1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
$14.4
Михельсон Леонид ВикторовичМихельсон Леонид ВикторовичФридман Михаил МаратовичФридман Михаил МаратовичУсманов Алишер БурхановичУсманов Алишер БурхановичПотанин Владимир ОлеговичПотанин Владимир ОлеговичТимченко Геннадий НиколаевичТимченко Геннадий НиколаевичМордашов Алексей АлександровичМордашов Алексей АлександровичВексельберг Виктор ФеликсовичВексельберг Виктор ФеликсовичЛисин Владимир СергеевичЛисин Владимир СергеевичАлекперов Вагит ЮсуфовичАлекперов Вагит ЮсуфовичХан Герман БорисовичХан Герман БорисовичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичРыболовлев Дмитрий ЕвгеньевичПрохоров Михаил ДмитриевичПрохоров Михаил Дмитриевич
$7.6
Абрамович Роман АркадьевичАбрамович Роман АркадьевичАвен Петр ОлеговичАвен Петр ОлеговичМахмудов Искандар КахрамоновичМахмудов Искандар КахрамоновичРашников Виктор ФилипповичРашников Виктор ФилипповичАбрамов Алексанр ГригорьевичАбрамов Алексанр ГригорьевичНесис Александр НатановичНесис Александр НатановичКантор Вячеслав ВладимироваичКантор Вячеслав ВладимироваичГуцериев Михаил СафарбековичГуцериев Михаил Сафарбекович

Крепнущие магнаты России

Анализ крупнейших российских неправительственных компаний показывает, что "85% ценностей контролируется всего восемью группами акционеров"
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star

Борис Березовский, наиболее прямолинейный в своих высказываниях российский "олигарх" середины 1990-х годов, когда-то утверждал, что он и несколько других магнатов с хорошими связями контролируют половину российской экономики. Это было неправдой, но с точки зрения паблисити это было хорошо. Теперь, однако, мечта г-на Березовского начинает осуществляться - пусть и в его отсутствие, поскольку он рассорился с президентом Владимиром Путиным и бежал из России 2 года назад.

По словам Питера Буна (Peter Boone) и Дениса Родионова из московского инвестиционного банка "UBS Brunswick Warburg", анализ крупнейших российских неправительственных компаний показывает, что "85% ценностей контролируется всего восемью группами акционеров". Концентрация собственности в России сегодня настолько велика, что некоторые аналитики начинают поговаривать о "шэболизации" (chaebolisation) российской экономики - сравнивая рост могущества конгломератов в России с подъемом, начиная с 1960-х годов, финансово-промышленных группировок, так называемых "шэболов" (chaebol), в Южной "Корее. Если это так, тогда это неоднозначная новость для России. Система шэболов в Южной Корее оказалась хорошей для индустриального роста, но плохой для корпоративного управления и склонной к крахам, когда она чрезмерно расширилась.

Сегодняшние российские магнаты включают тех, кто выжил из поколения г-на Березовского, например, Михаила Ходорковского, главу нефтяной компании "Юкос", Владимира Потанина, босса металлической компании и промышленной группы "Интеррос", и Михаила Фридмана, главу банковско-промышленной группы "Альфа". Затем идут сравнительные новички, такие, как Олег Дерипаска и его союзник Роман Абрамович, совладельцы группы "Русский Алюминий". Г-н Абрамович владеет также преобладающей долей нефтяной компании "Сибнефть" и четвертью активов "Аэрофлота". Г-н Дерипаска контролирует "ГАЗ", второй по величине российский автомобильный завод, и еще несколько заводов по производству автобусов.

В российских нефтяной, сталелитейной, алюминиевой, никелевой, автомобильной индустрии и в тяжелом машиностроении уже господствуют новые магнаты. В настоящее время они подбираются к последним базовым секторам, таким, как угледобывающая промышленность и лесозаготовительная и деревообрабатывающая промышленность. Новым угольным королем, очевидно, станет Андрей Мельниченко, молодой московский банкир, который близок к заключению сделки, дающей ему контроль над крупными угледобывающими предприятиями в Красноярском крае. Присовокупив эти предприятия к принадлежащим ему угольным шахтам вокруг озера Байкал, г-н Мельниченко сделает свою группу МДМ крупнейшим угледобытчиком России.

Вовсю идет борьба за контроль над лесозаготовительной и деревообрабатывающей промышленностью. Здесь главным претендентом на господство является г-н Дерипаска, который, как говорят, объединяет свои ресурсы с Владимиром Коганом, санкт-петербургским банкиром, чтобы создать могущественную новую холдинговую компанию.

