан, который принадлежал китайскому бизнесмену Йонгхонгу Ли В официальном заявлении сообщили, что футбольный клуб передали под управление…
11-07-2018
Мир снова стоит на пороге торговой войны, а возможно, и новой рецессии, предупреждает основной акционер «Северстали» Алексей Мордашов в колонке для Forbes. Человечество, по мнению господина…

Политическая аналитика весь архив

13-07-2018
Президента группы компаний «Ренова» Виктора Вексельберга, состояние которого «Форбс» оценил в $14,5 млрд, минфин США включил в санкционный список США еще в апреле. Тогда же в США были заблокированы…
12-07-2018
ПАО «Меткомбанк» (зарегистрирован в Свердловской области, входит в ГК «Ренова») выплатил доход владельцам акций за 2017 год. В корпоративных материалах банка сказано, что на дивиденды было направлено…
12-07-2018
Американские санкции нанесли серьезный удар по бизнесу алюминиевого короля России. Олег Дерипаска вынужден распродавать свои активы. Долю в своем строительном бизнесе миллиардер передал Юрию Чечихину…
12-07-2018
“Ъ” выяснил подробности предложения по слиянию энергоактивов, сделанного «Газпром энергохолдингу» группой «Ренова» Виктора Вексельберга. Бизнесмен, попавший под санкции США, хочет передать крупнейшую…
12-07-2018
До истечения срока в полночь оставалось всего несколько часов, а свет в окнах Министерства финансов США все еще горел. Конгресс США, недовольный бездействием Белого дома по поводу вмешательства…