Сельское хозяйство тоже привлекает магнатов, особенно с тех пор, как г-н Путин в этом году подписал закон, разрешающий впервые после революции 1917 года частное владение сельхозугодьями по всей России. Группа "Интеррос" г-на Потанина, главной собственностью которой является комбинат "Норильский Никель", уже является одним из крупнейших в России владельцев поголовья крупного рогатого скота.

Последними крупными призами для магнатов станут газовая и электрическая индустрии, пока еще в основном принадлежащие находящимся под контролем государства монополиям. Электрическая монополия "Единые энергетические сети (ЕЭС) России" через 2 года должна быть поделена надвое. Если это пройдет хорошо, неизбежно возрастет давление в пользу раздела газовой монополии "Газпром".

Г-н Бун и г-н Родионов проанализировали, кто владеет 64 крупнейшими российскими компаниям, товарооборот которых в 2000 году составил 109 млрд. долл. США. Выяснилось, что 47 млрд. долл. приходится на контролируемые государством компании, главным образом "Газпром" и ЕЭС. Находящиеся в частных руках компании имели товарооборот 62 млрд. долл., что составило 25% валового внутреннего продукта (ВВП). Восемь групп инвесторов и менеджеров контролировали компании, на долю которых пришлось 85% указанной суммы товарооборота.

Это существенная перемена по сравнению с начальным периодом российской приватизации в 1992-1994 годах. Заводы и фабрики продавались индивидуально, при этом рядовые работники предприятий получили в среднем около 50% акций, руководители - около 9%, а правительство и прочие внешние вкладчики - 41%.

Консолидации промышленности и концентрации собственности способствовали три главных фактора. Первый фактор - сразу же выявившаяся тенденция среди руководителей предприятий покупать по дешевке акции у своих работников, нередко используя для этого фонды компании. Далее идут печально известные "займы под акции" 1995-1996 годов, когда российское правительство разрешало незначительному числу финансистов выкупать крупнейшие государственные нефте- и угледобывающие предприятия за очень небольшие суммы. Преследовалась цель создать бизнес-элиту, лояльную президенту Борису Ельцину, который стремился к переизбранию на этот пост. Финансисты, которым оказывалось предпочтение, стали именоваться "олигархами".

Третий крупный передел собственности наступил после дефолта и девальвации в России в августе 1998 года. Иностранные инвесторы и обанкротившиеся российские банки продали свои пакеты акций российских промышленных компаний. Магнаты, контролировавшие экспорт нефти и других природных ресурсов, имели наличные, чтобы купить эти авуары на аукционах по бросовым ценам.

Сегодня господство магнатов усиливается благодаря неразвитости российской банковской системы. Нехватка кредитов затрудняет новичкам в бизнесе мобилизацию наличных средств для покупки новых предприятий и инвестирования в развитие отрасли. "Нет каналов для трансферта денег из богатых компаний в другие секторы экономики", - говорит Андрей Костин, глава государственного "Внешторгбанка".

Еще одним фактором, сдерживающим появление новых конкурентов, является вес бюрократии и коррупции, которая удушает малый бизнес в России. Крупные магнаты, напротив, имеют деньги и влияние, чтобы противостоять правительству. Роланд Нэш (Roland Nash), глава исследовательской группы московского инвестиционного банка "Ренессанс-Капитал", видит большие возможности "диктата цен, в лучшем случае, и политических манипуляций - в худшем" как одну из главных потенциальных угроз для России от чрезмерной концентрации собственности.

Не совсем справедливо сравнивать конгломераты России с южнокорейскими шэболами, говорит Кристофер Гранвиль (Christopher Granville), стратег московской брокерской фирмы "Объединенная Финансовая Группа", потому что российское правительство играет куда меньшую роль в промышленной политике. Оно не командует направлением инвестиций и кредитов в частный сектор, как это делало южнокорейское правительство.

Однако данное сравнение отражает степень концентрации собственности в России, которая напоминает концентрацию в Южной Корее в середине 1990-х годов. В то время, по данным Международного валютного фонда (МВФ), 30 крупнейших шэболов владели двумя третями 100 крупнейших производственных фирм и производили 16% ВВП страны. Южнокорейская система шэболов позволила добиться быстрого роста экономики в период начала 1960-х годов - конца 1990-х годов путем мобилизации инвестиций и импорта управленческого мастерства. В России тоже рост конгломератов с 1998 года способствовал росту инвестиций в промышленность и выпуска продукции.

В силу этих причин концентрация собственности пока еще не занимает приоритетного места в списке забот правительства России. Один кремлевский чиновник говорит, что, если Россия сумеет достичь темпов роста Южной Кореи, то о проблемах она станет беспокоиться позднее. Вполне может быть, как считает г-н Бун, что концентрация собственности станет меньше по мере роста новых секторов промышленности и услуг в России и увеличения иностранных инвестиций. Некоторые магнаты могут начать продавать свои авуары, когда цены на них вырастут.

Другие аналитики не так безмятежны. Евгений Гавриленко, главный экономист другого московского инвестиционного банка, "Тройка-Диалог", предлагает обратиться к истории России в последние 30 лет существования Советского Союза, с 1961 по 1991 годы, когда инвестиции удвоились как доля ВВП, но рост экономики прекратился. Главной проблемой было неправильное распределение инвестиционных ресурсов.

Сегодня, говорит г-н Гавриленко, темпы роста и доля инвестиций в ВВП в России аналогичны тем, которые были в начале 1960-х годов. Россия стоит "на перепутье", говорит он. Если она сумеет создать сильную банковскую систему для эффективного распределения инвестиционных ресурсов и понизить барьеры для нового бизнеса, чтобы стимулировать максимум конкуренции, тогда она еще сможет достичь высокого и длительного экономического роста. Если нет, говорит он, тогда очередной экономический кризис "станет неизбежным".

Автор
"The Financial Times", Великобритания
Автор фотографии
savage-garden.diary.ru

Популярные материалы

18-08-2015
Давно подмечена одна странность: «великому и ужасному» борцу с коррупцией…
12-05-2014
Инсайдерскую информацию о проблемах Абрамовича «слил» на своем ФБ российский…
10-01-2017
«Акрон» ведет переговоры с банками по привлечению проектного финансирования в…
17-12-2015
Влиятельные люди России нередко живут в стиле восточных султанов, имея…
05-12-2017
Генеральный директор компании «Норникель» Владимир Потанин во время встречи с …

Выбор редакции

19-06-2018
На тесной Рублевке, казалось бы, трудно обнаружить новую престижную…
18-06-2018
Госкорпорация «Газпром» из национального достояния и выгодного источника для…
16-04-2018
Основной владелец группы компаний «Ренова» Виктор Вексельберг, попавший под…
06-04-2018
Михаил Прохоров продает 49% акций баскетбольного клуба Brooklyn Nets…
06-12-2017
У него есть все — у российского олигарха Романа Абрамовича. Предположительно 10…

Неординарные личности весь архив

23-06-2018
Владимир Евтушенков может оказаться следующим российским миллиардером, чья фамилия окажется в санкционном списке Минфина США. Провести расследование в отношении предпринимателя и подконтрольных ему…
22-06-2018
В Воркуте начали готовить площадку под строительство храма святой великомученицы Варвары в память о погибших горняках и горноспасателях. В заполярный город уже доставлен деревянный сруб будущего…
22-06-2018
Нижегородский ХК «Торпедо» при недостаточной бюджетной и спонсорской поддержке в последние годы накопил просроченную кредиторскую задолженность почти на полмиллиарда рублей. Новое руководство клуба…
22-06-2018
Опыт показывает, что любая компания, вовлеченная в международные торговлю, финансы, инвестиции, не может позволить себе просто не соблюдать санкции. Но как при этом не развязать войну всех против…
22-06-2018
Всего «Лукойл» направит на дивиденды 44% прибыли 2017 года по МСФО, которая составила 419 млрд рублей. На долю Вагита Алекперова и Леонида Федуна придется $1077 млн Собрание акционеров «Лукойла» 21…

Политическая аналитика весь архив

22-06-2018
На должность генерального директора «Магнита» избрана Ольга Наумова — бывший гендиректор сети «Пятерочка». Об этом сообщается в материалахкомпании. С госпожой Наумовой заключили контракт на три года…
22-06-2018
На «Русал» приходится около 14% производства алюминия за пределами Китая, при этом основные объемы компания экспортирует в Европу и Северную Америку, и продажи металла на эти рынки в обход санкций…
21-06-2018
Спикер заксобрания Кемеровской области написал заявление в прокуратуру с просьбой проверить деятельность фонда "Милосердие". В кого целился Тулеев на самом деле? Аман Тулеев, председатель…
21-06-2018
В полицию обратился Алексей Постригайло, который рассказал о хищениях продукции "Разреза Аршановский". К ним могут иметь отношение депутат Госдумы Глеб Хор и олигарх Искандер Махмудов? На угольном…
21-06-2018
с Цех стальных фасонных профилей компании Северсталь-метиз (метизный сегмент компании Северсталь) в мае 2018 г. установил рекорды по валовому производству — 2,923 тыс. т — и отгрузке готовой…